Петербургский дневник, Тургенев Николай Иванович, Год: 1824

Время на прочтение: 362 минут(ы)
Дневники и письма Николая Ивановича Тургенева. Т. IV: Путешествие в Западную Европу. 1824-1825
СПб.: Нестор-История, 2017. — (Архив братьев Тургеневых. Вып. 7).

<Петербургский дневник>

Содержание

Книга четырнадцатая
I. Рига — Берлин — Дрезден
II. Карлсбад — Мариенбад — Регенсбург — Мюнхен
III. Верона — Венеция
IV. Флоренция
Книга пятнадцатая
I. Флоренция — Пиза — Флоренция
II. Рим
III. Неаполь — Сицилия — Неаполь
IV. Рим — Болонья — Флоренция — Генуя — Милан — Венеция — Триест
V. Вена — Прага — Карлсбад

<ПЕТЕРБУРГСКИЙ ДНЕВНИК>

13 января. 1824. Воскр<есенье>. Полдень. Я не делал обозрения прошлого года1. Он прошел как-то почти неприметно скоро. Говорят, что под старость время течет гораздо скорее. Везде действует привычка. В прошлый год занятия мои по Совету были велики2, уединение, отдалив меня от людей, с кот<орыми> я прежде говаривал, отдалило и от мыслей, бывших предметом рассуждений и желаний. Более всего я думал о том, чтобы избрать постоянный род жизни, fixer la vie {устроить жизнь (фр.).}. Теперь эти мысли в голове моей, кажется, остановились. Я решился на Крым, несмотря на все затруднения, кот<орые> сопряжены с оседлостию в краю почти диком3. Эти затруднения <не> более меня беспокоят, нежели сколько привлекают прелести трахтирной жизни в чужих краях. Прежде эта жизнь мне казалась гораздо превосходнейшею жизни в Крыму. Теперь не то. И чем далее жить буду, тем, вероятно, более и более чужие край будут терять для меня своих прелестей, а семейная жизнь приобретать приятности, если не в действительности, то в воображении.
Здоровье мое, будучи с месяц хорошо, на сих днях опять испортилось. Я принялся вновь за микстуру. В Карлсбад непременно надобно ехать4.
Дела советские5 опостылели мне совершенно.
31 янв<аря>. Четв<ерг>. 2 попол<удни>. Сергей беспрестанно болен6. Это очень и более всего меня печалит. К тому же и мое положение самое неприятное. Желудок не поправляется и не действует без лекарства. Служба бесит. Ол<енин> мне опротивел7. Дождусь ли я того времени, когда прощусь с Советом и с П<етер>бургом. Крым беспрестанно у меня в голове. Надеюсь, что К<арлс>бад поможет мне жить приятно в Крыму. Между тем не забываю, что никогда предположения мои не сбывались. Что из всего этого выдет? Но так оставаться мне нельзя. Я чувствую, что мысли об Ол<енине> и вид его всего более вредят желудку. Поганый человечишка! Если бы неприятности были сериознее и значительнее, то я чувствую, что я легче переносил бы их, но эти мелкие гадости нестерпимы!8
8 февр<аля>. Пятн<ица>. Vi 10<-го> ночи. Желудок мой идет плохо. Я только и думаю о К<арлс>баде. Но надежда на излечение, кот<орая> во мне поселилась, заставляет меня бояться, что К<арлсба>д не принесет мне той важной пользы, кот<орой> я от него ожидаю. Всегда со мною случается противное моим ожиданиям или мечтаниям. Часто я даже сомневаюсь, состоится ли мое путешествие в К<арлсба>д. Как бы то ни было, я думаю теперь беспрестанно о К<арлс>баде, еще более о Флоренции, где я хочу провести будущую зиму. Опять планы! О Крыме с некоторого времени я думаю менее. Кажется, что я охладел к нему, т<о> е<сть> опять начал смотреть на наше варварство с прежней точки зрения. Но — tout bien considr {по здравом размышлении (фр.).} — я и теперь с охотою (после К<арлс>бада) поехал бы жить в Крым с семейством.
Кн<язь> Волконский торопился возвратиться сюда для того, чтобы остаться ни при чем9. На сих днях рассказывали мне о понедельничном обществе у кн<язя> Кур<аки>на10. Кн<язь> Лопухин11 предложил зятю12 приехать и составить партию для гр<афа> Ар<акчее>ва13. — На сих же днях читал я письмо канцлера гр<афа> Р<умянце>ва14, где он пишет, что за освобождение писаря, страдавшего чахоткою, он взял 2000 р<ублей> и вступает теперь, на пользу богоугодных заведений, в его наследство!! — Тут и Крым не взлюбится!
23 февр<аля>. Суб<бота>. 1/2 10<-го> н<очи>. Смотря более и более на наш порядок вещей и, между тем как размышления мои направляются теперь мелкими, но досадными несправедливостями по службе, воображая участь быть навсегда прикованным к России, я потерял мысли о Крыме и опять с алкающим духом обращаюсь к скучной, но беззаботной жизни в чуж<их> кр<аях>. Покуда, однако же, я думаю наиболее о поездке в К<арлс>бад. Здоровье мое не позволяет воображению отстраняться от сего места, где я надеюсь — хотя и слабо — получить исцеление или облегчение от моей скучной и убивственной болезни. Я оставил леченье по Кемпфовой методе15, не видя успеха. Между тем, наскучив думать о неприятных моих обстоятельствах по службе, я послал сегодня письмо к Ол<ени>ну, в кот<ором> представлял, чтобы он назначил другого для исправления дел в У<головном> деп<артамен>те, ссылаясь на мое расстроенное здоровье. Тут же я объяснил ему, что меня многие обошли. Думая об этом с досадою, я не мог не смеяться, читая написанное мною: меня обошли!! Я и себя не оправдываю в том, что такие неприятности меня тревожат. Я думаю, что всегдашнее направление мыслей к печальному (что радостного взору вижу я здесь?), большее помрачение духа от физической болезни ослабили мой характер. К тому же все мне здесь надоело: надобно вырваться или так или сяк. Я не могу жалеть того, с чем расстаюсь, мог бы жалеть того, что иметь надеялся, но надоело и надеяться. — Итак, да будет то, что будет!
27 февр<аля>. Середа. 9 веч<ера>. Сегодня поутру я написал проект заключения Деп<артамен>та о Гусятникове16. Дела очень мне надоели, но особенно по причине болезни, которая, как кажется, меня снедает: в лице, т<о> е<сть> на лбу и висках, я замечаю желтый цвет, под глазами темно, щеки и конец носа красные. Это, думаю, происходит не только от физических, но и от моральных причин. Покуда светло, днем, ходишь как заведенные часы, смотря на все слегка, поверхностно. Повечеру, в уединенной комнате, думаешь и думаешь, и тоска обуревает, хотя сие ныне реже со мною случалось, потому что я напрягал силу воображения на приятности будущности, кот<орых>, как видно, не будет. Об отпуске я говорил уже с Ол<ениным> предварительно. Иные говорят, что, может быть, посоветуют мне ехать вместо К<арлс>бада на Кавказ17. Чего доброго! Между тем и обстоятельства братьев неприятны. Скучно даже и досадовать!
Четверг. 6 марта. 7 утра. Сегодня видел я во сне, что посажен в тюрьму. — Хороший сон! Так как я всегда вижу во сне противное тому, что случится наяву, то это значит выезд мой в чужие край. Но вот беда. Я помню, что в тюрьме быть мне очень нравилось. — Нехорошо!
Несколько уже дней по 3о тепла. — Вот проходит третья неделя! А о моем отпуске ничего нет в ходу. Покуда я его иметь не буду, ничего решительного и думать нельзя. Может быть, на будущей неделе я попрошу Ол<енина> представить об отпуске, вместо другого его представления, которое может быть прибавлено или совсем отложено18.
12 марта. Сер<еда>. 9 вечера. Я только думаю о выезде. На будущей неделе полагаю официально просить об отпуске. На все готов, кроме запрещения ехать за границу. Делами Совета занимаюсь мало, а между тем они не стоят: решать да решать. По утрам читаю последний т<ом> Карамзина19 и проекты банкр<отского> устава Сергея20. Идя в клоб21, захожу в лавки и делаю маленькие покупки для скромного моего путешествия. Иногда езжу верхом. В 10 вечера уже гасю свечи, а в 6 утра встаю. Желудок не в совершенной исправности, несмотря на мороженое, ряб<иновую> воду и пилюли. Мне кажется, что у меня в правом боку появилась обструкция22. Надеюсь на К<арлс>бад. Но будущность — и думать о ней трудно, очень трудно. Крымские мечтания вышли из головы.
17 марта. Пон<едельник>. 9 утра. Третьего дня, 15 м<арта>, послал к Ол<енину> просьбу об увольнении в отпуск с сохр<анением> жалованья. Он хотел представить ее в середу, послезавтра. Не знаю, что будет, но далек от уверенности не только на полный успех, но и на успех половинный. Между тем г<осударь> вчера уехал в Ц<арское> С<ело>, как говорят, на 10 дней. Мне хотелось бы выехать в середу на Св<ятой> неделе23. Желудок мой идет плохо.
21 м<арта>. 7 утра. Пятн<ица>. Есть мнение, есть предчувствие. Первое, когда я чего ожидаю, не сбывается, сбывается противное. Но предчувствие вернее. Об успехе моего дела отпуска я не имею совершенно никакого мнения: ничего не знаю. Думаю, что отпустят с жал<ованьем>. Вот всё. Но предчувствие что-то нехорошо. Не знаю, но морщусь, когда вспомню об ответе на записку Ол<енина>, кот<орый>, впрочем, написал и в самом выгодном для меня виде24. — Я совсем почти собрался. Недостает отпуска и проч.
27 марта. Четв<ерг>. 8 утра. Мне все сдавалось что-то невыгодное о моем отпуске. Наконец я придумывал все: и хорошее, и посредственное, и нехорошее — и говорил сам себе: что же такое может еще последовать, чего бы я тут не исчислил, — а последовать между тем должно, по обыкновению, то, чего я не ожидал. Мне казалось, что я исчислил все случаи. Но обыкновение не изменило: случилось, чего я не надеялся и чего в последние мои гадания я совсем не ожидал! Случилось — нет еще! Вчера я узнал решение стороною, но наверное, и оно так для меня выгодно, что я даже сомневаюсь. — Если известие несправедливо — меня это не встревожит. Все неприятное в этом отношении я могу сносить очень хладнокровно — не привыкать! Отвыкать же может быть также затруднительно. Долги надобно платить, и потому самые выгодные займы немного тягостны.
29 марта. Суббота. 8 утра. Вчера гр<аф> Аракчеев показывал мне два указа о мне: я их порядочно не прочел, знав прежде содержание. Но кажется, в одном дается мне чин, в другом отпуск бессрочно с сохраненьем жалованья и с 1000 черв<онцев> на дорогу25. Итак, все сбылось, что мне сказывали. — Едучи вчера по улице, я встретил одного человека, богатого, неслужащего. Позавидовал ему: он может жить спокойно, не имея нужды и не получая милостей, кои обязывают не простою благодарностию — но кои заставляют если не переменять, то таить мнения. Мнения невинные, но кот<орые> нельзя объявлять, ибо сделавший милость, и сделавший ее чрезвычайно деликатно, не может входить в разбор сих мнений: главная оттенка оных ему неприятна, и сего довольно.
Граф Ар<акчеев> объявил мне от государя, что отзывы о мне, со всех сторон к нему доходящие о способностях, уме, стараниях и усердии моих, хороши. Но что г<осударь>, отпуская меня за границу, христиански предостерегает меня от тамошнего вольнодумства и пр. и пр. Я отвечал, что мог, сказав между прочим, что нигде в чужих землях никакой государь не сделал бы того, что мой для меня сделал. И это правда. Милости общие не удивительны. Но подробные и modus in rebus {Букв.: мера вещей (лат.).}26 трогают.
Я вчера же взял место в дилижансе, едущем в середу 9 апреля, на Св<ятой> неделе.
5 апреля. Суббота. Все эти дни я был очень весел, беспрестанно вспоминая о моем путешествии. Третьего дня что-то сгрустнулось. Разлука всегда имеет что-то особливо печальное, даже когда оставляешь место для пользы и для удовольствия. Не потому ли, что всякая разлука напоминает ту решительную, после которой может быть только соединение, но не может быть новых расставаний.
Я до вчерашнего дня не ел мяса. Вчера обедал у Энгельгардта27. Сегодня собираемся обедать в трактире Палк<ина>28. Вчера я был в Невском у вечерни в новой церкви29. Проповедь была очень плохая. ‘Иосиф приходил наведаться у братьев о здоровье их и чад их’ и т. п. Погода стоит теплая. Я мало теперь хожу, ибо натер палец. Вчера ездил с удовольствием верхом в манеже. По утрам и иногда по вечерам читаю Кар<амзина> последний том30. — К вояжу совсем готов. Со мной записались голл<андский> пастор31, граф Лейтрум32 и проч. Каковы-то будут товарищи!
Четвертого дня я был у Канкр<ина>33. Он говорил много. Не могу сказать на все вообще ни да, ни нет. Я нынче не говорю уже со всеми так откровенно, как прежде. Потому и с ним более молчал и слушал. Мысли же мои объявлял вполголоса. Замечательно, что и он говорит, что оскудение народа у нас очевидно и нельзя предугадывать, как бы это могло исправиться. — Говорил о системе займов и т. п.
8 апреля. Sympa. Вторник. Последнее утро провожу в П<етер>бурге. В воскресенье я был и у всенощной, и у обедни в Невском. Служба божественная оживила во мне приятные впечатления. У вечерни был в олтаре дворцовой церкви34. Видел христосование дам с императрицами35. Погода стоит прекрасная. Дороги, говорят, очень дурны. Но меня что-то принуждает ехать. Я, кажется, еще не верю, чтобы освободился от дел советских36. Сейчас приходил ко мне Валдай37. Я могу сказать, что этого я вытащил на волю! — Сегодня надо бы укладываться. Хочется также поутру в последний раз поездить верхом. А завтра в 9-м часу в дилижанс!

КНИГА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

<I>
<Рига -- Берлин -- Дрезден>

Рига. 13 апреля. 1824. Воскр<есенье> Фом<иной> нед<ели>1. 5 дня. С неизъяснимым чувством расстался я сегодня с милою нашею спутницею Starey2. Четверо суток провели мы в дилижансе. Приятная наружность привлекала уже внимание. Умненькие разговоры, какая-то английская нравственность, вид простоты и добродушия заставили меня смотреть на нее с особенным вниманием. Обстоятельство, что она едет в Англию к больной сестре, кот<орой>, как нам сказывали, она, вероятно, уже в живых не застанет, возбудило сердечное участие. Наконец, замечания и наблюдения моих спутников, кот<орые> нашли в ней все признаки чахотки, тронули меня до глубины сердца. Она, кажется, своей болезни не знает и одышку, большую усталость, утомление приписывает беспокойству путешествия. Все мы делали все возможное для ее спокойствия: укладывали ей подушки, клали ее ноги на нашу сторону, я даже несколько времени поддерживал их. Видя все это и противу воли соглашаясь с мнением пастора Тамлинга, кот<орого> жена, умершая чахоткою, была похожа и лицом, и признаками болезни на Шарлотту Старей, я не мог без глубокого чувства жалости и участия смотреть на это милое творение — сирота, больная, путешественница одинокая в дилижансе и на корабле — она, может быть, застанет сестру свою не в сем мире, а там, куда и сама скоро ей последует! Но нет! Я надеюсь, не знаю почему, что она отдохнет и что я еще увижу ее в лучшем положении.
Из других моих спутников забавнейший был граф Leutrum, Major. Он явился в дилижанс в шлафроке. Сначала гов<орил>, что in d Dil mu man sich commode machen {в дилижансе следует устраиваться так, чтобы было удобно (нем.).}, потом, что платье его было украдено, а потом до самой Риги беспрестанно болтал, везде был, всех знает: Ich kenne ihn ganz genau, das ist ein ganz vortrefflicher Mann in jeder Hinsicht {Я очень хорошо знаю его, он превосходный человек во всех отношениях. (нем.).}. Он, между прочим, гов<орил> нам, что у него чахотка и что лекарь не дает ему жизни более 3 лет: наружность его сему не противоречила. Пастор, с коим я живу теперь в трактире, заметил ужас положения этого графа: ‘Он простился с нами и очутился один в мире: на чужой стороне, без денег, без здоровья’. Он будет иметь какое-то маленькое место при губ<ернаторе> Гане в Митаве3.
Сидя теперь за столом с пастором, я сам дивился столь скорой перемене в моей жизни. За две недели за советскими делами4. Теперь в путешествии! — В П<етер>б<урге> я видел солнце, здесь его чувствую и уже терпел от жару. Везде зелень.
Странное чувство владеет мною при теперешней разлуке с Россиею. Всё, люди и вещи, кажутся мне жалкими, отстоя столь далеко от общей образованности. Кажется, что трудно мне будет возвращаться в Россию.
Понед<ельник>. 14 апр<еля>. 1/2 10<-го> н<очи>. Сейчас я возвратился из театра. Давали ‘Der Leuchtturm’ {‘Маяк’ (нем.).}5. Какая охота выдумывать ужасы, без цели, без хода происшествий, без всего! Ужасать — не может быть целию. Представить в ужасном виде последствия преступной любви — слишком не ново, чтобы авт<ор> сильно мог действовать на воображение. Изобразить гнусность поступка, в соблазнении жены друга состоящего, не стоит труда, ибо такой поступок не требует картин и театральных эффектов для того, чтобы показаться гнусным на первом шаге. — После давали ‘D Nachtigall und d Raabe’ {‘Соловей и ворон’ (нем.).}, опера6. Недурно. Лучше петербургского. — В ложе Паулучи7 я видел глупое лицо Юсупова8.
Середа. 16 апр<еля>. 9 утра. Вчера поутру мой пастор9 читал мне выписки из разных книг, кот<орые> он читал. Одна из них весьма интересна: из Лессин-га о бесконечности наказаний10. Авт<ор> доказывает, что наказания должны быть и суть вечны. Все народы во всех веках исповедовали сие мнение.
Перед обедом я шатался по городу и пошел в Муссу11. Там читал, в ‘J de Paris’12, законы, предложенные Камерам, о семилетии, о замене ветеранов армиею резервною из обыкновенных молодых солдат и об усилении наказаний за кражу и бесчиние в церквах13. Сим последним постановлением разрешается вопрос: почитать ли церкви наравне с обитаемыми или необитаемыми зданиями. Разрешить сие было нужно. Но исправлять французский уголовный кодекс усилением наказаний — das ist eine wahre Raserey! {это настоящее безумие! (нем.).} — Что ни говори, а эти роялисты — сущая язва для Франции. Какие замашки! Чем начинают поприще торжества своего и к чему ведут! Видно, Vill&egrave,le не все может, чего хочет14. Впрочем, торжество сей партии не может быть постоянно. Когда Франция отдохнет, когда убавится число людей, потерпевших от революции, тогда все пойдет сообразнее сущности представительного правления.
Обед в Муссе плох. Три блюда. Это хорошо. Но без супа! Я выехал на хлебе и масле.
Повечеру я пошел за город. Сидел на площади, где ‘Н d Pbourg’15. Возвратился в город по берегу Двины. Прогулка моя продолжалась часа два. Дома застал я у пастора забавного графа16: он болтал по обыкновению.
В пасторе своем я вижу человека чистой нравственности. Такого я давно не встречал. Все его приемы и разговоры открывают в нем душу невинную, честную, спокойную. В обыкновенных разговорах он кажется человеком простым, но когда он говорит о предметах морали, то заметно в нем чувство добра и размышление [о нравственных обязанностях].
И вчера погода была прекрасная. Сегодня не видно солнца. — Мы еще не знаем дня нашего отъезда. Едем на корабле в Любек17. Здесь пробудем, вероятно, еще с неделю. — Я чувствую себя хорошо. Желудок исправен — но, может быть, только от пилюль: я принимаю теперь по одной. Сегодня хочу пропустить.
Берлин. 4/16 мая. Воскресенье. 1/2 3<-го> дня.
Прошлую ночь в час дилижанс наш дотащился до Берлина. В продолжение 15 дней, считая от Риги, я имел множество противуположных между собою ощущений, но чувствовал неприятное и приятное живо. Память сих ощущений сохранится навсегда. Начну здесь с того, что я записывал карандашом. В пятницу 18/30 апр<еля> {В рукописи в написании даты допущена ошибка: 18 мая / 30 апр<еля>.} мы выехали из Риги.
19 апр<еля> / 1 мая. Суб<бота>. 10 утра. Вчера целый день пробыли мы в Болдераа18. Теперь сидим на корабле. Он стоит, ибо противный ветр не позволяет выйти в море. Я не чувствую большого нетерпения. Читаю какое-то английское путешествие, кот<орое> дал мне капитан. На корабле нечисто. Желудок плох.
В последнюю ночь в Риге я видел во сне похороны Ch Starrey {К этим словам сделана приписка: (Она теперь довольно изгладилась из моей памяти. — 4 мая.)}.
Смотря вчера на людей в Болдераа, лица всех их мне казались плутовскими. Капитан наш говорит, что нигде так много не берут, как в России, ибо, заметил он, люди сии имеют малое жалованье. Прибытие и отплытие, мелкими сборами, составляет до 30 сер<ебряных> р<ублей> (кроме положенных пошлин, кот<орые> гораздо превосходят сию сумму).
Капитан получает от хозяина корабля 9 ф<унтов> ст<ерлингов> в месяц. Первый мат<рос> — 5. Второй 3-10. Повар 3-10. Плотник 5. Матросы по 3. Ученики 40 в 7 лет.
Вечер. В 5 часов после обеда мы вышли в море. Погода прекрасная. Но ветер для нас нехорош: NNOst {норд-норд-ост (северо-северо-восточный) (нем.).}, a нам нужен Ost {ост (восточный) (нем.).}. (Не знаю, так ли.)
20 апр<еля> / 2 мая. Воскр<есенье>. 6 вечера. Ветер все NNOst {норд-норд-ост (северо-северо-восточный) (нем.).}. Мы делаем верст 6 в час. Погода славная. Смотря на море, думаю, что бы я делал теперь в П<етер>бурге. Вероятно, пошел бы к Казанской из клоба19 (я ошибся, думая, что это была суббота), а оттуда домой20. А tout prendre {В целом (фр.).}, кажется, все равно: на море или на Невском проспекте. Но разнообразие занимательно.
(Во все продолжение путешествия сидячая семейная жизнь представляет мне наиболее прелестей. В П<етер>бурге по большей части казалось противное.)
Вчера с пастором21 мы рассуждали о необходимости семейственной жизни.
На корабле все тихо. Матросы сидят и читают книжки: иной ‘Rod Random’22, иной экстраты в стихах и прозе. Я сейчас прочел несколько страниц ‘T Jones’23. Матрос (ученик) Peater, миниатюрный John Bull24, знает этот роман. Бедный boy Bill {юнга Билл (англ.).} много терпит от капитана, кот<орый> его даже колотит. Bill преусердный мальчик, но ежедневно бьет посуду. Бедным людям везде плохо. Матросы в большом повиновении у капитана, кот<орый> в образованности на равной с ними степени. На корабле им не дают водки. Мясо и проч<ее> вдоволь.
22 апр<еля> / 4 мая. 6 вечера. Последнюю ночь мы делали по 13 верст в час. (По крайней мере, так мне сказывали. Кап<итан> любит прибавлять.) Теперь едва двигаемся, но корабль продолжает качаться, хотя и не так сильно, как поутру. Мне становилось было дурно в каюте. Целый день я сидел у мачты (самое неприятное время я проводил, сидя на холстине посреди корабля). Мало ел, не курил, почти не нюхал т<абак>. Это очень скучно. Кап<итан> надеется, что по закате солнца ветер будет лучше. Теперь совершенно противный. Когда шло хорошо, то я думал всегда путешествовать по морю. Но теперь и возвратиться полагаю непременно сухим путем. Теперь усталость своего рода.
24 апр<еля> / 6 мая. Четверг. 10 вечера. Вчера и сегодня все противный ветер. К вечеру утих. Шел дождь. Море надоело. По крайней мере, не качает в каюте. А то несносно.
Пятн<ица>. 25 апр<еля> / 7 мая. 5 веч<ера>. Сегодня поутру опять на вопрос мой boy отвечал: ‘Bad wind!’ {‘Плохой ветер!’ (англ.)} И это целый день. Погода опять хороша, но мы сидим в каюте: скучно смотреть на море без хорошего ветра. Мы не делаем 40 в<ерст> в сутки. До Борнгольма25 еще <60> {В рукописи: 50, видимо, цифра случайно осталась неисправленной (см. следующую дневниковую запись).} в<ерст>. Вот уже неделя, как мы на корабле. Надоело. Я читаю Vather: Kirchengeschichte26. Die Pfeife schmeckt mir nicht {Трубка невкусная. (нем.)}. Школа терпения — на корабле при дурном ветре.
26 <апреля> / 8 <мая>. Суб<бота>. 11 утра. Сегодня поутру я уже и не спрашивал о ветре: он все так же дурен, и никто не ожидает лучшего. Солнце ежедневно заходит в облаках. Мы все еще за 60 верст {Цифра: 60 написана поверх первоначальной: 50.} от Б<орнголь>ма. Положение сие нам очень наскучило. Точно, кажется, единообразная жизнь есть лучшая — только не одинокая. В К<арлс>баде я, вероятно, не буду прежде 15 июня н<ового> ст<иля>. Мы всё сидим в каюте.
27 <апреля> / 9 <мая>. Воскр<есенье>. 1/2 8<-го> веч<ера>. Очень грустно. Слезы катятся. Всего более думаю о Сергее27. Тяжело. (Этого дня я никогда не забуду. Ощущения сильные врезываются в душу.)
28 апр<еля> /10 мая. 6 утра. Мы стоим на якоре у Б<орн>гольма. Красивый остров. Сегодня ночью ветер дул очень сильно. Капитан упал с ганг-матою28 и кричал, ибо ушибся больно. Мы немного отдохнули. Ветер утих.
Я ошибся в счете лет. Забыл, что в мои лета не надо уже делать новых знакомств, не исключая моря, Гамбурга и Копенгагена. Вчера я очень сердился на свою ветреность.
Понед<ельник>. Полдень. Мы все утро здесь (в Б<орнголь>ме). Осуждены сидеть в корчме и смотреть на пьяного хозяина. Трава и цветущие деревья были для нас весьма приятны. Говорят, что этот ветер продолжится еще дня два или более. Итак, две недели пробудем мы в дороге от Риги до К<опенга>гена.
29 апр<еля> /11 мая. Вторн<ик>. Вечер. Сегодня в 6 утра мы сняли<сь> с якоря. Сделали по сие время верст 30. Если при лавировании ветер не будет меняться еще к худшему, то в пятницу мы можем быть в К<опенга>гене. Я продолжаю каяться, что не поехал сухим путем. Надоело все: и море, и корабль, и каюта, и капитан, и житье-бытье.
30 апр<еля> /12 мая. Середа. Полдень. Мы теперь в виду Рюгена29. Отдалились от Б<орнголь>ма, но не приблизились к К<опенга>гену. Положение наше <час> от часу несноснее. Завтра новый месяц и 1 мая. Что-то будет!
Середа. 5 вечера. Мы вздумали выйти на берег в Рюгене, кот<орый> с утра у нас в глазах, и это, вероятно, пойдет на лад. Я с радости выкурил уже две трубки и понюхал лапотки три табаку. Это не исправить (?). Я радуюсь, что увижу Берлин и что не увижу К<опенга>гена. Вот Рюген, как он нам теперь представляется верст за 20 от сев<ерного> берега. Завтра на заре мы, вероятно, там будем.
7 вечера. Мы, кажется, еще сегодня будем на берегу. Мы выйдем не впереди острова, как я думал, а сбоку. Кап<итан> выставил флаг, и бот какой-то приближается: может быть, для нас.
1-го мая в Штральзунде30.
1 мая. Грейфсвальд31. Бот за нами приехал другой. Удовольствие ночного пути по Рюгену. Приятное местоположение. Соловьи и жаворонки на заре. Putbus32.
3/15 <мая>. 7 утра. Темплин33. В Пренцлау34 ночью играли марш из ‘Фрейшюца’35. В деревнях везде садики. Города хороши. Городки порядочные. Приятность вида отравляется тем, что у нас не так. Посему где удовольствие в путешествии? Я очень покойно сижу один в кабриолете, днем без сапогов.
Суббота. 1/2 7<-го> веч<ера>. Ораниенбург, последняя станция перед Берлином36. На площади против дворца37 деревцо, обнесенное забором: посажено в память мира. Дворец продан. Тут теперь витриольная фабрика38. Как с монастырями, так и с этими памятниками роскоши правителей!
4/16 <мая>. Воскр<есенье>. 2 пополуночи. В 1 час я здесь. Торжественность темной ночи. Мистический дождь. Я созерцатель с сигарою. Меня разбудили уже на почте.
Здесь кончаются листки. 4 часа. Обед на столе. О Фризе39 и Эйхгорне40 завтра.
Воскр<есенье>. % 10 <-го> ночи. Я поставил сегодня свои часы по-здешнему, назад получасом.
Алопеуса41 поутру не застал дома. Был у Фризе и Эйхгорна. Я рад был их видеть. Они, кажется, также, особливо последний: прямодушные люди. Всё те же. Нимало не переменились.
Повечеру был в театре. Давали ‘D unterbrochene Opferfest’ {‘Прерванное жертвоприношение’ (нем.).}42. Мme Seidler в Мирре была очень мила43. Эта роль как будто для нее сделана. Странно! Я ее в первый раз видел в Вене в 1815<-м>. Потом здесь в 1816<-м>44. И наконец, теперь, через 9 лет. Она как будто все та же. А я уже состарился. Это чувство — чувство шествия времени — непонятно, когда приходит l’improviste {неожиданно (фр.).}. Сколько в эти 9 лет перемен в мыслях! Через 9 лет опять увидишь те же предметы, кот<орые> видел прежде: они все, как были, — а мы идем туда — неприметно, но чувствительно. Дай Бог, чтобы странствие наше было порядочное, не бесполезное для людей и для правды! Я, в сем отношении, о себе ничего сказать не могу. — Время течет, летит! Я все обращаюсь к этому чувству, чувствую, но не понимаю, что чувствую. — Сидячая жизнь, может быть, и потому хороша, что течение времени не только неприметно, но и менее чувствительно.
6/18 <мая>. 10 утра. Вторник. Фризе и Эйхгорн мне, а я им обрадовался.
Вчера поутру я зашел на лекцию к пр<офессору> Штраусу45. Он гов<орил> о категетике46. Определил веру так: подчинение человеческого Божественному. Суеверие — когда человеческое принимается за Божественное (das Menschliche als Gttliches betrachtet). Неверие — когда Божественное принимается за человеческое. Маловерие (Kleinglaube) — когда, наприм<ер>, предполагается, что грех сильнее благодати (die Snde mchtiger als die Strafe {грех сильнее кары (нем.).}). (Что же станется тогда с Лессинговым мнением о вечности наказаний, о кот<ором> гов<орил> мой пастор?47) Далее он гов<орил>: нет неверия без суеверия и обратно. Наприм<ер>: вольнодумцы боятся духов. Дело в том, что сильнее: одно или другое. — Из сего мрака надлежит выводить людей посредством категетики. Система для сего: первое правило. Основать учение на мысли о Божестве, которая есть во всяком человеке. Пользоваться стремлением к совершенству, которое также есть в каждом. Второе. Man erreicht zu der Idee der Gnade, der Snde, der Erlsung. Dritter Grundsatz. Erkenntnis des Glaubens an Christum. Dieser Glauben ist nicht von Natur in uns, wie die Mystiker glauben (?) {Приходят к идее милости, греха, спасения. Третий принцип. Познание веры во Христа. Эта вера не свойственна нам от природы, как думают мистики (?). (нем.).}.
Обедал порядочно в ‘Caf Royal’48. Повечеру был в театре. ‘Kthchen von Heilbronn’ {‘Кетхен из Гейльбронна’ (нем.).}49. Ералаш хоть куда, и херувимы, и Hollunderbusch {куст бузины (нем.).}, и император, отец Катюши50. Kthchen, Frau v Holtei, играла очень хорошо51. Немцы восхищались некоторыми пассажами, при коих я не мог удержаться от смеха52.
Перед театром я был у Гуфланда53. Он гов<орил>, что дело я делаю, едучи в К<арлс>бад, что иначе болезнь могла бы иметь худые последствия. Он обещает исцеление — Sie sind ja nicht lter als 50!! {Вам же не более пятидесяти!! (нем.).} Спасибо!
Из театра опять был в ‘Caf Royal’. Мне здесь покуда очень нравится.
Вторник. 1/2 3<-го> дня. Сегодня поутру я был на лекциях у Шмальца54 и Раумера55. Первый имеет прегнусную фигуру и гнусный Vortrag {манера чтения (нем.).}. Толковал о содержании Corp jur canonic {Свода канонического права (лат.).}56. Наружность Раумера показывает человека кроткого. Он гов<орил> об окончании Пелопоннесской войны57. Об Агезилае сказал, что история не представляет более двух или 3-х человек, столь чистых во всех отношениях58. Оттуда я ходил смотреть Концертную залу в новом Komdien-Gebude: очень красиво59. Но ничего величественного. — Теперь же заходил в ‘Caf Royal’. Посмотрел ‘l’Etoile’60 и выпил чашку кофе. Все что-то сердце не лежит ко всему тому, что теперь делается во Франции61.
Сегодня обедаю у Алопеуса.
Улица Unter den Linden62 очень красива: много freundliches {приятного (нем.).}. Также и Gendarmen-Platz, где новый KomHaus и две башни, к церквам пристроенные63.
Vortrag {Манера чтения (нем.).} Раумера довольно легок, но вял. С Геереном64 сравнить нельзя. Шмальц тянет, жилится, говорит неплавно, беспрестанно заикается. Надобно посмотреть на эту фигуру, чтобы узнать в нем доносчика идей65.
7/19 <мая>. 8 утра. Середа. Обедал вчера у Алопеуса. Для меня эти обеды, т<о> е<сть> общество большого света, совершенная беда. Я совсем тут не гожусь. Ничего сказать не умею или говорю вздор. Наприм<ер>, вчера, когда Мme Al, представляя дочь66, сказала, как она высока, — я ей отвечал, что они растут, а мы стареемся! Очень кстати!! Мне даже смешна моя неловкость. Алопеус все тот же шут. Она не так хороша, как прежде67. Много болтает.
Повечеру был в театре. ‘D Brutigam aus Mexico’ {‘Жених из Мексики’ (нем.).}68. Таких комедий можно писать по дюжине в месяц. Право, кажется, нет в том ничего трудного. Мme Neumann, игравшая невесту, очень хорошая актриса69. — В большой ложе был Kronprinz {кронпринц (нем.).} с женою и пр. В боковой король70. Королевская фамилия точно представляет etwas freundliches {Букв.: нечто приветливое (нем.).}. Несмотря на двор, публика кричала порядочно, вызывая Мme Neumann. В здешних театрах я не вижу в ложах этих дам высшего сословия, кот<орые> заметны в П<етер>бурге. Их здесь, во-первых, немного, а во-вторых, в театре рассеяны, кажется, по различным местам. Погода сегодня не очень хороша.
Разговаривая с Фризе, Эйхгорном и даже с Гуфландом, я заметил, что они довольно откровенно говорят о печальном направлении духа теперешнего прав<ительст>ва. Посему можно заключить, что общее мнение точно не одобряет теперешней системы71.
Середа. Полдень. Целое утро идет дождь. Я ездил в баню. В Риге вода чище, чем здесь. Потому и баня там лучше мне понравилась. Только в П<етер>бурге, несмотря на прекрасную воду, мы должны довольствоваться самыми плохими ваннами.
Фризе пригласил меня завтра на обед к Я— или Егору72. Там будет и Эйхгорн. Видно, здесь немецкая мода во всей полноте: и с приятелями обедают не дома, в кругу семейства, а в трактире, хотя Фризе и обещал показать мне свое семейство. Это уже чересчур, и в сем отношении я с удовольствием предпочитаю наш русский обычай.
Я еще не решился, ехать ли мне в субботу или во вторник. Кажется, поеду во вторник: хочется пробыть здесь воскресенье. Здесь, конечно, жить дорого, но деньги есть — и, может быть, я в последний раз в чужих краях: куда торопиться!
Улицы здесь довольно чисты, но не так, как в П<етер>бурге, особливо Unter den Linden. Бульвар далек от нашего Адмиралтейского73. Но здесь более гуляют: одно стоит другого!
1 час попол<удни>. Дождь продолжает идти. Скучно сидеть дома. Бакон не очень занимателен74. Завтра, может быть, буду иметь Монтеня75 в 1 vol {томе (фр.).}.
Середа. 1/2 11<-го> ночи. Позавтракав после бани, я лег спать, потому что нельзя было идти со двора. Обедал в ‘Caf Royal’76. Повечеру был в театре. Давали: 1. ‘Der Gropapa’ {‘Дедушка’ (нем.).}, с французского: пьеска забавная77. 2. ‘Hermann und Dorothea’, nach Gthe, bearbeitet von Tpfer {‘Герман и Доротея’, по Гёте, в обработке Тёпфера (нем.).}78. Хотя я и не хотел бы еще раз видеть сию пиэсу, но замечу, что она очень, в своем роде, хороша. Характер отца Германова изображен очень удачно: он беспрестанно сердится и беспрестанно забывает, что сердился. Все актеры, особливо Вольф79, игравший его отца, очень хороши. Роль Девриена незначительна, но виден истинный артист80. В воскресенье дают ‘Don Karlos»a81 и ‘Barbier de Seville’ {‘Севильского цирюльника’ (фр.).}82. По-настоящему мне должно бы идти смотреть первого. Но, вероятно, пойду смотреть последнего: теперь вспомню о своих летах, в коих надобно предпочитать приятное полезному, и о цели моего путешествия, требующего не приобретения идей, но разнообразия для глаз и слуха83. — Впрочем, мне уже хочется отсюда и ехать. Есть часы, в кот<орые> мне совершенно нечего делать. Тогда я читаю в Caf den ‘Freymthigen’, den ‘Beobachter an der Spree’84 и проч.
Я чувствую себя не по-старому, а по-старинному, т<о> е<сть> хорошо: ем очевидно более, нежели в П<етер>бурге, и без пилюль желудок исправен с тех пор, как я здесь. Не знаю, что будет вперед до К<арлс>бада.
Еще 13 апреля писал я в Риге, что мне трудно будет возвращаться в Россию. Вспоминаю, как, будучи в П<етер>бурге, я жалел, что в 1816<-м> не остался в чужих краях, вспоминаю, как хотелось мне ехать за границу85. Теперь — едва через месяц — я уже чувствую, что мне очень легко будет возвращаться в Россию, не только легко, но даже приятно. Теперь я вижу, что заграничная, трахтирная жизнь, представлявшая мне в России довольно прелестей, привела бы меня в отчаяние: по крайней мере теперь это мне так представляется. Семейная, семейная жизнь! — Вот что необходимо для спокойствия в жизни! — Иногда Крым опять мелькает в моем воображении: но отсутствие от братьев страшит меня. Надобно жить вместе.
Четверг. 8/20 мая. 1/2 10<-го> утра. Третьего дня за обедом у Алопеуса ганноверский посланник Ompteda86 сказывал, что L Byron умер87: истинно жаль во многих отношениях. Погода и сегодня нехороша. Говорят, что будет теперь парад. Пойду смотреть.
Четв<ерг>. 2 дня. Я видел здешнее войско. Если иметь гвардию, то, конечно, лучше такую. Солдаты имеют вид здоровья. Много красивых физиогномий. Вообще молодцы. Тяжело было, смотря на них, вспоминать о своих. Впрочем, все молодые люди: я не видал в рядах ни одного старика. Худого обращения военных с гражданскими, заметного даже во Франции, я здесь совсем не вижу, напротив: подле нас <на> Unter d Linden88 стоял пьяный старик у угла, не хотел войти в аллею, каждая лошадь могла его задеть. Но полк проехал, и никто не сказал ему ни слова. Между офицерами также много молодцов. Не дождавшись конца парада, я пошел в ‘Caf Royal’89, ибо хотелось есть. Выпивши две чашки кофе с Buttersemmel {булочкой (нем.).}, я сел в коляску и поехал за Гэльские ворота90 смотреть памятник последней войны: не колоссален, но хорош, он вылит из пушек, стоит на горе (Kreuzberg), откуда вид довольно обширен91. Погода стала лучше. Сейчас я отпустил Lohn-лакея92: не имею в нем нужды. Ожидаю Фризе, чтобы идти с ним обедать.
Пятница. 9/21 <мая>. 9 утра. В 3-м часу пришел ко мне вчера Фризе. Я спрашивал о его банке93. Капитал сего банка состоит из денег, принадлежащих малолетным богоугодным заведениям, из сумм, о кот<орых> идет тяжба, и частными вкладчиками добровольно вносимых: род de la caisse des dpts et consignations {Здесь и далее в рукописи: Butter Semmel, ссудо-сберегательной кассы (фр.).}. Кроме сего, банк владеет недвижимыми имениями, бывшими у него, некоторым образом, в залоге. Обыкновенно банк платит только 2 %. Богоугодным заведениям 2 1/2, малолетным 3. Сам же берет с заимщиков по 5%. Фризе сказывал, что в последнее время, когда фонды вообще так возвысились, многие, опасаясь упадка, продали свои фонды и внесли деньги в банк из 2 %. Он говорит, что в вкладчиках нет недостатка. — Пришел Эйхгорн, и мы пошли обедать к Ягору94. Обедали хорошо: пили Pissporter-Moselwein {писпортское мозельское (нем.).}, винцо очень хорошее95, и шампанское. За обедом много говорили и откровенно. Они удивлялись, как я знаю многое, что у них делается, что в П<етер>бурге известна Гёрресова брошюра96 и т. д.
От Ягора я пошел в оперу. Начала не застал. Музыка вначале мне чрезвычайно понр<авилась>, Мme Schulz пела очень хорошо97. Но под конец шум музыки, пушек и пр<очего> заглушил меня. Балет мне также отменно понравился. Я чувствовал то, что чувствовал в старине и чего даже память утратила в Пет<ер>бурге: все танцовщицы мне отменно нравились и т. п. Вообще мне теперь сдается время лет за 8. Я как будто подхожу опять к живой жизни молодости: ем более, чувствую себя свежее и проч.
Погода и сегодня не очень хороша. Оденусь и пойду шататься.
Вчерашняя опера, ‘F Cortez’ 98, вообще шла очень хорошо, музыка иногда сдается на ‘Весталку’99, но некоторые арии прелестны, жаль, что слишком много шуму.
В чужих краях трудно быть, между прочим, оттого, что Россию понимают здесь весьма отдаленною от образованности европейской, — может быть, более, нежели в самом деле. Неприятно видеть себя в таком положении. Но сколько предметов и людей в России, свидетельствующих варварство! И их не видеть — есть выгода.
10/22 мая. Суббота. 1 <час> дня. Вчера я обедал порядочно в ‘С Royal’100. Оттуда пошел в театр. Давали ‘Die Qulgeister’ {‘Духи-мучители’ (нем.).} из Шекспира101: ничего особенного. Актеры играли порядочно. Мme Neumann, в роли кокетки, слишком манерилась и потому мне совсем не понравилась. Театр, как и всегда, когда я в нем бываю, был полон. Король с дочерью сидел в своей ложе102. Сегодня поутру я пошел на почту и взял место в дилижансе, едущем во вторник. Потом сел в наемную колясочку и поехал по городу: едучи и смотря и туда и сюда, я чувствовал какое-то душевное спокойствие, составляющее истинное наслаждение. Я проехал по многим улицам и, наконец, по Friedrichstrae от Ораниен<бургски>х ворот103. Улица хороша. Но лучшая всех — это Unter den Linden104, домы прекрасные, чистые, солидные. И это аллея. Лучшей улицы желать нельзя и вряд ли, в некотором отношении, найти можно. Теперь выпил чашку кофе, съел Buttersemmel {булочку (нем).} в ‘Caf Royal’ и прочел ‘Le Constitutionnel’105. Ожидаю Фризе, чтобы идти с ним обедать в Tiergarten106.
Здесь на улицах не видно людей, очень дурно одетых. Даже один нищий, просивший у меня сегодня милостыню, одет был в черном сюртуке и пр. Не видно здесь богатых аристократов. Но отсутствие нищеты, или вида ее, важно. Бедные есть везде. Но у нас есть целые классы людей, кот<орые> должны быть бедны. Здесь этого нет.
Суб<бота>. 1/2 10<-го> ночи. Перед обедом читал Гуфланда107 и соснул. В 3-м часу пришел Фризе, и я поехал с ним в Tiergarten. Большая выгода сего сада состоит в том, что он вплоть подле города: прекрасные деревья, между прочим дикие каштановые. Окружная аллея имеет ныне шоссе. Вид направо очень мил, lndlich {сельский (нем.).}. Повернув налево, мы проехали мимо многих очень красивых загородных домов и мимо острова, на коем жители сих мест поставили маленький деревянный памятник королеве и каждый год, в известный день, сажают тут цветы108. Трактиры в лесу вновь выстроены со вкусом и красиво. Мы вышли из коляски, и мне пришел на мысль d Gesetzlose Club {Беззаконный клуб (нем.).}109, в кот<ором> за 8 лет я обедал с Эйхгорном110. Тут же был я и теперь: только в новом доме и в большем обществе. Обедали порядочно. Попасть в этот клоб, как мне сказывал Фризе, довольно трудно. Он состоит по большей части из ученых и проч<их> людей, более или менее одинакового образа мыслей. Фр<изе> сказал мне, что прежде (когда не тяготел на народах непостижимый призрак революций) тут было гораздо веселее: все говорили, что кому приходило на ум. Теперь каждый остерегается.
Повечеру был в театре. Давали ‘Die Preciosa’, соч<инение> здешнего актера Вольфа111. Что ни говори, а вкус здешней публики и, вероятно, вообще немецкой, в сем отношении, нехорош: Мme Neumann манерилась непростительно, а публика восхищалась. Пиэса, впрочем, довольно глупа. Одна декорация, представляющая праздник и иллюминацию, хороша. Pas de deux Richter112 und Мme Gern {Па-де-де Рихтера и мадам Герн (фр., нем.).}113 танцевали очень изрядно. Театр был полон. Вызывали Neumann. Она сказала несколько слов, манерных и пустых. Это бы не беда. Но публике опять и это понравилось. Вызывали буффона Gern’a114. Он сказал в Knittelversen {кнительферзе (нем.).}115 несколько смешных глупостей. Походив Unter den Linden, возвратился теперь домой.
О Гуфланде мне сказывали Фр<изе> и Эйхгорн, что он плохой практикант и почти никого не лечит. Прежде они мне этого не сказали. Впрочем, я все бы пошел к нему.
Я хожу, кроме вчерашнего дня, не очень много. Но, легши в постелю, чувствую всегда ломоту в левой ноге. Вероятно, в Karlsbad’e это будет по-старому. Впрочем, желаю, чтобы я здоров был по-теперешнему или по-старинному. Я давно себя так хорошо не чувствовал.
12/24 мая. Понедельник. 1/2 11<-го> утра. Вчера поутру я был сначала в католической церкви. Внутренность соответствует наружности (пантеону)116. Все хорошо. Оттуда зашел в другую: реформатская французская, мало народу. Оттуда в третью: реф<орматская> нем<ецкая>117. Тут довольно народу. Слушал проповедь: о молитве. Потом пошел в Dom-Kirche {кафедральный собор (нем.).}: чисто, но ничего отличного118. Тут я слышал род обедни: проповедник читал, а певчие пели. Der Hofprediger {Придворный проповедник (нем.).} Sack119 говорил проповедь: хорошо. Потом некоторые причащались.
Обедал в ‘Caf Royal’120. После обеда я ездил в Tiergarten121: объехал его два раза, в одном трактире пил кофе. Я думаю, что немецкий обычай ходить за город лучше всех подобных обычаев других народов. Погода была не очень хороша: накрапывал дождь. Повечеру видел ‘Barbier de Seville’ {‘Севильский цирюльник’ (фр.).}122: кроме Мme Seidler, все плохи. В П<етер>бурге вряд ли не лучше. Некоторые актеры немилосердно буффонили. Bartholo123 очутился однажды повешенным на крюке. — После театра я ходил Unter d Linden124: много народу. Потом ужинал в ‘Caf Royal’.
Сегодня в берл<инских> газетах читал о новом движении Don Miguel’я в Лиссабоне125. Das ist eine tolle Wirtschaft {Безумные порядки. (нем.).}.
Теперь был у меня Peterson126.
Фризе третьего дня, когда мы ехали мимо университета, сказывал мне, что некоторые аристократы негодуют, что Королевский дворец превращен в унив<ерситетско>е здание127. Нищих здесь совсем не видно.
Закрываю сию книгу до Дрездена.

Дрезден

15/27 мая. Четверг. В понедельник повечеру я был в театре. Давали ‘D Parteyen Wuth’ {‘Партийная ярость’ (нем. искаж.).}128. Devrien играл очень хорошо роль судьи Кона. Последняя декорация — площадь, вдали море, посреди площади эшафот — страшна.
Во вторник, встав рано, т<о> е<сть> в 6 час<ов>, и приготовившись к путешествию, я позавтракал. В 11 часов дилижанс отправился. Я сидел с ширмейстером129 в кабриолете130. Дабы ногам было просторнее, мы опустили кожу: долго так сидеть опасно, ибо, заснув, можно упасть под колесо. Так как путешествие продолжалось недолго, то я и не устал, и даже ноги не очень устали. За Elsterwerda131 граница между Пруссиею и Саксониею, мы доехали в пр<усском> дилижансе до Grossenhain132. Тут сели в саксонскую фуру. Я очутился один на скамейке и потому сидел и лежал порядочно. Чем более мы удалялись от Берлина, тем лучше становились местоположения, тем плодороднее земля. В Саксонии я уже видел высокую прекрасную рожь. Но несносные пески не преставали. В 3-м часу ночи мы приехали сюда. Саксонские дилижансы ходят гораздо долее прусских. Четыре последние мили мы сделали более, нежели в 6 часов, несмотря на шоссе. — Ширмейстер прусский рассказывал мне дорогою свои приключения с первою своею женою, кот<орая> после 16-летней верной жизни вдруг изменила ему и вскоре умерла от горя и от чахотки. Das ist partie gale — er mute mich parieren {Мы квиты — ему пришлось мне уступить (нем., фр.).} и пр. и проч. — Саксонский Schaffner {кондуктор (нем.).} подшучивал над одним маленьким человечком, кот<орого> мы нашли в трактире на дороге и кот<орый> доехал в дилижансе до Дрездена. Сперва сказал мне, что это Nachtwchter {ночной сторож (нем.).}, потом Bote {посыльный (нем.).}, потом: das ist ein Roch. Er war Spion zu Napoleons Zeit {это перебежчик. При Наполеоне он был шпионом (нем.).} и проч. и проч. Встав сегодня поутру, я пил прекрасный кофе с такими же сливками и булкою. Дорогою продовольствие было не всегда хорошо.
Выглянув в окно, я увидел на площади народ, идущий по большей части из церкви или в другую церковь: площадь красивая133. Я сам, одевшись, пошел в католическую церковь134: сегодня их Вознесенье. Там слышал музыку и Sassarolli135: пение кастрата не произвело на меня того влияния, как в Риме, когда я был в последний раз в Петровской церкви136. Я смотрел на Менгсово ‘Преображение’: Христос представился мне так же, как прежде, подымающимся в воздух137. Видел также две другие прекрасные картины, из коих об одной сказали мне, что она Torelli138. Вышед из церкви, я увидел лестницу, сделанную кн<язем> Р<епнины>м139. Взошел на нее. Эльба представилась мне в красе своей, горы с рассеянными домиками — этот вид был для меня восхитительный, но вместе и печальное чувство коснулось души моей, когда я вспомнил об окрестностях П<етер>бурга: все это я вижу, думал я, для того, чтобы никогда не жить в таких местах!
Дорогою, и в Берлине, и теперь мне все мечтаются приятности семейной жизни. Но лета уходят. Скоро, скоро будет поздно. Одинокая жизнь в чужих краях не представляет мне ничего, кроме скуки, даже и беззаботность не имеет прелестей. Разве одно: жить в Париже с гувернанткою140. — Но занятие? — Праздность невозможна. Иногда Москва манит меня к себе. Иногда Крым. Иногда П<етер>бург, с тем чтобы оттуда побывать в чужих краях и разделять тихие наслаждения путешествия: вот главное. Одному хорошо, но чувствуешь нужду сообщить ощущения любезному предмету и наслаждаться его наслаждениями.
Погода очень дурна: сильный холодный ветер. Теперь 2 часа. Иду вниз обедать. Я доволен, что остановился в ‘Htel de Saxe’141: отвсюду близко. Сегодня в театре немцы играют ‘Дон Жуана’142. Поет Сандрини143.
Пятница. 16/28 мая. 1/2 10<-го> утра. Отобедав вчера дома, я соснул. Встав в исходе 6<-го> часа, я пошел в театр. Kellner {Здесь: слуга в гостинице (нем.).} моего трактира уверил меня, что не нужно брать билета заранее: я не нашел нигде места. Пошел было домой с досадою, что скучно проведу вечер, но воротился и сказал одному из тех, кот<орые> собирают билеты, что я охотно заплатил бы вдвое, втрое за билет. Он отвечал, что этого здесь не бывает. Через несколько минут другой из сих же людей предложил мне билет в Gesperrte Sitz {Букв.: закрытые места (нем.).}144. ‘Was kostet das?’ — ‘Einen Gulden, wenn Sie aber etwas mehr geben wollen…’ {‘Сколько это стоит?’ — ‘Один гульден, но если вы дадите немного больше…’ (нем.).} Я дал ему всего 20 грошей {В рукописи: groineft}145. Но, вошедши в театр, мне стало совестно, что я, обещав, хоть и не тому, у кого взял билет, дать вдвое и втрое, дал только 4 Gr. Это мешало мне с удовольствием слушать музыку. Я взял кошелек, отложил еще 12 Gr и вынес их в антракте моему продавцу146. — В театре видел гр<афа> Завод<овского>147 и Рихтера148. Первый воображает себе, что в П<етер>бурге Бог знает как высылают, сажают и проч.149 Между прочим, Бутягин сказывал ему, что и за ним очень смотрели. Я отвечал, что Б<утягин> мог бы быть покоен150.
После берлинских здешний театр мне показался весьма плохим.
После театра я пошел на террасу151, хотев пройти в кофейную. Поворотился
и пошел в кофейную на Alt-Markt152.
Погода все дурна. Иду теперь к Kreysig’y153.
В коф<ейной> один из присутствовавших сказал хозяину: ‘Ein Neupreusse154 hat eben gesagt, da in Preussen es unruhig ist’ {‘Один новый пруссак рассказывал сейчас, что в Пруссии неспокойно’ (нем.).}. Так и здесь слухи сии бывают, меж-iss ду тем как ничего нет похожего на истину155.
Пятниц<а>. 1/2 2<-го> дня. Вчера в театре сидел через человека от меня кн<язь> Путятин: настоящий шут. Причесан, как италианский буффон. Что за галстух! Он беспрестанно хвалил музыку и пение, бил такт, между прочим снял с себя какие-то подвязки и т. п.156
Крейсига не застал. Пойду в 4-м часу. Был у Бассанжа157. Все мне говорят, что надобно весь табак спрятать в чемодан и не объявлять158.
Был в картинной галерее159. Смотрел на картины с книжкою в руках160. Ни Корреджио, ни Рафаэля еще не видал. Оттуда пошел на террасу. Какой вид! Был в коф<ейном> доме. Выпил со вкусом порцию кофе, смотря на горы, покрытые деревьями, на Эльбу и на Linkisch Bad161. Посмотреть — и ехать на север! Как бы здесь хорошо жить с своим семейством. Дрезден мне ныне очень нравится!
Пятница. 1/2 10<-го> ночи. Беда с лекарями! Недаром их бранят. Один одно, другой совсем противное! Сегодня Kreysig сказал мне, что пить эгрскую воду после Карлсбада162 вредно. Гуфеланд, напротив, советовал мне ехать в Эгру. За Гуфланда говорит обыкновение. За Крейсига его рассуждение: к<арлс>б<а>дская вода действует не тотчас, но впоследствии. Не дождавшись сего действия, коему времени определить нельзя, пить иную воду — значит мешать действию первой. Против этого нечего говорить. Я еще не знаю, на что решусь. Завтра поутру он хотел быть у меня. Вместо одного два червонца163, но разноголосица хуже червонцев!
Повечеру был в Linkisch Bad. Какой вид на горы! Право, нельзя на это смотреть, помня, что будешь жить в болоте и что — страшное дело — только в сем болоте и жить мне можно — отечество (может быть, т<о> е<сть> привычки) ничем не заменишь!
Я выпил порцию хорошего кофе с Kuchen {сладким пирогом (нем.).}. Был в театре. Мme Genot164 хороша собою, но орган ее неприятен. Теперь поужинал.
В здешнем народе точно есть какая-то Gutmthigkeit {добродушие (нем.).}, но вместе и скучная холодность.
Суббота. 17/29 мая. 7 утра. Погода пасмурная. Я встал в 7-м часу. Собираюсь пить кофе. Потом, в ожидании Крейсига, буду писать к родным. Вчера после обеда и в постеле я пробежал опись картинной галереи и заметил те картины, кот<орые> особенно хочется мне посмотреть. Не знаю, как успею. Во вторник хочу ехать. Пора, пора! Авось и погода поправится.
In Sachsen schne Mdchen wachsen {В Саксонии вырастают красивые девушки (нем.).}165 — эта пословица как будто нарочно подтвердилась для меня в Grossenhain166, первой саксонской станции ныне. Тут в трактире увидели мы пригоженькую девочку, и один из сопутников моих вспомнил пословицу.
В дилижансе ехала с нами одна молодая женщина, дочь кюхенмейстера167 королевского в Берлине, как сказывал мне ширмейстер168, разведенная с мужем по причине ее болезни — Weier-Flu {белый флюс (нем.).}169 — и потому, что она barre {неспособна к сексуальным отношениям (фр.).}. — Она, между прочим, гов<орила>, что любит слушать проповеди Шлейермахера170, Штрауса и еще какого-то проповедника, что Sack, кот<орого> я слышал, ей не нравится. Вот признак просвещения! Земля, где дочь кюхенмейстера любит слушать Шлейермахера (!), конечно, стоит на высокой степени просвещения. Это привело мне в голову мысль, опровергающую прежнее мое мнение о лютеранском богослужении. Мне казалось прежде, что недостаточно основать богослужение на одних проповедях, ибо хорошие проповедники редки. Теперь я думаю, что достоинство и таланты проповедников соответствуют вообще, более или менее, степени образованности слушателей. Для простых людей хорош и простой проповедник. Но вот выгода протестантской церкви, кот<орой> не имеют другие: люди, каков Шлейермахер, также говорят проповеди. Такие проповеди привлекательны даже для самых образованных людей. Но что в других церквах может привлекать людей образованных к исполнению обязанностей наружного богослужения? — Ничто. Церемонии привлекательны только для глаз, но не для души. Эта мысль пролила для меня новый свет на выгоды Реформации171.
Вчерашняя пиэса, ‘D Frulein von Barnhelm’ {‘Фройлен фон Барнхельм’ (нем.).} Лессинга, имеет хорошие подробности, но вообще незначительна172. С живою правдой выведен на сцену француз, служивший в нем<ецкой> службе, игрок. Этого француза играл Verdy, которого, за 13 лет, я видел во Фр<анкфурте->н<а->М<айне> в роли игрока173. Впрочем, это лицо, хорошо изображенное, для целого в комедии совсем не нужно, чего, я думаю, в хороших пиэсах быть не должно. Вся завязка состоит в том, что один отставленный майор, почитая себя обиженным, не хочет жениться на богатой девушке, кот<орая> его отыскала и предлагает ему свою руку. Он не хочет потому, что, почитая себя униженным, не хочет женитьбою унизить свою любезную. Она притворяется бедною — и он соглашается. Потом он получает полное удовлетворение. Тогда она корячится. Наконец все налаживается.
1/2 11<-го> дня. Крейсиг сидел целый час. Между прочим сказал, что иногда после К<арлс>бада можно пить d Salzbrunnen174 в Эгре.
Крейсиг сказывал мне, между прочим, что чиновники, Frster’ы {лесничие (нем.).}, пасторы и проч., находящиеся в том краю, кот<орый> достался Пруссии175, всячески стараются перейти сюда, что многие владельцы продали там свои имения и купили другие здесь, отчего сии последние даже вздорожали.
Моя болезнь должна быть значительная. Крейсиг довольно сморщил харю свою, пощупав мой живот. Он нашел его aufgetrieben {вспученным (нем.).}, гов<орил>, что он наполнен разными нечистотами, кот<орые> к<арлс>бадская вода должна выгнать. Я хоть и чувствую себя теперь очень хорошо, но при всем том после обеда чувствую некоторую тяжесть в желудке, кот<орая>, я думаю, в здоровом положении быть не должна. К тому же и теперешнее здоровье мое происходит от праздности, кот<орая> не может быть всегдашним занятием!!
Погода, кажется, разгулялась. Пойду на террасу176. Оттуда в театр. Опять ‘D-Juan’ 177.
Воскресенье. 18/30 <мая>. 8 утра. Когда наслаждения могут быть полные! Что за погода! Прелесть! Я чувствую что-то, чего давно не чувствовал. Мне кажется, что воздух здесь лучше. — Выглянул с трубкою в окошко. Солнце сияет. Небо чисто. Я думаю, одевшись, идти на террасу178. Не пойду в лютеранскую церковь179: не услышу Аммона180, на террасе буду смотреть на горы. Оттуда пойду в катол<ическую> церковь181. Прелесть! Англичанин, живущий в одном трахтире со мною, собирается в путь. Карета стоит у крыльца. Как приятно путешествовать при такой погоде! И он, кажется, не один. Для меня, кажется, этого уже быть не может. Когда мне, не одному, путешествовать!
Вчера в театре в одной ложе была королева, в другой — дочь принца Макса, жена его сына, австрийская принцесса, и он сам182. В самом начале им подали чего-то покушать. Как будто отличительная черта принцесс — есть! Из благопристойности они этого не должны бы делать, ибо никто другие в театре не ел. Я восхищался музыкою. Еду отсюда во вторник рано. Понедельник посвящаю Галерее183.
Понедельник. 19/31 мая. 7 утра. Вчера был в Finlater184 — что за вид! Направо Дрезден. Налево Сакс<онская> Швейцария185. Всюду горы. Внизу Эльба. Все это видеть мимоходом!
Поутру был в Frauenkirche186. Проповедовал Girardet187. Прекрасная церковь была наполнена слушателями. Вид интересный. Оттуда пошел в кат<олическую> церковь188. Слушал проповедь. Умеренна. Молитвы поп читал по-католически, т<о> е<сть> довольно скоро и без выражения. Опять слышал двух189. После обедни видел шествие короля190. Что за камергерские рожи тут были! Особенно был смешон какой-то офицер или начальник красной гвардии, предшествоваший королю с палкою и с видом какой-то важности. — Обедал на террасе191. Погода была прекрасная. Вид! Повечеру из Финлатера был в Linkisch Bad192. Пропасть народу. В театре давали ‘Die Brger v Wien’ {‘Граждане Вены’ (нем.).}193. Глупость малосмешная и длинная. И тут видно, как австрийцы позади. Хвастаются, что die Brgerlichen {мещане, городские жители (нем.).} могут быть офицерами! Теперь ожидаю Крейсига. Поутру буду в Галерее194. Потом хочу съездить в Тарант195. Повечеру надобно уложить чемодан. Завтра рано еду с фурманом196 за 8 талеров. Табак поручаю богине здоровья, кот<орая> должна исцелить меня в К<арлс>баде.
Понед<ельник>. 7 вечера. Крейсиг поутру не мог прийти. Ожидаю его в 8 веч<ера>. В 1/2 9<-го> утра я отправился в Галерею. Смотрел скоро, но против той стены, где стоит ‘Ночь’, ‘Св. Георг и Богород<ица>‘ Corregi’ева197, ‘Мадонна v d Wanne’ {‘Мадонна перед тазиком’ (рус., нем.).} Julia Romano198, сел на канапе и долго восхищался особенно картиною Св. Георгия, где на всех лицах играет какая-то веселость. Чрезвычайно понравилась также мне Рубенсова картина (называемая как-то {В рукописи слово: как-то вписано, первоначально был оставлен пропуск.}), сад, с маленькими фигурами, кот<орые> совершенны, ибо не нагие199. Одна картина Кранаха или Дюрера также остановила меня200. Два человека: один пишет, другой на него смотрит, у обоих на лице сильно изображено внимание. Но если бы показать одни головы, то нельзя бы не узнать, который пишет или сочиняет и кот<орый> только смотрит: и тот и другой имеют особое внимание. Многие еще картины изумляли меня. Не выписываю их — некогда — и на что? Перед выходом из Галереи я сел на то же канапе, потом, посмотрев еще на Мадонну Раф<аэля> и на удивительного ангела (поддерживающего голову одною рукою)201, я вышел из Галереи — это было 12 часов, — чтобы, может быть, никогда не видать ее более. — Не медля я сел с г<осподино>м Goepp202, ехавшим со мною в дилижансе, в коляску, и поехали в Тарант. Подъезжая к Плауену203, я узнал церковь, изображенную на моей табакерке. За Плауеном ехали мы долиною. Я узнал места, кот<орые> видел за 13 лет!204 И забыть их трудно — но как не узнать! Около Дрездена множество деревень. Это я видел и возвращаясь в город по другой дороге. В Таранте обедали в саду, подле маленького водопада. Оттуда поехали до Плауена и повернули направо к памятнику Моро205. Проезжали через Плауен, деревня, и через другую. Какие домы, сады у крестьян! Наконец, приехали в Groen Garten206. Тут дворец. В саду опять eine Schenke {кабачок (нем.).} и опять красавицы! Что за земля! Может ли она быть дурна, производя такие лица! — В 6 часов возвратились в Дрезден. Я пошел на террасу, смотрел на горы. Пошел. Взглянул еще, поворотил направо — и все исчезло. Завтра в 5 часов еду. Проводив Крейсига, буду укладывать чемодан и в него нюхат<ельный> табак и сигары. — Прости, любезный Дрезден! Если бы было с кем, то на лето, после К<арлс>бада, приехал бы сюда пожить.

<II>
<Карлсбад -- Мариенбад -- Регенсбург -- Мюнхен>

Карлсбад

23 мая ст<арого> ст<иля> / 4 июня нов<ого>ст<иля>. Пятница. 11 утра. Беру перо, чтобы означить вкратце некоторые черты из моего путешествия от Дрездена до К<арлс>бада, хотя и не расположен писать, будучи не очень весел от консультации доктора Офенбахера1. И он подтвердил сказанное Крейсигом, что die Stockungen {запоры (нем.).} существуют во мне in hohem Grade {в сильной степени (нем.).} и что печень (Leber) etwas angegriffen {несколько затронута (нем.).}. Завтра начинаю пить воду: 2 стакана Neubrunnen и 3 Mhlbrunnen2, положив в первый несколько соли. Что будет! {На нижнем поле листа позднейшая приписка: 24 мая ст<арого> ст<иля> / 5 июня нов<ого> ст<иля> начал пить карлсб<адские> воды, поместья (нем.).}
Я ожидаю всего хорошего от К<арлс>бада. Но, может быть, ошибусь в своих ожиданиях. Может быть, совершенно выздоровлю!..
Последнее утро в Дрездене я провел приятно. Встал в 3 часа. Позавтракал. Все исправил и ожидал фурмана3. В 1/2 6<-го> утра мы выехали из Дрездена. Я сидел в коляске с Frau von Bayern4 из Пруссии, кот<орая> начала тем, что у нее есть дети, Gter {поместья (нем.).} и проч. Я спросил ее о новом состоянии крестьян5. Она сказала мне, что в одной из ее деревень крестьяне исстари пользовались одною половиною земли, обработывая другую на помещика. В сей деревне вся крестьянская половина сделалась их собственностию, без всякого вознаграждения помещику. В другой деревне земля была также разделена, но так как оной было много, то крестьяне получили не всю половину. Так как крестьяне зажиточны, то они теперь не работают у помещ<иков> как поденщики. Для обработания помещик имеет теперь других людей, тут поселившихся, кот<орые> не имеют хозяйства и живут только работного платою. Сей новый порядок вещей даме не нравится: это очень естественно. Если бы, гов<орит> она, многие из помещиков соединенными силами протестовали против сего, то дело было бы лучше. ‘Ah, die liebe Zeit {Ах, прекрасное время (нем.).}, — сказала она между прочим, — когда мы могли несколько сот человек выслать на поле и целую жатву в один день убрать в амбары!’ — Часа через 4 мы въехали в Богемию. Различие между двумя землями разительное. Поля так же плодородны. Но не тот же вид благосостояния. Я приписываю это религии6. Но хотел знать и мнение других. Мой фурман сказал: ‘Auch die Religion bringt es mit sich, mein StRath’. {‘От религии это тоже зависит, господин статский советник’. (нем.).} — Часто впоследствии я думал, как трудно жить в России, где многие члены Англ<ийского> клоба7 отстали в просвещении от саксонского фурмана! — В продолжение пути я нашел, что вид издалека богемских деревень похож на русские. В сравнении с Саксониею, где я не видал жалкой нищеты, где кузнечный работник выходит из кузницы в чистой рубашке, — все бедно. Но вид деревень и крестьян в Богемии все выгоднее, чем у нас вид тех же предметов.
В Peterswalde8 мы нашли таможню. Вошед <в> комнату, я дал чиновнику талер: он прехладнокровно, в присутствии другого писца, положил его в тарелку, перед ним лежавшую. Тут взятки делятся, видно, на всю братию. Полталера дал я осмотрщикам. Никто ничего не смотрел — и я с табаком.
Обедали в Pwalde. После обеда пили кофе у крыльца. Тут уж<асно> изумлял меня своею вертлявостию актер, ехавший в другой коляске. У таможни он сказал, что у него в чемодане только дамские уборы и что он играет роль der falschen Prima Donna {мнимой примадонны (нем., ит.).}. В Теплице9 он в моей комнате пел и жестикулировал. Тут он мне показался жалким — ибо, несмотря на выгодную для театра наружность, он должен быть плохой актер и очень плохой певец. — Дорогою я часто любовался видами. Горы часто приводили мне на мысль Крым. Впрочем, на одни горы смотреть тяжело, т<о> е<сть> когда смотришь из долины, как здесь: похоже на тюрьму. Вид в чистое поле — вид свободы.
Моя Frau Amtsrthin {госпожа советница (нем.).}10 беспрестанно болтала. Между прочим, слыша новые выражения, напр<имер>: Maierhoff, вместо {Пропуск в рукописи.}11, она восклицала: ‘Ah, wie weit sind die Leute hier gegen Preussen zurck!’ {‘Ах, какие отсталые здесь люди, по сравнению с Пруссией!’ (нем.).} Впрочем, она баба дрянная: бедная ее Kammermdchen {горничная (нем.).} очень на нее жаловалась.
В Buchau12 рассказывали, что в Праге 140 студентов отданы в солдаты на 12 лет и 6 лет без производства. Двое повесились, один застрелился, отец одного получил падучую болезнь. Мельник, отец одного из несчастных, просил императора о сыне. Имп<ератор> отвечал ему: ‘Зачем сын твой не мельник?’ — ‘Разве он, отучившись, не может быть мельником?’ — отв<ечал> отец. Без успеха. Трактирщик очень недоволен сею мерою и, говоря об им<перато>ре, показывал на голову13.
Вчера в 5-м часу приехали мы сюда. Объезжая К<арлс>бад, я мог его видеть с горы. Ночевал в ‘Gold Lwe’. Теперь живу в ‘Grner Papagey’ за 2 черв<онца> в неделю14. Мой фурман непременно хотел поцеловать у меня руку за 1 т<алер> 16 гр<ошенов> Trinkgeld {чаевых (нем.).}. То же и в ванне.
Пятн<ица>. 1/2 1-го дня. Ходил смотреть различные источники. Купил стакан, из которого — надеюсь — буду пить здоровье. Поутру купил палку, из дерева, кот<орое> здесь называют Marssely {тутовое дерево (нем. искаж., правильно: Morussely — региональный вариант чешского ‘moruse’).}. С нею буду шествовать на пути — к здоровью?!
Вписываю здесь два стиха, кот<орые> я читал, кажется, в Дрездене в каком-то из множества неполитических журналов. Дело шло о Байроне, о его характере, образе мысли и пр. Его биографии. —
The post is nothing and — at last
The future can but be the past.15
Я вписываю эти стихи, потому что нашел их на лоскутке бумаги в книжке, и ни по какой другой причине, ибо я только думаю — и с сегодняшнего утра не с веселым духом — о моей болезни и о воде к<арлс>бадской, от коей чаю исцеления. Диэту буду стараться сохранить. Она довольно строга, ибо есть надобно мало, а аппетит у меня теперь большой.
Пятн<ица>. 1/2 3<-го>. Отобедал. Что делать? Скука меня не пугает. Я о ней не думаю. Да и не полагаю, чтобы здесь мне было скучно. Но здоровье, здоровье!
1/2 3<-го>. Доктор Mitterbacher гов<орит>, что крепкое мое сложение und die gute Organisation des Kopfes {и хорошее устройство головы (нем.).} причиною, что при моей болезни, усилившейся до важной степени, я не впал в сильную ипохондрию.
Я хоть и дорого плачу за квартеру, но имею ту выгоду, что живу на лучшей улице, Alte Wiese16, в 1-м этаже, и потому могу даже в лицо видеть всех проходящих. Впрочем, деньги дешевеют в глазах даже и экономного ч<ело>века, каков я, если дело идет о здоровье, а приятность всякого рода, особливо во время пития вод, должна способствовать излечению, по крайней мере, неприятности не должны сему препятствовать.
1/2 5<-го>. Сижу дома: то посмотрю в окошко, то почитаю Бакона17: дремлется. Я сегодня обедал уже как Patient {пациент (нем.).}. Оттого опять бы теперь стал есть, если б можно было, но надобно привыкать. Погода после обеда не очень хороша.
1/2 8<-го> веч<ера>. Бродил по улице, всходил немного на гору на гулянье. Сидел на скамье у моего ‘Попугая’18. Теперь ожидаю ужина: суп и булка, а аппетит хоть куда. Вечер хорош, только не очень тепло.
24 мая/5 июня. Суббота. 5 утра. В 9-м в исходе я уже был вчера в постеле. Музыка на улице что-то играла. Сегодня встал в начале 5-го. Умылся. Курю трубку. Утро хорошо, но свежо. Я не могу выглянуть из окошка, чтобы не подумать о Крыме. Горы карлсбадские заставляют меня думать о горах южного берега. Там пусто, дико, здесь, или лучше сказать, в Дрездене все обработано. Но здесь много и бедности. В Дрездене тоже, как и во всех образованных землях. Около меня в Крыму такой бедности не будет. Здесь много людей. Там мало. Но что мне за удовольствие видеть Филлятерский сад19, наполненный людьми? Не количество, а качество. Если судьба дозволит мне наслаждаться семьею, если я буду иметь двух или трех приятелей, несколько знакомых — чего желать более! Книги и газеты будут! Будет здоровье, которого в П<етер>бурге я тщетно, кажется, надеяться буду.
Я по сию пору издержал 95 <червонцев> {В рукописи обозначено: #}. Имею еще червонца два серебром. Остальные 55 хочу отложить, чтобы иметь их для путешествия, а здесь возьму денег у банкира, к которому адресовал меня Бассанж.
1/2 9<-го>. Возвратился от источников. Выпил 4 чашки прекрасного кофе. Перед первым стаканом я выпил 1/2 стакана с солью. Потом, по русскому обычаю, перекрестился и выпил первый стакан из Neubrunnen. Второй тоже. 3 последние из Mhlbrunnen. Вода совсем не противна, особливо из Neubrunnen. Между каждым стаканом я ходил от 10 <до> 15 минут. В 7-мь часов я уже был готов и, походя и посидя еще час, возвратился домой. В желудке чувствую некоторую тяжесть. Также и в голове, вероятно оттого, что сегодня еще не ходил на двор: чувство, мне известное. — Более всего пьют из Neubrunnen {К этим словам позднее сделано примечание под строкой: Из Mhlbrun вообще, кажется, более или равно из обоих.}.
1/2 11<-го>. Сейчас был доктор. Велел завтра выпить 2 стакана Neubrunnen и 5 Mhlbr. Сегодня же ввечеру 2 Neubr. Завтра первый стакан с солью. — Он, между прочим, подтвердил о происшествии в Праге20. На вопрос мой он отвечал, что до сего времени никогда никого в наказание не отдавали в солдаты. Чем платим мы Европе за просвещение!
Моя Frau Amtsrthin {госпожа советница (нем).}21 щеголяет. Сегодня поутру я видел ее в жемчуге с какою-то бляхою. Теперь идет мимо моего дома с шалью на руке!
1/2 5<-го>. Обедал опять в ‘Gold Schild’22. Нет ничего несноснее (insipide {ничтожный, пошлый (фр.).}) этих трактирных разговоров: о дорогах, о почтах и т. п. Раупах23, обедавший тут, должен быть большой болтун, ибо он и об этих предметах говорил без умолку.
Воскресенье. 25 м<ая>/6 июня. 3 дня. Я очень невесел, как потому, что много думаю о болезни моей, так и потому, что и сегодня не было порядочно н. н. Поутру я выпил 7 ст<аканов>, начал в 5, кончил в 1/2 7<-го>. Кофе пил без вкуса и без булки, с трубкою. Хочу так попробовать завтра и т. д. Обедал мало. Поутру читал газеты. Теперь возвратился от обеда. Болтал там с одним лифляндцем. После обеда надо время убивать. Поутру оно само идет. Я очень устаю от ходьбы во время питья воды. Но как быть! Завтра буду пить 9 стак<анов>: 2 из Nbrunn и 7 из Mhlbr. Погода прекрасная.
1/2 8<-го> веч<ера>. В 6 часов пошел к Neubrun. Выпил два стакана и по сию пору бродил. Сидел немного. Вечер прекрасный. Доктор прописал мне слабит<ель>ное и велел принять, если мне будет тяжело. Однако же тяжело не очень, и я не приму. Авось завтра после кофе поможет стакан воды, кот<орую> доктор позволил выпить. Кроме теплой, я сегодня никакой воды не пил. Намереваюсь нанять лошадь для верховой езды. Ходя по галерее, я с каким-то умилением смотрел на трактир ‘Zum Goldnen Lwen’24, в кот<орый> привез меня фурман25. Когда-то я опять буду сидеть в фурманской коляске, ожидать обеда или ночлега! Здоров ли тогда я буду?!
Понедельник. 26 м<ая>/7 июня. 8 утра. Сейчас возвратился от источников. Пошел туда 1/2 5-го. Устаю очень, но, пришед домой, скоро отдыхаю. — Видя в первый раз театральную афишу, объявляющую ‘Баярда’26, не знаю с чего, пришло мне на мысль: нет ли в этой труппе Илленбергера27 — взглянул на афишу и siehe da! {гляди-ка! (нем.).} Илленбергер тут как тут! Предчувствие в случае, совершенно не интересном.
Гористые места похожи на тюрьму, писал я. Но вот их преимущество: я сижу на канапе в городе и вижу в окно леса, нивы, людей, ходящих по горам. Это ни с каким далеким видом сравнено быть не может. Прелесть!
После кофе я выпил стакан простой воды и, не знаю оттого ли, имел н. н., хотя не очень много. Соль, видно, не действует, хотя я большую порцию ее и сегодня проглотил. Теперь полегче.
Невольно замечаешь различие католических от протестантских земель. В одном городке точильщик ножей, бритв и пр<очего> рассказывал моей Amtsrthin {советнице (нем.).}28 о процессиях. Это странно для меня слышать в Германии. Праздники мешают работе. Мой фурман29 гов<орил>, что здесь обыкновение: 6 Tage dem Herr Gott, und den 7-ten der Arbeit {6 дней Господу Богу, а 7-й — труду (нем.).}.
4 ч<аса> дня. Теперь в первый раз здесь захотелось мне спать. Здешняя вода усыпляет. Но поутру я сей охоты не чувствовал. Обедал сегодня опять в ‘Gold Schild’30. Ел три блюда: суп, шпинат с печеным цыпленком, телятину с яблочным компотом. Вчера только два блюда. Вина пью мало. Бутылка, впрочем большая, Rdesheim31, привезенного из Дрездена, еще не вышла в четыре обеда. Станет и на завтра. Многие из здешних Badegste {курортников (нем.).} отменно хвалят Карлсбад. Gr Egloffstein, прусский Hofschenk32, живущий надо мною, испытал на себе благодетельное действие воды, особенно, говорит он, она помогает in den Beschwerden des Unterleibes, der Leber {при непорядках в животе, печени (нем.).}, т<о> е<сть> в моей собственной болезни.
Вторник. 27 м<ая>/8 июня. 1/2 10<-го> утра. Сегодня, встав в 4 часа, в 5 я выпил уже первый стакан. Всего выпил 10. Слабило два раза, но мало. Кроме запоров, кот<орые>, вероятно, отчасти от воды происходят, я никакого действия ее не примечаю. Прилива крови к голове (congestion {прилив крови, гиперемия (фр.).}) нет. Но в животе довольно тяжело. Сегодня при последних стаканах я очень устал и несколько раз садился. Погода прекрасная. Поутру не было свежо. Вчера вечер был также прекрасный. Я ходил по гулянью. Сидел на скамье, смотрел на горы, освещенные последними лучами солнца. Лег в 9 часов. Теперь пью кофе.
Середа. 28 м<ая>/9 июня. 9 утра. В 1/2 5<-го> пошел к колодезю. В 1/2 9<-го> возвратился. Во время питья не садился. В последний час отдыхал. Впрочем, сегодня я не так устал, как вчера. Вчерашняя микстура подействовала: мне гораздо легче. Вчера после колодезя ездил верхом до ‘Freundschafts-Saal’33. Сегодня собираюсь писать в Россию: почта долго ходит.
1/2 4<-го> дня. Обедал, по обыкновению, у Больна34. Ел суп, говядину с хреном, цыпленка с черносливом и один хлеб. Выпил 4/5 бут<ылки> Rdesheim35. Ушел оттуда в 2 часа. Какой-то пруссак рассказывал различные Suiten {анекдоты (нем.).}, помешал болтать нашему генералу, который гораздо забавнее. Зашел с гр<афом> Ливеном36 в лавку, купил чубук с обыкновенным немецким мундстюком37 и, сидя и ходя по улице против своей квартиры, выкурил трубку табаку. Очень жарко. Для полей желают дождя. Сегодня пишу в Россию. Письмо отсюда первое, вообще No 3.
Четверг. 29 м<ая>/10 июня. 20 минут 5<-го> пошел со двора. Возвратился 5 минут 10-го. Более 3 1/2 <часов>. Пив последние два стакана, садился. В последний час отдыхал каждые десять минут. Возвратившись, имел 1 раз н. н. порядочно. Вчера ходил, по исчислению, верст 13 по крайней мере. Образ жизни теперешний мне совсем не скучен. Лишь бы только 6 или 8 недель прошли покойно, без неприятных известий из П<етер>бурга. А то они пройдут, и я буду в фурманской коляске38. За этим дело не станет. Спокойствие, спокойствие. На выздоровление или, по крайней мере, на облегчение я надеюсь. Вчера и Раупах говорил мне, что ему от запоров и от печени здешние воды скоро помогли, но что зимою возвращаются припадки. Для того, дум<ает> он, надобно зиму всегда жить в Неаполе. — А я сейчас же вздумал о Крыме. Туда!39 Здоровье всего дороже. В чужих краях век жить точно трудно. В Крыму же я буду в России, хоть и далеко от центра. Для езды, к сожалению, нельзя пользоваться фурманами.
Вчера один пруссак сказывал мне, что помещики при освобождении крестьян от личных работ и при предоставлении им в собственность земли получают денежный оброк, что Fr Amstrthin {госпожа советница (нем.).}40 несправедливо мне гов<орила>, что крестьяне освобождены без вознаграждения41.
Пятница. 30 м<ая>/11 июня. 1/2 10<-го> утра. 40 мин<ут> 5-го пошел со двора. 10 м<инут> 9-го возвратился. Всего 4 1/2 часа. Выпил 11 с<таканов>. Н. н. было только один раз, несмотря что вчера на ночь принял 2 ложки микстуры. Вчера была маленькая гроза и дождь. Теперь, кажется, разгуливается. Сегодня посылаю в П<етер>б<ург> письмо No3. — Хотя прусский полковник делает для меня неприятными обеды у Больна42, но нельзя не упомянуть здесь о вчерашнем его разговоре на скамье против моего дома. Он гов<орил> о ген<ерале> Йорке43. Хвалил его. Er will nicht so mit dem Pbel sich dem Gesetz unterwerfen {Он не желает подчиняться закону попросту вместе с чернью (нем.).}, что недавно в Бреславле он дал две пощечины банкиру, у кот<орого> жил, за то, что он не снял перед ним шапки. ‘Und, sehen Sie, der Knig hat ihm das bel genommen!’ {‘И, представляете, король на него за это не рассердился!’ (нем.)} Настоящий прусский офицер старого времени!
Вот уже неделя, как я здесь, — а я этого не заметил. Время идет скоро. Главное неудобство для меня — ходьба. При второй половине стаканов я очень устаю. Диэта также неприятна, но это незначительно: от воздержания не устанешь!
Суббота. 31 мая / 12 июня. 10 утра. 1/2 5<-го> пошел со двора. 1/2 9<-го> возвратился. Выпил 4 ст<акана> Neubr и 8 Mhlbr. Но не через 1/2 часа каждый, а через 10 минут, по совету доктора. Этот совет очень меня обрадовал. — От того и от дождливой погоды я чувствовал некоторую тяжесть в голове. Теперь доктор велел повечеру ставить кл<истир> из Sprudel44. Дождь идет с самого утра. Вчера шел, но после обеда было хорошо. Повечеру я ездил верхом. — Когда вчера я лег в постелю, то не чувствовал той усталости в ногах, как третьего дня, вероятно, оттого что после обеда сидел на канапе, читал газеты: всего более пишут о происшествиях в Лиссабоне45. — Говорят, что здесь, как вообще в гористых местах, когда начнет дождь, то не перестает несколько дней. — Доктор уверяет, что я вылечусь в два лета, и вылечусь навсегда! — Дай Бог! — Сегодня я себя не так свежо чувствую, как прежде. Какая-то слабость: вероятно, действие воды и дурной погоды вместе.
4 ч<аса> дня. Целый день идет дождь. Барометр стоит высоко. Говорят, что завтра погода будет хороша. Отобедав у Больна46, я узнал от кельнера47, <что> Пав<ел> П<етрович> Соколович жив и в бедности48. Хочу послать ему что-нибудь. Но прежде к нему напишу.
Воскресенье. 1/13 июня. 10 утра. Со двора % 5-го. Возвр<атился> 1/2 9<-го>. Погода холодная. Солнце то проглянет, то скроется. Дождя нет. Я делаю в час, при самой тихой ходьбе по крайней мере 2 версты. Итак, с сиденьем, я верно сделал поутру 7 верст. Повечеру при питье двух стаканов я ходил с лишком час: 3 версты. Перед обедом по крайней мере с версту. И так вчера, при дожде, я ходил более 10 верст. Сегодня ночью часы мои стали. У источника я также нашел стрелку неподвижною. Пришел часовщик, завел тамошние часы, открыл мои, и они сами пошли. Вчера повечеру хозяйка сделала мне Sprudelsuppe: он мне показался очень вкусным: гораздо лучше, нежели в трактирах.
Повечеру вчера был в театре: давали ‘D Freyschtz’49. Не знаю почему, актеры показались мне презрительными, актрисы, по ясной причине, — жалкими. Доход их очень мал. Вчера по причине дождя театр был полон. В хорошую погоду, говорят, почти никого нет: а труппа пребольшая.
1-го июня я сижу в моей комнате в тулупе!
4 дня. И сегодня опять почти беспрестанно идет дождь. Обедал у Больна50. После обеда болтал до 4-го часа с Энгельгардтом51, Раупахом, Гагемейстером52 о положении крестьян вообще. В Пруссии их положение было различно в различных провинциях53.
Доктор Mitt сожалеет, что нынешний год мало посетителей в Ка<рлс>баде. Он приписывает это особенно искусственной к<арлс>бадской воде, кот<орую> многие пьют в Дрездене и Берлине и сюда не едут54.
Болтанье для меня здесь приятно: убивает время. Надобно бы идти в театр. Но в 6 часов пить воду. Итак для театра один час. Это не стоит двух гульденов.
7 веч<ера>. Вышел 1/2 6<-го>. Ходил 1 1/2 <часа> не так тихо, как поутру, и, верно, сделал более 3 верст. След<овательно>, сегодня уже десять. Холодная, ненастная погода напоминает осень и приводит в приятное мне осеннее уныние или, лучше сказать, осеннее чувство, ибо уныния настоящего тут нет. Небо не яснеет. Завтра нельзя ожидать хорошей погоды. — Дождь опять идет мелкий, осенний. Я ожидаю Sprudelsuppe, кот<орый> ел вчера в первый раз, и он мне очень понравился. За обедом сегодня я не ел ни говядины, ни Rehbraten {оленье жаркое (нем.).}, а котлету с шпинатом и цыпленка в желтом соусе. Зато съел одну облатку55.
Понедельник. 2/14 июня. 1/2 9<-го> утра. Пошел со двора в 1/2 5<-го>. Возвратился в 9: 3 1/2 <часа> ходил скорее прежнего и, может быть, оттого устал менее. 2 1/2 часа беспрестанно ходил, не садился. В последний час отдыхал. Теперь буду пить кофе. Посидев дома несколько минут, теперь не чувствую большой усталости.
Вчера лег в постелю 1/2 9-го и делал план возвратному пути в Россию. В августе, думал я, поеду я отсюда в Прагу. В сентябре буду в Кракове. Там куплю бричку, может быть, найму лакея и поеду в Киев. Из Киева в октябре поеду в Крым. Буду в Одессе, поговорю с гр<афом> В<оронцовым>56 о губернаторстве. Объеду южный берег. Поищу земли для будущего моего поселения. В мае поеду в Москву. Оттуда к зиме в П<етер>бург. Таким образом, отпуск мой продолжится 2 1/2 года. О Крыме я более и более думаю. В чужих краях поселиться навсегда, кажется, трудно. В П<етер>бурге не сохранишь или не поправишь здоровья.
Я не чувствую еще никакого действия здешней воды: она меня слабит, но не много. Сегодня, в первый раз, я имел 3 раза н. н., но понемногу. Вчера я ел умереннее прежнего и ходил скорее: может быть, это подействовало.
Погода все холодная, сырая, и сейчас я видел маленький дождь. Я сижу в тулупе.
8 вечера. Сейчас вышел из ванны, изготовленной в задней комнате того же этажа. Половина воды Sprudel, другая простой холодной. После ванны ел суп, превкусный, по крайней мере при теперешнем моем голоданье, из Sprudeln же. Через час поставлю клистир, также из Sprudel’я. Таким образом, в разных видах является мне этот Sprudel, прежде нежели я стану к нему близко и буду пить его.
Не Жуковку57— Карлсбад можно назвать Голодявкою для посетителей, особенно для нашей братьи, привыкшей есть много. Не последнее неудобство для меня — ходить по улице и видеть хлебы и сухари и Kuchen {сладкий пирог (нем.).} у булочников или мальчишек, убирающих хлеб с маслом — и с маслом богемским! Теперь слюнки текут. — Всего этого и мне хочется. Кончив обед, я также нехладнокровно смотрю на тех, кот<орые> его продолжают. Есть хочется беспрестанно, особливо хлеба, кот<орого> я ел так много прежде, теперь же только один хлебец или булку за обедом и один в Sprudel-супе. — Хорошо, кабы привыкнуть поменее есть: больше не только здоровья, но и наслаждения в еде. — Погода к вечеру разгулялась. При питье двух вечерних стаканов мне было даже жарко. Однако же небо облачно.
Вторник. 3/15 <июня>. 1/2 10<-го> утра. Я переселился в 3-ий этаж. Пока я был у источников, весь мой скарб перенесли сюда. Главное неудобство не лестница, а то, что спальня через сени, так что всегда надо запирать ее. Но и здесь есть канапе, на кот<ором> я сижу, смотрю в окно и отдыхаю, этого довольно. У источников был 3 1/2 <часа>. В это время сидел минут 20 в последний час. Кл<истир>-Spr, кажется, не усилил испражнений. — Погода разгулялась, но еще не жарко, несмотря на солнце. Я в тулупе. Беспрестанно думаю о Крыме. — Хочу ранее обедать: в начале 1-го, так, чтобы воду можно было кончить к 6-ти часам и потом гулять или ездить верхом, а то недостает времени.
5 вечера. Paris. Den 1. Juny. Die durch die vorhandene (?) Reduction der Renten entstandene Ghrung ist sehr ernsthalt geworden. Niemand htte eine so starke Opposition erwartet. Dies beweist neuerdings, da nichts gefhrlicher ist, als die materiellen Interessen der brgerlichen Gesellschaft, wie sie einmal besteht, anzutasten. {Париж. 1 июня. Брожение, возникшее из-за произведенного (?) снижения процентной ставки на государственные займы, стало весьма серьезным. Никто не ожидал столь сильного сопротивления. Это доказывает в очередной раз, что нет ничего более опасного, чем затрагивать материальные интересы сложившегося буржуазного общества. (нем.).}
После: Den 2. oder 3. Juny hat die Reichs-Kammer den Gesetzentwurf wegen Reduction der Rente mit 130 gegen 115 Stimmen verworfen. Die Fonds sollen hierauf betrchtlich gefallen sein.
‘Allg Zeitung’58. 9 Jun 1824. {2 или 3 июня имперская палата отвергла проект закона об уменьшении процентной ставки на государственные займы 130 голосами против 115. Цены на фондовой бирже, как говорят, после этого значительно упали. ‘Алльг<емайне> цайтунг’. 9 июн<я> 1824 г. (нем.).}59
8 вечера. Вечер прекрасный. Последние лучи солнца играли на вершинах гор. Я ездил верхом до Гаммера60. Теперь съел Sprsuppe. Курю трубку в ожидании кл<истира>. Музыканты дают серенаду вновь прибывшим сюда и живущим подле ‘Grn Pap61 в ‘Guten Hirten’62. Дух мой расположен к той сладостно-печальной меланхолии, кот<орая> рождает в человеке ко всему благоволение. Эту меланхолию надобно разделять с милыми сердцу. В верховой прогулке, смотря на горы, я думал беспрестанно о Крыме и, между прочим, о том, как бы я там ел, — есть, есть, об этом часто думаешь в К<арлс>баде.
Середа. 4/16 июня. 1/2 9<-го>. Сегодня более двух с половиною часов ходил, не отдыхая, кроме как садился при питии последних 4-х ст<аканов>. Погода опять прекрасная. Я уже совсем так не устаю, возвратясь домой, как прежде, но ноги болят. В газетные дни я отдыхаю более, ибо читаю часа два сидя газеты.
Четверг. 5/17 <июня>. 9 утра. Fronleichnamstag {Праздник Тела и Крови Христовых (нем.).}63. Пошел в 5. Возвр<атился> в 9 1/2. Сегодня ночью я слышал сильный дождь. В галерее узнал, что был сильный гром. Все пробуждены им были. Но я не один так крепко спал. Гагемейстер и его семейство также ничего не слыхали. Цирюльник мой вместо 4 пришел в 5 часов. Я на него рассердился — в первый, желаю, и в последний раз в К<арлс>баде. Говорил, что молния причинила пожар верст за 7 отсюда и убила двух или трех человек. Пожар был виден отсюда. Погода пасмурна. Стрельцы в параде пошли, вероятно, к церкви. Будет процессия. Поплетусь и я туда, если исправлю все нужное. — Вчера я слышал, что Шатобриан вышел из Мини<стер>ства и Vill&egrave,le получил его портфель64. Завтра получу газеты. Дни газетные для меня — дни особого отдыха. Часа два сижу читая, а после чувствую, что совершенно отдохнул. — Писем по сию пору не имею. Ожидаю почти с нетерпением. Что-то скажут первые известия! — Вчера после обеда от 5 <до> 6 ходил на гору мимо Schlolbrun65. Дошел до доски, где стоит: Weg nach d Himmel auf Erden {Путь к Небу на земле (нем.).}66. Пора было идти к колодцу, и так я не дошел до неба. — Доктор гов<орит>, что со мною все идет хорошо. Я не вижу дурного, но также и хорошего. Надеюсь только на Sprudel.
1/2 8<-го> веч<ера>. Сегодня поутру в 10-м часу я пошел в церковь, следовал за процессиею. Убранство олтарей, куча народу на улицах гористых, ризы попов — все сие представляло приятный вид для глаз — но для души?.. Я, ходя за процессиею, болтал с Раупахом. В 12-м <часу> в исходе пришел к Больца67 и, хотя не очень устал, но чувствовал истощение (вероятно, оттого что поутру порядочно меня 2 р<аза> слабило) и тотчас спросил обедать. После обеда поехал с земляками за город. Дорогою болтал о Крыме, кот<орым> я опять брежу. Мы хотели пить кофе в Эйхе68, но кучер провез нас мимо и привез с другой стороны к Карлсбаду, кот<орый> мы приняли за Эйхе и удивлялись, что многие Badegste {курортники (нем.).} так далеко ходят гулять. Узнав ошибку, поворотили назад и пили кофе в Fischer69. Я выпил одну чашку — против моего обыкновения. За обедом тоже преступил мою диэту: съел два хлебца. Теперь ожидает меня Sprsuppe у канапе.
Пятница. 6/18 июня. 9 утра. Пошел 1/2 5<-го>. Возвратился в 8. 2 1/2 <часа> ходил не садясь. После два раза отдыхал по 5 мин<ут>. Ночью был дождь. Теперь иногда светит солнце, но свежо. Вчера я долго не мог заснуть, вероятно оттого, что после обеда выпил чашку кофе. Доктор то же думает. Теперь плачу недельный счет хозяйке: кофе 30, суп 10 крейцеров70. И то и другое всегда хорошо. Кажется, недорого! — Поутру после воды я всегда чувствую на время etwas schleimiges {нечто слизистое (нем.).}. Впрочем, других неудобств воды не замечаю. Слабит порядочно, вероятно от Sprudel-Kl. Устаю гораздо менее прежнего. Но все устаю. Какой-то поляк и какой-то пруссак прислали мне карточки. Прежде это было здесь общим обыкновением. Не знаю, как быть. Во всю жизнь я послал только одну карточку, к Бетману71. — Вчера за обедом Больна72 открыл сбор для погоревших73. Из людей никто не погиб. Погибло 4 или 5 коров.
1/2 1<-го> дня. Давно бы пора идти походить и обедать. Но здесь — времени много и нет его! Теперь я готов, но идет дождь. Погода не устанавливается. С первой грозы не было еще очень теплого дня, и ежедневно дождь.
1/2 8<-го> веч<ера>. При питии двух ст<аканов> ходил более часа. Теперь за Sprsuppe. Хочу идти на улицу с сигаркою. Что-то грустно.
Суббота. 7/19 июня. 1/2 9<-го> утра. Пошел 40 мин<ут> 5<-го>. Возвр<атился> в 8. Более двух часов, во время питья, не садился. Погода разгулялась, но, говорят, ненадолго, ибо туман не постепенно пал на землю, а пронесся по долине. — Сегодня, забывшись, вместо 4-х выпил 5 ст<аканов> Mhlbrun.
1/2 3<-го> дня. В одиннадцать часов пошел к 4 Uhr-Promenade {Четырехчасовому променаду (нем.).}74 и далее на гору к Филлатерову храму75. Вышед уже на улицу, я чувствовал приятное влияние солнца. Но на горе ароматы от сосен и какой-то теплый зефир обдали меня. Пошел легко, но до храма не достиг. Не нашел дороги, будучи уже от храма, как после узнал, в нескольких шагах. Возвратился, не отдыхая, 40 мин<ут> 1-го прямо к обеду. Сегодня я себя чувствую гораздо лучше, нежели вчера, потому что имел три раза н. н. Теперь отдыхаю с трубкою. Погода хороша — солнце. Но не жарко.
1/2 8<-го>. В 5 пошел со двора. Бродя по улицам, взобрался наконец на ту гору, кот<орую> вижу из моих окон. Оттуда к колодцу. От колодца zum Himmel aul Erden {к Небу на земле (нем.).}76. Вид прелестный. 20 мин<ут> 8<-го> возвр<атился> домой. По горам я хожу легко. Хороший знак для Крыма. По крайней мере, я сделал сегодня 16 верст.
Воскресенье. 8/20 <июня>. 1/2 9<-го> утра. Пошел 1/2 5<-го>. Возвр<атился> в 8. 2 1/2 часа ходил не садясь. Потом два раза отдыхал. Уставать начал не при 6 или 8 ст<аканах>, как прежде, но после 10. Рано поутру было хорошо. Теперь заволокло небо и нет солнца. Ежедневно в галерее встречаются новые лица. Между прочим, и русские француженки.
1/2 3<-го> дня. Сейчас за обедом сказывал мне Энгельгардт, что кн<язь> Голицын от Министерства отставлен и остался только при почте, что дела духовные перешли к Серафиму, министром же просвещения Шишков77. Но где иностранные исповедания, я добиться не мог78. Такие перемены невольно охлаждают воображение при мыслях о Крыме. Постоянство жизни среди непостоянства всех метод и систем! — Теперь письма из П<етер>бурга сделались для меня еще нужнее. Неужели брату придется служить под начальством этого старого дурака? — Известие не для К<арлс>бада. Но всегда — как уедешь — что-нибудь случится неожиданного. Но обращусь к к<арлс>бадской жизни.
Перед обедом в 1/2 11-го пошел в Филлатеров храм79. Достиг его без труда. Вид прелестный: между гор шумящая Тепля. 20 мин<ут> 1-го возвратился к обеду. Завтра пью первые 2 ст<акана> Sprudeln. Что карлсбадские недели, когда видишь такие перемены, как в П<етер>бурге?80 Забудешь все здешние легкие трудности при мысли о скучных и тяжелых трудностях жизни п<етер>бургской. Поневоле опять обратишься мыслию к заграничной жизни. Сделает ли Крым ко всему п<етер>бургскому так равнодушным, как чужие край?
7 веч<ера>. Перед колодцем был опять на горе St. Laurentius81, что против моих окон. После колодца ходил мало, ибо натер палец сапогом. Теперь буду есть Sprsuppe.
8 веч<ера>. Еще бродил по улице с полчаса. Теперь кл<истир> и спать.
Понедельник. 9/21 июня. 1/2 9<-го> утра. Сегодня выпил 2 стакана Спруделя, перекрестившись, по русскому обычаю. Все время, почти 3 1/2 часа, ходил, садившись только два раза в XXVIII номере82. Не оттого ли слабило, что я вчера вино пил с водой и ел суп без муки? Погода хороша.
Во всяком случае, когда я возвращусь в Россию, надобно, кажется, думать о приобретении сада на южном берегу и земли около Симферополя и о заведении в том и другом месте хозяйства. Если бы я вскоре там и не поселился, то всегда готовый угол приятно иметь, живя или в П<етер>бурге, или ездя иногда в чужие край. Мне кажется, что со мною дело должно кончиться сельскою жизнию в России. Где же там жить, как не в Крыму? Мысль о пристанище покоит и веселит дух в продолжение странствия.
После обеда. Часы отдал поправить репетицию83. Энгельгардт спрашивал у гр<афини> Остерман84 о смене кн<язя> Гол<ицына>. Шишков заступил его место и по ин<остранным> исповеданиям85. Не могу придумать, что могло быть с братом. Остался ли он? — Вышел ли из Министерства? — Всего невероятнее, что он остался с Шишковым. Не отпросился ли, вышед из Мин<истерст>ва, в отпуск?86 — гр<афиня> Ост<ерман> сказала, чтобы я пришел к ней. Пойду через час.
Сегодня доктор уверял меня, что здешние воды мне помогут и что я возвращу здоровье — auf mehrere Jahre {на долгие годы (нем.).}. — Если так, то я постараюсь сохранить его Крымом. Надутость желудка не уменьшается. У одного же пастора из Фелина87, приехавшего сюда в одно время со мною, брюхо совсем пропало, и он похудел. Этого и я ожидаю или, по кр<айней> мере, желаю. — Перед обедом ходил только до Karlsbrcke88. Погода хороша: солнце, тепло, а не жарко. — Нынешнее лето здесь мало посетителей. Я к этому совершенно равнодушен и вообще ко многому житейскому. Бьет три часа. — Сегодня 2 месяца, как я выехал из П<етер>бурга — и не имею еще писем! — Доктор велел завтра начать с Mhlbrunn 5 ст<аканов>, потом 4 ст<акана> Neubrunn и, наконец, 3 Спруделя.
1/2 8<-го> веч<ера>. Был давеча у гр<афини> Ост<ерман>. Она подтвердила, что сказывал Энг<ельгардт>. — От нее пошел на гулянье, взобрался на гору, прошел по прекрасной дорожке, мимо капеллы89 и сзади Wiese90 поверху, и наконец спустился подле моего дома. Потом был у Neubr. После пошатался по улице. Теперь буду есть Sprsuppe.
Вторник. 10/22 <июня>. 1/2 9<-го> утра. Пошел % 5<-го>. Возвр<атился> 1/2 9-го. Выпил, между прочим, 3 стакана Спруделя. Он, кажется, никакого неудобства мне не причиняет. Не замечаю прилива крови к голове, н. н. хорошо. Вспоминал неприятность утра с запором в П<етер>бурге, я сам на себя негодую за то, что К<арлс>бад начинает мне скучать. В П<етер>бурге я думал, что одно очищение желудка ежедневное сделает для меня здешнее пребывание приятным. Это так и должно быть. Но, не имея удовлетворения, душа всегда желает перемены. В августе или в сентябре июнь и июль покажутся мне весьма скоро миновавшими. И подлинно, время здесь идет скоро: беспрестанная ходьба, исчисление времени для обеда, для прогулки, для ужина и клистиров не дает заметить, как день пройдет. Если бы я получил приятные известия из П<етер>бурга! — Но ожидать сего я не могу. — Погода довольно теплая, но солнца не видно.
1/2 3<-го> дня. Перед обедом взошел на гору подле моего дома и прошел опять, как вчера п<осле> об<еда>, мимо часовни и спустился на гулянье. Прогулки перед обедом с некоторого времени сделались для меня истинным удовольствием. Хожу потому, что ходится, а не потому, что надо ходить. В 4-м часу иду к гр<афине> Ост<ерман>. Она велела звать через Энгельг<ардта>. Вероятно, получила письмо из Эгры91. Вчера она мне сказывала, что причиною отставки князя Г<олицына> перевод какой-то книги и что будто бы Магницкий92 тут против него действовал. Это не худо бы для дополнения к прочим действиям этого наглого подлеца93.
1/2 4<-го>. Газет не получил. Буду читать их в 4 часа. Пошел дождь. Сегодня я мерил брюхо. Кажется, на палец стало менее, но в упругости не уменьшается. Что-то будет от Спруделя. — Думая беспрестанно о Крыме, мне кажется, что я решился там поселиться, но вместе и быть губер<наторо>м. Если же служба не пойдет хорошо, то можно там жить als Particulier {как частный человек (нем.).}. В чужих краях беспрестанно из одного места хочется в другое. Но как хотелось мне и из П<етер>бурга! И я напоминаю себе, как я радовался мыслию, что поеду оттуда, как был доволен, очутившись в Риге в трактире, и как приятно пришла мне на память молодость, когда в Рюгене, сев в бричку, я увидел кучера, курящего трубку, аллеи, деревья, одним словом, опять немецкое. Теперь эти ощущения исчезли. Но что как захочется из Крыма? Куда? Это не трудно. Но как? Это будет труднее, чем из П<етер>бурга.
Середа. 11/23 июня. 1/2 9<-го>. Пошел 1/2 5<-го>. Возвр<атился> 1/2 9<-го>. Вышед поутру на улицу, я увидел людей, чего обыкновенно не бывает. Узнал причину: вода Тепли ночью очень прибыла, а жители были уже напуганы в 1821 году94. Вчера изломалась трубка, и я был без кл<истира>. Оттого ожидал запору. Но, возвр<атясь>, имел 1 раз н. н. Вероятно, после кофе еще будет. Погода еще вчера испортилась. И теперь краплет дождь. Сегодня я пил у каждого из 3-х источников по 4 стакана: Mhlbrunnen, Neubr, Sprudel.
1/2 8<-ro> веч<ера>. Перед обедом прошел по горе за домами, мимо часовни95. Спустился по ближней тропинке. Возвратясь от обеда, взял трубку и ходил и сидел на Wiese96. В 4 часа пошел к Постгофу97 и далее с земляками. Возвратился оттуда к колодцу. Выпив два ст<акана>, пошел к Puppische Alle98. Посидел там на скамье, поболтал с земляками и пришел теперь к ужину, т<о> е<сть> к Спруделю. Погода прекрасная. Число приезжих ежедневно увеличивается, но все мало в сравнении с прошлым годом. — Сегодня перед обедом и к вечеру я чувствовал истощение или слабость более прежнего. Аппетит я имею беспрестанно и никогда не удовлетворяю его так, как бывало в старину, т<о> е<сть> до К<арлс>бада. Истощение же, вероятно, от ходьбы и — от голода. Эта диэта точно голоданье. Но оно нужно: сила пищеварения сохраняется оттого более для воды: 14 ст<аканов> в день не безделица! Сегодня я опять мерил брюхо. Кажется, еще на палец стало тонее, но d Unterleib {низ живота (нем.).}, и, по замечанию доктора, все в одном, надутом, положении. Он уверяет, что и до него дойдет черед.
1/2 9<-го>. Против моих окон играет музыка — для приезда герц<огини> Кумберландской, живущей подле99. На Визе много народу. Я там походил с сигаркою.
Четверг. 12/24 июня. 1/2 9<-го>. Сегодня не доходил часа после воды: нога болит. Сегодня возьму ванну и надеюсь, что завтра все придет в порядок. Сегодня выпил 5 ст<аканов> Спруделя.
1/2 10<-го>. На улице много гуляющих, особливо дам. Визе100 представляет весьма красивый вид: ряд домов, сторы в лавках, скамьи, теперь столики со скатертьми для кофе, гуляющие, липы по другой стороне — прелестно — для проходящих!
3 п<осле> об<еда>. Перед обедом прошел сзади домов, мимо часовни101, спустился на гулянье и в саду Больца102 дожидался обеда. Городские часы неверны. Теперь отстают. Это внушило мне вчера предмет для басни. Крылов мог бы из этого что-нибудь речь. Часы городские идут неверно. Но все с ними соображаются и в известное время все вместе приходят к обеду, на гулянье, к источникам и т. п. Итак, порядок есть. Часы остановились. Каждый стал соображаться с своими. Оттого иной хочет встретить знакомого у источника. Но часы сего последнего впереди, и он уже ушел. Иной идет по своим часам обедать. Но часы в трактире назади: нет еще обеда. Крылов вывел бы, может быть, мораль по теперешней моде. Но можно вывести и ту, что лучше дурные законы, если они исполняются, нежели отсутствие всякого закона. — Утро было прекрасное. Теперь шел дождь и небо заволокло. Но не холодно. — Пишу сегодня в П<етер>бург {На полях карандашом выставлено: No 4}.
8 вечера. Прежде 5 пошел к источнику. Там выпил 2 ст<акана> и бродил до 1/2 7-го. Возвратясь домой, сел в ванну и, хотя прежде пробовал рукою и прибавил холодной воды, но тут нашел, что вода слишком горяча. — Это может быть вредно. Спруделем нельзя шутить. Авось так пройдет!
Пятница. 13/25 <июня>. 1/2 12<-го> утра. Пошел после 5. Возвр<атился> 1/2 9<-го> по моим часам, кот<орые> 1/2 часа впереди против городских. С раннего утра по сию пору идет дождь. Невольно вспомнишь о небрежности здешнего прав<ительст>ва, ходя у Спруделя в дурную погоду. От вчерашней ванны я не имел никакого неудобства. Сегодня было 2 раза н. н. порядочно. Теперь иду отдать письмо в П<етер>б<ург> на почту. Оттуда в галерею, а потом обедать. Брюхо, кажется, приметно уменьшается: подштанники ежедневно становятся шире.
1/2 3<-го> после обеда. Дождь не переставал по сию пору ни на минуту. Тепля очень поднялась. У дом<а> Больца на улице с одной стороны вода. Иногда и жизнь бродяжническая в чужих краях мне нравится. И, конечно, она имеет свои прелести. Но надолго ли? Всегда ли она будет нравиться?
1/2 8<-го> веч<ера>. Еще прошел день усталости и голода. — Сегодня кроме этого я ничего не чувствовал: дождь, с утра раннего по сию пору не перестававший, давит и лишает удовольствия в прогулке. Но нет! Я имел и наслаждение: кофе и обед! Каждый глоток, каждый кусок приносит удовольствие. — Сейчас в галерее сказывали мне, что к Жеребцовой103 пишут, что государь опять очень болен, опять тем же104. Дай Бог облегчения!
Суббота. 14/26 <июня>. 1/2 11<-го> утра. Пошел после 6. Возвр<атился> после 1/2 9<-го>. Проспал немного. Причиною наводнение: не разбудили. Улица была под водою. Я вышел сзади в окошко и по горе спустился мимо Schlobr на Markt105. Но там опять должен был подняться на гору и сошел против ‘Gold Schlssel’106. Возвратился также по горе. Вода прибыла ночью. Теперь упадает. Она была в нижнем этаже моего дома. Все колодцы имели более воды обыкновенного. От ‘Mariannen Caf’107 я видел оба берега Тепля, гулянье, Puppische Alle108 под водою. Дождя нет теперь. Но нет и солнца.
Сегодня мне снилось, что Сергей показывал мне портрет своей невесты, говоря, что она прекрасна. Портрет говорил противное.
1/2 12<-го>. Маленький дождь опять пошел. Я чувствую с некот<орого> времени, что начинаю слабеть. Особливо чувствую истощение перед обедом, так что иногда говорить трудно.
1/2 4<-го>. Поутру я слышал, что у Больца109 не будет обеда. Хотел идти в ‘Polnischer Saal’110. Но зашел и увидел накрытые столы. Вода у Больца была в столовой комнате. Теперь она везде убыла. На Визе111 ее уже нет. Между тем погода все еще дурная и моросит иногда мелкий дождь. — Вообще я не любопытен. Здесь еще менее обыкновенного. Только я думаю о действии Спруделя. По сию пору оно еще не сильно. Я пью другой день по 6 ст<аканов>. Нет охоты ни с кем болтать, кроме двух русских, Киреевского112 и особливо Стаховича113, кот<оры>й мне нравится более других. Житье здешнее мне начинает наскучать, на беду я начал считать дни здешнего моего пребывания: это делает течение времени более заметным. Вот три недели, как я пью здешние воды. Еще столько же, и я буду близко к концу. В П<етер>бурге недели летели скорее. Впрочем, я сам вижу, что я по-пустому скучаю. Надежда на выздоровление совершенное теперь очень слаба. В Италии намерен сделать Traubenkur {курс лечения виноградом (нем.).}. Крейсиг это многим советует от желудка. Отсюда при мне уехало уже трое, с кот<орыми> я обедал. Завтра едет еще один. Мне кажется, что в Италии наконец мне очень наскучит: 9 месяцев я должен там провести! — В Крыме собираюсь жить годы и жизнь! Не наскучит ли и там? — Но куда оттуда?
1/2 8<-го> веч<ера>. Поставил часы по городским. Дождя нет. Небо было очистилось немного. Но теперь опять пасмурно. Говорят, барометр поднялся. В галерее после обеда было много народу. Сейчас был у меня Mitterbach. Уверяет, что от двух курсов я выздоровлю. А я сейчас говорю: и буду жить не в П<етер>бурге. Крым у меня из головы не выходит. Сегодня смотрел на карты, как бы ехать туда морем. До Триеста отсюда около 1000 верст. Но я решился бы, если б путешествие было верно. В Италии осведомлюсь. Познакомиться с Царьградом114. Опять новые знакомства! Но Белоруссия и дороговизна путешествия в России. Сейчас буду есть Sprsuppe.
Воскресенье. 15/27 <июня>. 9 утра. Пошел 1/2 5<-го>. Возвр<атился> 1/2 9<-го>. 4 часа. По примеру Пининского115 начал и я пить по стакану не в 10, а в 15 мин<ут>. Он гов<орит>, что при 10 мин<утах> гнало много урины, а при 15 лучше слабит. То же гов<орил> доктор Jenich116 Стаховичу. Выпив все стаканы, я ходил до ‘Mariannen Caf’117. Чаще буду делать то же в последний час. У Спруделя его провести очень трудно. В галерее легче. На горах еще легче. Особливо сегодня я очень мало устал. Сапоги были покойны. Погода пасмурна. Но хоть дождя нет.
1/2 4<-го> п<осле> об<еда>. Небо пасмурно. Лавки закрыты. На улице никого нет. Воскресенье и праздничные дни светлы при хорошей погоде, но при дурной мрачнее будней. Я сидел на лавке у своего дома и болтал с саксонским офицером, кот<орый> обедает у Больца118. Он болен оттого, что у герц<ога> Коб<ургско>го119 пил вино, повечеру танцевал на бале — и простудился. Три дня не пил к<арлс>б<адско>й воды. Им недалеко ездить. Но всё непростительно ветреничать в диэте и образе жизни, потому что жизнь к<арлс>бадская слишком скучна, чтобы без нужды ездить сюда. Я по сию пору очень осторожен. Ем суп, Gemse {овощи (нем.).} с котлетою или чем-либо подобным, Kalbsbraten {жареную телятину (нем.).} или Rehrcken {оленье седло (нем.).}, Pflaumenkompott {сливовый компот (нем.).} и один хлебец. Повечеру Sprudelsuppe, в кот<орый> накрошена булка. Поутру кофе с трубкою, без хлеба. Встаю после 4-х или в 4-ре. Прежде 5 <часов> или в 5 у колодца. В начале 1-го обедаю. В начале 8-го ужинаю, в 9-м ложусь спать. Брожу, сколько могу: перед обедом, перед и после воды повечеру и иногда немного после ужина.
Сегодня за обедом пришел Stckmacher {бродячий артист (нем.).}, свистал на манер разных птиц. Kellner {официант (нем.).} от имени каких-то обедавших сказал ему, что если он не умеет чего-либо другого, то перестал бы свистать. Он рассердился и ушел. Компаньонка его пропела две арии с гитарою, набрала крейцеров, жаловалась мне на обиду: ‘Er mute Prager seyn. Sie haben keinen Sinn fr die Kunst’ {‘Он, наверное, из Праги. Они там ничего не понимают в искусстве’ (нем.).}.
1/2 8<-го> веч<ера>. Сейчас с Hirschensprung’a120. После воды пошел на гору за домами, хотя пройти к Mar Ruhe {Отдых Марии-Анны (нем.).}121. Спросив, далеко ли до Нspr, и услышав: 1/2 часа, я пошел и до беседки, точно, шел не долее 15 мин<ут>. Потом был у креста122. К<арлс>бад и окрестности, особливо вид влево на горы, — прелестны. К довершению удовольствия проглянуло солнце. Когда я спускался, солнце прекрасно осветило окрестные леса, особливо Lorenz-Berg123, против моих окошек. Погода наконец хороша. На большую дорогу я смотрю и с умилением, и с аппетитом. По ней поеду я к порядочной еде. Буду стараться хранить порядочную диэту, но не буду голодать, как здесь.
Здесь также обыкновение пастухов кормить в домах поочередно. Я вспотел, и хотя во фраке, но затворил окно. В К<арлс>баде берегусь более, чем обыкновенно. Все здесь носят фуражки. Я, может быть, один не ношу.
Понедельник. 16/28 <июня>. 1/2 12<-го>. Пошел 40 мин<ут> 5<-го>. Возвр<атился> 1/2 9<-го>. Вскоре пришел ко мне Горголи124. Спасибо ему. Сказывал, что еще при нем, в 24 часа, выслан Госснер, что о князе узнал в Берлине125. Кн<язь> остался жить в своем доме, а Шишков живет в почтовом126. — Погода прекрасная. После воды я прошел по горе за домами и спустился по ближней тропинке на гулянье.
1/2 2<-го> п<осле> об<еда>. Перед обедом лифляндец Вольет127 сказал мне на улице, что брат Ал<ександр> Ив<анович> в одно время с министром получил отставку. Он читал это в франкф<уртских> газетах. Я пошел с ним в ‘Elephant’128. Но там газеты слишком стары. Потом на почту. Там их не было. Теперь послал к доктору. Русские сказали мне, что они уже несколько дней знают это, но не хотели огорчить меня сею новостию. Попов также отставлен129. Если всему этому причиною перевод Госснеровои книги, в кот<орой> он говорит, что Богоматерь имела детей после Иис<уса> Христа!!130 Как бы то ни было, эта новость меня встревожила. А писем все нет! Но что могут они сказать приятного!
Вторник. 17/29 <июня>. 1/2 11<-го>. Пошел в 5. Возвр<атился> в 9 по моим часам, кот<орые> вперед 30 м<инут> против городских. Вчера после обеда ездил с земляками в Ellbogen131. Прекрасное местоположение. Там не утерпел: выпил чашку цельного и 1 1/2 с водою кофе и съел два рожка. Повечеру не ел супа. Спал очень дурно. Но н. н. имел сегодня не худо. Погода славная. Жарко. Известие об отставке брата меня печалит. Может быть, и вероятно, он отставлен от всех мест132. Писем нет!
Думая о Крыме, я теперь ясно вижу тщету всего прочего. Жить остается мне недолго. Под старость надобно иметь угол. Свет, чужие край могут занять ненадолго. Когда же наслаждаться плодами трудов и насаждений? В 40 лет можно еще начать. Но позже? — Вчера, когда я уже ложился спать, пришел опять Горголи. Ушел скоро. Сегодня видел его с женою и с дочерью133 у Sprudeln. Последняя заметна в П<етер>бурге красотою. Здесь, между толпою прекрасных лиц, ее лицо очень не замечательно. Он гов<орит>, что будет со мною в Италии. Вчера, выехав за город, я с некоторым неприятным чувством думал, что я не в последний еще раз выезжаю из К<арлс>бада. Когда ударит этот час? Нетерпение мое я себе воображаю простительным теперь, когда я жажду посмотреть Крым. Торопиться в П<етер>бург — и теперь было бы для меня едва ли возможно. Отставка брата еще менее привлекает меня туда. Я думал сегодня о доме, в кот<ором> мы жили — и в кот<ором>, возможно, жить уже не будем134. Там проводил я уединенные вечера. Привычка сделала меня и к этому месту весьма неравнодушным. Когда-то я полюблю мой крымский дом? — Крымский дом! О небо! Желания мои просты, но трудны в исполнении. Просты? — Но я желаю покоя, счастия! След<овательно>, самого важного, самого трудного!
1/2 4<-го>. Грустно и скучно. Читал газеты. Все о Шатобриане135 и о гунте136 или абсолютистах гиспанских137. Дремлется. Грустно: главная причина — известие из П<етер>б<урга>138. ‘J de Frfort’139. 20 июня.
1/2 8<-го> веч<ера>. В 5-м часу пошел на улицу, встретил русских. Сидел, ходил с ними. После снова прошел на Puppsische Alle и оттуда к ‘Mariannen Caf’140. Любовался освещением гор лучами солнца, захождение и восхождение кот<орого> не видно в К<арлс>баде. Мне все и там, и в комнате грустно — и все от П<етер>бурга. — В франкфуртских газетах пишут о слухе, что Рибопьер назначен посланником в К<онстантино>поль. Видно было, точно на то идет. Об этом я знал еще в П<етер>бурге. Теперь, вероятно, сделано еще что-нибудь к тому, если уже публика узнала о сем назначении141. Что Сергей? {Относящаяся к этому дню запись сделана также на верхнем поле л. 99, в этот момент еще остававшегося чистым: К<арлс>бад. 17/29 июня. День Петра и Павла по н<овому> ст<илю>. Грустно.}142
Середа. 18/30 <июня>. 1/2 10<-го>. Пошел в 1/2 5<-го>. Возвр<атился> в 1/2 9<-го>. Пил 10 <стаканов> Спр<уделя>. Устаю очень мало, потому наиболее, что при питии каждого стакана Spr сижу минуты три. Там встретил сегодня кн<язя> Гагарина, московского143. Вчера после обеда я чувствовал, вместе с грустию, большую слабость. К вечеру прошло. Спал хорошо. Давеча начал было накрапывать дождь. Теперь его нет. Но нет и солнца. Всегда поутру, возвратясь домой, только что разденусь, имею н. н. {К этим словам сделано примечание внизу страницы: Это написано в середу, а в четверг этого-то и не было. Со мною всегда так! Все противное планам и подобным замечаниям! Однако же главное предположение — поездка сюда, сбылось.} Потом опять после или во время кофе, через час, в другой раз. Иногда потом и в третий, гораздо менее. В первый раз гуще, последние жидки. На 10 ст<аканах> Sprudeln лекарь велел остановиться.
29 мая ст<арого> ст<иля> я писал в сей книге: ‘Лишь бы недели здесь прошли спокойно, без неприятных известий из П<етер>бурга’. Этот день был день отставки брата144.
1/2 12<-го>. Сейчас был доктор. Уверяет, что и d Unterleib {низ живота (нем.).} стало у меня мягче. Мне тоже кажется, хотя, впрочем, очень немного. Идет дождь. Но дым прямо столбом вверх поднимается. По сей примете, говорят, можно ожидать хорошей погоды. Теперь был у меня и кн<язь> Гаг<арин>. Говорил с ним о хозяйстве.
1/2 4<-го>. Сейчас читал в фр<анкфуртских> газетах, что Попов сделан директором канцелярии у князя по почтовой части145, с прежними 6000 р<ублей> и с новыми 2500. Также и о многих других назначениях. По причине известий из России возьму на тот месяц ‘J de Fr146. Два читать слишком много, а я вижу, что без чтения легко обхожусь. Ничего не читаю, кроме газет, ‘Allg Z147 два раза в неделю, и повечеру в постеле несколько строк из Бако-на148. Изредка заглядываю в Hufland’a149.
1/2 5<-го>. Кн<язь> Юсупов просидел около часа. Погода пасмурна. Часа за 3 и 4 был сильный дождь. Надобно сходить к кн<язю> Гагарину. Он завтра едет.
1/2 8<-го> веч<ера>. Пил воду и ходил по галерее. Народу, за дурною погодою, было много. Теперь буду есть Sprsuppe. Доктор хотел сегодня уменьшить 2 <стакана> Sprud, ибо я пью 10. Но я сказал, что можно это сделать, когда будет вред. Но обещал не увеличивать. Я совсем разделся и надел тулуп. Не хочу выходить после супа.
Четверг. 19 июня / 1 июля. 10 утра. Возвратясь домой и раздевшись, я сел на с<удно>. Но имел только {Далее в рукописи условный знак — одна точка.}. Выпил кофе и имел {Далее в рукописи условный знак — две точки одна над другой.}. Теперь пью 4-ю чашку против обыкновения. Мне кажется, что и лицо краснее, и голова тяжелее. Вчера ел и ходил по обыкновению. Жареный ягненок не мог быть причиною: и прежде я его едал. Остается одна вероятная причина. Тотчас после обеда я в трактире читал с час газеты. Воды вчера пил столько же, как и сегодня.
Не имея известий из П<етер>бурга, мне представляется мысль: не случилось ли чего хуже с братом. Сегодня эта мысль усилилась, когда один берлинский еврей, с каменного болезнию, у Спруделя спросил меня, получаю ли я письма. Он читал в газетах мое имя, т<о> е<сть> об отставке брата150. — Погода хороша. — Я еще вчера с удовольствием мыслил о сегодняшнем утре: о кофе, трубке, канапе. Случилось противное. — Неужели то же будет и с мечтаниями моими о Крыме? — Я этого боюсь. — Сегодня пошел прежде 5, возвр<атился> — в 1/2 9<-го>. — После ст<акана> простой воды имел {Далее в рукописи условный знак — одна точка.}.
1/2 4<-го>. Сегодня за обедом я попробовал не есть супу, думая, что он, будучи весьма слаб, не питает. Теплой же воды пью довольно. Кончил обед не голоднее обыкновенного. Но был невоздержан. Подали телятину с половиною почки. Я ее съел. Не знаю, что будет завтра. После обеда болтал с земляками, бродил по Визе151. Теперь дома выкурил трубку. Все грустно от п<етер>бургских известий152. Погода хороша. К<арлс>бад мне очень наскучил. Видел из окна разносчика писем. Я ожидаю с нетерпением письма из П<етер>б<урга>, хотя и не надеюсь иметь хороших известий.
7 веч<ера>. Был в галерее. Пошел было дождь. Но теперь погода разгулялась. Ожидаю Sprsuppe. В галерее ходил и болтал со Стаховичем и Киреевским. С ними я всех охотнее бываю. Болтовня, хотя пустая, впрочем, до диэты, до вод относящаяся, сокращает время. — В диэтных разговорах со Стах<овиче>м я слышал, что жаркий климат производит запоры и обструкции153. Ст<ахович> слышал это от докторов. Я сам помню, что дурная, сырая погода ни в П<етер>б<урге>, ни здесь не причиняла мне запоров. Что же будет с Крымом, если это так? Но регулярная жизнь, большее движение, плоды! Это все не безделица!
Пятница. 20 июня / 2 июля. 1/2 11<-го>. Пошел в 1/2 5<-го>. Возвр<атился> в 1/2 9<-го>. — 1 1/2 <часа> ходил подле нового Спруделя в галерее, потому что было холодно154. 2 ст<акана> Mhlbr выпил после. Не мог в последний час ни 5 мин<ут> ходить в большой галерее. Слишком скучно и устаю. Пошел на Визу155. — Я замечаю, что не имею того дурного вкуса во рту, как прежде, когда пью кофе. Доктор гов<орит>, что это не от того, что я рот после воды полощу, но от поправления желудка. Сегодня я рот полоскал после кофе и не имел дурного вкуса перед этим. Н. н. имел только один раз, хорошо, перед кофе. Погода хороша. — Сегодня 4 нед<ели>, как я пью воду. Как гора с плеч эти четыре протекшие недели. Еще столько же.
7 веч<ера>. С самого обеда шел дождь. Теперь перестал. Я пошел в 5-м часу в галерею. Там дочитал газеты. Из П<етер>б<урга> пишут об отставках то же, что в фр<анкфуртски>х156. После обеда я чувствую гораздо более усталости. К тому же и К<арлс>бад наскучил, и известия п<етер>б<ургски>е меня печалят. Считаю дни, приближающие меня к отъезду, — как в Эмсе!157 — Еще 4 недели. Но я считаю 3, потому что в 4-ю буду убавлять число стаканов. D Unterleib {низ живота (нем.).} все надут и туг. Авось к 4-м неделям поправится! Ожидаю Sprsuppe. И сегодня у Б<ольца>158 супа не ел, а только кусок старой телятины под названием fricandeau {фрикандо (телятина, нашпигованная салом и запеченная с овощами и пряными травами) (фр.).} с морковью, и Rehrcken {оленье седло (нем.).} с черносливом и один хлебец. Вино с водою пополам. Несмотря на то, чувствовал некоторую тяжесть в желудке. Есть тотчас после обеда мне теперь менее хочется, чем прежде. Но часа через 4 атакует аппетит.
8 веч<ера>. После ужина прошел по обеим Визам159. Опять дождь. Я устаю. Но что выносит бедная Ганна — непостижимо. Ежедневно делает ванну, для которой носит шесть кадок воды на спине. Теперь принесла две кадки, чем коров кормят, с пивоварни. Служит в доме и хозяевам, и нам. Жалованья от них не получает и пользуется только тем, что дают посетители вод, в доме живущие. Говорят, это составляет tout au plus {всего-навсего (фр.).} — с каждого 30 гульд<енов>. Я должен дать более. Ежедневно она все чистит, выносит, приносит воды раза два, также повечеру Sprudel. За ванну от жильца Ганна имеет каждый раз 1 гульд<ен>. И рада. Хозяева ничего.
Суббота. 21 июня / 3 июля. 1/2 11<-го>. Пошел в 1/2 5<-го>. Возвр<атился> в 1/2 9<-го>. Погода дурна. Все дождь. Н. н. мало. Попробую завтра Мbrunnen пить прежде Спруделя. Доктор гов<орит>, что действие вод будет после К<арлс>бада. От дурной погоды я не чувствую большого неудобства. Доктор приписывает это крепости нерв. — Теперь пробовал менее лежать на канапе во время кофе. Но толку нет.
1/2 9<-го> веч<ера>. Был в ванне и оттого еще не в постеле. В галерее ходил с 4-го часа. Переделал чубуки. После обеда ходил на Spital-Berg160. Видел d Spitalquelle161. Дождя нет. Иду в свою каморку.
Воскресенье. 22 июня / 4 июля. 1/2 12<-го>. Я пил кофе, когда Ганна подала мне письмо162. Оно было из П<етер>б<урга>. Раскрыв, я видел на первой и на последней стр<аницах> только руку Сергея. Большее беспокойство. Но я так письму и на вт<орой> стр<анице> руке бр<ата> Ал<ександра> обрадовался, что известие об отставке без просьбы не сделало, в первые минуты, на меня никакого впечатления. Пишут не очень обстоятельно. О кн<язе> Гол<ицыне> ни слова163. Но слова, что Кар<амзин> не может говорить о брате без слез164, заставляют думать, что дело нешуточное. Что брату делать — я теперь сказать не могу. Желаю, чтобы он был отпущен в чужие край165. Сергей пишет, что и место директора всех ин<остранных> исповеданий уничтожено166 — директора или министра? — Так как общая вещь идет прежде своей, то я этому порадовался. Ин<остраные> исповедания не требуют министерства. — Право, не могу точно постичь всех этих перемен. Брат Ал<ександр> пишет, что Фотий и его клевреты его злословят, что общее мнение его защищает.
Пошел со двора и возвр<атился> по-обыкновенному. Мbr пил прежде.
1/2 4<-го>. Неизвестность точно хуже дурного известия. Я теперь спокойнее, хотя отставка без прошения!
1/2 8<-го>. Сейчас ездил верхом по дороге к Schlackenwerth167. Вид с шоссе на горы прелестный. Погода разгулялась. Солнце сияло. Думая о братьях, о сегодняшнем письме, я чувствовал ту грусть, кот<орую> можно назвать грустию умиления. Мечтал о семейной жизни. Думал: как жить не с братьями! Это большое препятствие для Крыма. Долго ли жить, и жить неужели не вместе?
Возвратясь от вод, я очень вспотел. Во время прогулки дул сильный ветер. Если я здесь не простужусь, то, видно, мне никогда не простужаться. Ожидаю Sprsuppe. Слышу, что Ганна несет его. Он и от голода, и от прогулки хорош теперь.
Понедельник. 23 <июня> / 5 <июля>. 1/2 11<-го>. Пошел в 1/2 5<-го>. Возвр<атился> в 1/2 9<-го>. Чувствую слабость. При второй чашке кофе съел один Brezel {крендель (нем.).}. Трубку курю без вкуса. Уже дня 3 чувствую что-то в Unterleib {низу живота (нем.).}. Как будто что-то там есть, was nicht heraus will {что не хочет выйти наружу (нем.).}. Перед кофе имел один раз н. н. После кофе по сию пору не имел. Вчерашняя езда, видно, недействительна. Может быть, Brezel помешал штульгангу168. Ожидаю доктора, вероятно, он велит принять соли. — Погода скверная. Дождь был сегодня два раза очень сильный. Также и вчера, когда я ложился спать. Сегодня встал рано, ибо часы мои ушли более 1/2 часа в одну ночь. Отдал их вычистить. Кофе выпил сегодня 4 чашки. Теперь выпью простой воды. — Вскоре после воды имел н. н. Теперь полегче. Но в Unter все нелегко. — Сегодня заходил в последний раз в галерею. Народу прибавилось. В эти дни много наехало. Но заметно, что многих и нет, кот<орые> прежде встречались. — Я приметно и в лице похудел. Сегодня вижу вверху лица какую-то желтую бледность.
1/2 3<-го>. В обеде сегодня сделал перемену: ел 3 блюда: шпинат с ножками (кажется, половина одной ножки), котлета с морковью, 1/2 цыпленка с компотом. Эти 3 составляют не более 2-х, в кот<орые> входит Rehrcken {оленье седло (нем.).} или телятина. Соли никуда не клал.
Вторник. 24 июня / 6 июля. Пошел прежде 4<-х>. Возвр<атился> в 8. Часы (не мои) ночью стали. Сегодня опять после первого Spr чувствовал тяжесть в желудке. После последней чашки кофе не имел н. н., выпил воды и имел немного. В Unterleib легче. Но все не совсем легко. Ожидаю лекаря. Вчера в ‘3 Fas169 съел 2 порции супа и почти два хлеба. Ходил довольно, был за Эгрскими воротами170, на горе, по берегу Тепли.
Сегодня пойду к гр<афу> Лавалю171. Доктор его сказывал мне, что он получил приятные известия о брате. Не пишу здесь какие, не узнав прежде, точно ли все так, как гов<орил> доктор. Погода хороша.
2 п<осле> об<еда>. Гр<аф> и гр<афи>ня Лаваль172 сказывали мне, что им пишут, qu’il parat, что брат a eu une entrevue avec l’Emp {кажется, что брат имел встречу с императором (фр., рус.).}173. Доктор вчера гов<орил> без il parat, qu’en fait de cela on lui a fait continuer ses appointements {кажется, что он будет продолжать получать жалованье (фр.).}. И они более о жалованье, что митроп<олит> доносил, будто брат в пятницу Стр<астной> (вероятно, другой, ибо это было после меня) недели смеялся над ним при многих, что Магницкий купил корректурные листы Госнерова перевода и отдал митр<ополи>ту, а он гр<афу> Милор<адови>чу, и т. д. 174 Об il parat {кажется (фр.).} я еще спрашивал. ‘Il parat que с’est sr’ {Кажется, это точно (фр.).}, — был ответ. Гр<аф> очень мне досаждал своею медленностию. От митрополита я не ожидал такой гнусности. Это известие вообще, конечно, хорошо. Пока я его не имел, я находил утешение истинное в мысли о братской дружбе, нас связующей. Впрочем, в память сего известия, нужна печать из Sprudeln. Сам Спрудель еще не заставил меня иметь памятник его благотворности, хотя доктор и гов<орит>, что со мною все идет хорошо, брюхо уменьшается. Велел, однако же, два дня принять соль. Беспокойство в животе, гов<орит> он, происходит оттого, что d Wasser soll mehr aufgelst, als es fortschieen kann {вода, вероятно, растворила больше, чем она может вывести наружу (нем.).}. Для сего и соль. — Через час еду за город с земляками.
Середа 25 <июня>/7 <июля>. 1/2 11<-го>. Пошел 1/2 5<-го>. Возвр<атился> 1/2 9<-го>. Вчера в первый раз я видел ночь в К<арлс>баде. После обеда мы поехали за город. Погода была прекрасная. Направили путь к Эйхе175. Но моста нет, а через воду проехать было опасно. Мы возвратились и, по моему совету, поехали в Schlackenwerth176. Прекрасное шоссе и такие же виды на горы. С версту до Schw ехали скверною дорогою. Но там, приехав прямо в сад, наслаждались прекрасным запахом и прогулкою. Я здесь в первый раз был в саду. Я выпил чашки 3 шеколаду, съел сухаря три больших и один крендель на масле, и я надеялся на соль. Голод пересилил диэту. Возвращаясь, болтали много о России. Я гов<орил>, что там мы находим таких добрых и честных людей, каких здесь не найдешь. Здесь нет столь сильных причин действовать хорошо. Горы повечеру имели новый прелестный вид. Я лег спать 1/2 10<-го>. Не пил воды. Не ставил кл<истира>. — Сидя в саду в Schw, 4 нед<ели> пребывания в К<арлс>б<аде> как будто изгладились из моей памяти. Сегодня я чувствовал себя как будто оживленным морально. И вчера ночью мне казалось, что четыре остальные недели пройдут неприметно и что не нужно считать дней здешнего пребывания. Сегодня в 1-м ст<акане> Spr принял 1/2 лота177 соли. Имел два раза ж<идко>. Погода пасмурна, но дождя нет. Schw мне очень понравился, и мы обещались там отобедать.
1/2 1-го. После посл<едней> чашки кофе выпил ст<акан> воды. В брюхе все бурчит, и как будто что-то близко к выходу, но не выходит. Сидел долго на с<удне>, но ничего не дождался.
1/2 9<-го> веч<ера>. Перед водою бродил. Было трудно ходить, но после обходился. Читал газеты в галерее и на Spital-Berg178. Оттуда пошел ужинать в ‘3 Fasanen’179. Оттуда до Puppische Alle180 и домой. В газетах о новом законе в Англии для jurys spciaux {жюри присяжных (фр.).}. Из всех, кот<орые> входят в состав их, по жеребью выбираются 48, а из них 12 по обыкновенному порядку181. Также указ о назначении Серафима председателем Челов<еколюбивого> общества с тем, что доклад будет у кн<язя> Гол<ицына>182. Гр<аф> Лаваль сказывал, что и по Синоду183 тоже, а что митрополит сам надеялся работать с государем184.
В брюхе после обеда немного бурчит. Прежде сего не было.
Четверг. 26 <июня>/8 <июля>. 1/2 11<-го>. Пошел 1/2 5<-го>. Возвр<атился> 1/2 9<-го>. Принял соли. Подействовало еще у Sprud. Жидко. После кофе было один раз {Далее в рукописи условный знак — одна точка.} совершенно жидко. В животе все бурчит и тяжело. Чувствую и слабость.
Погода пасмурна. Не знаю, что теперь делать: соль худо действует. Жидкость тут не хороша. В желудке что-то должно быть. Когда это выйдет? Слабость теперь более прежней. Насилу сижу. Попробую сегодня есть за обедом суп.
1/2 5<-го>. Сейчас написал письмо в Россию. После обеда сидел против дома с трубкою. — Завтра буду пить шеколад вместо кофе. Не лучше ли будет?
1/2 9<-го> веч<ера>. В 1/2 5<-го> пошел на улицу. Немного ходил и болтал с русскими о Крыме. Потом пил Mhlbrunnen вместо Neubr. Оттуда пошел за Эгрские ворота185 направо, на шоссе к Дрездену, и спустился в город к улице, где Sprudel. Ел суп у Больца186 уже в 1/2 8<-го> и гов<орил> с гр<афом> Пининским о действии воды. Он дал мне совет не есть покуда зелени и компота. Завтра это попробую. Вечер хорош. С шоссе вид на горы прелестный. Лучи солнца украсили его. Здесь смотришь, любуешься, хочешь врезать в память, что видишь, и вместе желаешь никогда всего этого не видать!!
Пятница. 27<июня>/9 <июля>. 1/2 11<-го>. Пошел 1/2 5<-го>. Возвр<атился> около 1/2 9<-го>. Раздевшись, имел порядочный Stuhl {стул (нем.).}, густой. Два кусочка испражнений жестких. Пил шеколад, и после ничего не было н. н. Завтра опять кофе. Завтра доктор велел выпить 4 <стакана> Мbr и 8 <стаканов> Spr. В 12-м часу имел {Далее в рукописи условный знак — две точки одна над другой.}.
1/2 9<-го>. С утра до сих пор не был дома. Погода, особливо вечер, прелестный. После обеда сидел с трубкою на Визе187. Потом бродил. После воды ходил по дороге к Постгофу188, зашел в храм Dorotheenau189 и в Sauerbrunn190. Восхищался освещением окрестных гор. Скошенное сено проливало благоухание. Ужинал у Больца191: 2 порц<ии> супу и 1 хлеб. — Сегодня я решился отсюда ехать, через 3 недели, в Теплиц192. Большая луна поднялась над горою против моего окна. — Сегодня, по причине хорошего испражнения, я чувствовал себя очень хорошо. До 6 часов чувствовал усталость. После и теперь ничего.
Суббота. 28 <июня>/10 <июля>. 1/2 10<-го>. Пошел 1/2 5<-го>. Воз-вр<атился> 1/2 9<-го>. Пил 4 <стакана> Мbr и 8 <стаканов> Spr. Имел только еще один раз, немного и ж<идко>. Авось, еще будет. Слабости никакой теперь не чувствую. Но в брюхе нелегко. Читал теперь ‘Allg Z193 и особенно оф<ициальное> сообщение прусского Мин<истерства> вн<утренних> д<ел> и полиции о тайных обществах194. Ералаш! Погода прекрасная. Завтра собираюсь обедать в Schlackenwerth {В рукописи: Schlagenверте.}195. Вчера послал письмо в Россию — No 5.
Думая о том, что я опять найду в России рабство со всеми его мерзостями и ужасами, я вместе убеждаю себя, что этого я не переменю, не увижу в жизнь лучшего, — и потому mu mich darin fgen {должен смириться с этим (нем.).} — и должен жить и пользоваться жизнию сколько возможно: наслаждаться хорошим, смотреть равнодушно, с умилением на простоту и грубость безвредную и невинную. Чужим краям — по крайней мере для житья — сказать вечное прости!
И ч<асов>. Слабило еще 3 раза. Хотя и совершенно ж<идко>, но я и тому рад. Чувствовал и перед этим и теперь какую-то легкость духа и никакой слабости.
1/2 6<-го>. После обеда сидел против своего дома, курил, читал газеты. Было жарко. Потом пошел к кн<язю> Юсупову, кот<орый> давал обедать. Я нашел гостей, вставших из-за стола. Сытые, красные лица представились глазам моим. На столе стояли еще блюда с вишнями. Странное зрелище! Пир стола в К<арлс>баде. Оно точно странным мне показалось. Теперь гроза, сильный дождь и темно. Молния и гром. Я сяду к окну.
1/2 6<-го>. Все идет дождь. Щупаю свое брюхо, особливо d Unterleib {низ живота (нем.).}, и я замечаю, что оно стало мягче. Кроме того, оно стало и менее. Это заметно особливо по подштанникам. В лице я также несколько похудел. Но иногда бываю желт. Под глазами всегда черновато, хотя и не очень, но приметно. — Небо обложило, а в Schlwerth обед заказан!
Воскресенье. 29 <июня>/11 <июля>. 1/2 10<-го>. Пошел после 4-х. Возвр<атился> после 8. Вчера за дождем позднее пил воду. Потому из ванны вышел после 9-ти. Пост<авил> кл<истир> и лег спать, не ужинав. Не знаю, оттого ли сегодня не имел еще н. н. Кофе же выпил. Теперь выпью стакан пр<остой> воды. Сегодня опять пил 4 <стакана> Mhlbr и вчера его же 2 повечеру. Погода пасмурна. Мы едем в Schlwerth196. Для меня неудачный день. В брюхе тяжело.
Понедельник. 30 <июня> / 12 <июля>. 10 утра. Пошел 1/2 5<-го>. Возвр<атился> 1/2 9<-го>. Принимал соль. Перед кофе было {Далее в рукописи условный знак — три точки одна над другой.} совершенно ж<идко>. Вышло много маленьких желтых кусочков. В брюхе полегче, но не легко. Давеча оно было надуто очень. Вчера в Schlw197 я ел поболее обыкновенного и даже Mehlspeise {мучное (нем.).}. За столом я вообще мало говорил, ибо брюхо было тяжело. Повечеру выпил 2 <стакана> Мbr. Ходил час. Ел у Б<ольца>198 суп и 1/2 хлеба. Став<ил> кл<истир>. Лег спать, но, засыпая, раз 5 был разбуженным. В соседней комнате был неугомонный лакей, и по лестнице ходили. Погода пасмурна. — Я все думаю, как надобно жить в России и prendre les choses telles qu’elles sont {принимать вещи, как они есть (фр.).}. Вижу, что многое будет мне более нравиться с этим правилом, нежели прежде. Вчера приехал Митьков199. Погода пасмурна.
1/2 12<-го>. Более одного раза н. н. не было. Теперь я хоть и считаю дни моего здесь пребывания, но без прежней радости, ибо намерен отсюда ехать или в Теплиц200, или в Дрезден к Крейсигу, кот<орый>, может быть, опять меня сюда пошлет недели на 3. Все лето проведу на водах. Нелегкое лето — но одно. Будет другое, но последнее, и после него я поеду в Россию. В брюхе бурчит и тяжело.

Июль

Вторник. 1/13 июля. Пошел 1/2 5<-го>. Возвр<атился> в 8. Пил только 10 ст<аканов>, 1-й с солью. Вчера за обедом лифляндец Вольет случайно сказал, что со вчерашнего дня он начал уменьшать 2 ст<акана> и его слабило так, как никогда в К<арлс>баде. Я это заметил. Подумал, что бурчанья происходят от большого количества воды, и уменьшил сегодня 2 <стакана> Spr. Возвр<атя>сь, имел хорошо н. н. Также не ставил вчера и кл<истира>. Желтизны на лице, как вчера и третьего дня, теперь нет.
Хозяйка прислала к кофе кусок прекрасного Kuchen {кекса, пирога (нем.).}. Отослал назад, а слюни текли!
В 10 часов имел еще н. н., но очень мало. В животе бурчало, но менее прежнего. Тяжесть все чувствую, но усталости сегодня не заметил дома. Во время же ходьбы было довольно трудно, более от сапога.
1/2 9<-го>. Вечер прелестнейший. Я сейчас из Эйхе201. Ездил туда верхом с Викулиным202. Я взял белую лошадь у Пупа203 и от нее в восхищении. Не помню такой покойной, тихой рыси. Моя кобыла трясла. Там пил шеколад. Ужинать не буду. С Вик<улиным> говорил о России, о его семье. Она состоит из 56 душ, дружно живущих на 100 верстах. Вот благополучие! Вид из беседки, где мы пили шеколад, прекрасный: равнина. Горы вдали. Поехали из Эгрских ворот204, возвр<атились> через Гаммер205. И дорогою восхищались местоположениями, но прибавляли: ‘Жаль, что все это в К<арлс>баде! Здесь немеют чувства от лечения’. Надобно быть здоровым. — Сегодня читал газеты. Из П<етер>б<урга> ничего для меня интересного, кроме известия, что асс<игнаци>й жечь не будут, а употребят эти деньги на уплату долгов206. В Париже фонды со 103 и 102 упали до 97-30 и 50. — Воды сегодня не пил. Не поставлю кл<истира> и посмотрю, что завтра будет.
Середа. 2/14 <июля>. 1/2 9<-го>. Пошел 1/2 5<-го>. Возвр<атился> 1/2 9<-го>. Пил только 9 ст<аканов>. (1 М, 2 N, 6 Spr). Сегодня, встав с постели, имел очень хорошо и густо н. н.: вероятно, от вчерашней поездки. Оттого чувствую себя легко. Сегодня опять поеду в Эйхе207. Воду кончил пить сегодня 1/2 7<-го>. Пошел на гулянье. Там на повороте сел отдохнуть и проболтал более 20 мин<ут> с каким-то австрийцем.
В 1/2 10<-го> имел еще н. н. порядочно: куски твердого кала с мокротами красноватого цвета. Также и желтые Inf208.
Приписывая сие действие вчерашней, столь, впрочем, приятной и избавляющей меня от пешешествия прогулке, я не считаю уже часов и дней моего здесь пребывания. Если так все пойдет, и притом с 9 стаканами, от которых я совсем не устаю, то здешнее житье будет для меня даже приятно. К тому и самое приближение отъезда, и желание воспользоваться остальным временем заставляет, так сказать, не спешить мыслями. Но, вероятно, повторение верховых прогулок приучит к тому желудок, и езда сделается недействительною. Погода прекрасная. — Сегодня уезжает толстый пруссак, приехавший сюда в один день со мною. Завтра лифляндец Вольет с пастором209. Пруссак изъяснил мне перемену с крестьянами. Lohnbauern und Pachtbauern {Наемные крестьяне и крестьяне-арендаторы (нем.).} и пр.210
1/2 11<-го>. Из окна я вижу, как раскланиваются с Кумберландскими, завтракающими под липами. Слышу голос к<нязя> Юсупова, кот<орого> и здесь, кажется, разумеют дураком. Впрочем, это мне только кажется. Намерен сегодня обедать не ранее часа по моим часам, кот<орые> против городских 1/2 <часа> впереди.
Разговаривал вчера с Викул<иным> о приятности жить с родными-друзьями и с душевною горестию думал, что, поселившись в Крыму, я расстанусь с братьями.
Четверг. 3/15 <июля>. 1/2 10<-го>. Пошел 1/2 5<-го>. Возвр<атился> 1/2 9<-го>. Пил 9 ст<аканов>. Перед кофе имел {Далее в рукописи условный знак — две точки одна над другой.} натурально, в первый раз. После кофе circa {почти (лат.).} жид<ко>. Вчера опять ездил верхом, опять после обеда пил воду с сахаром, опять в Эйхе211 шеколад. Туда ехал через Гаммер212 1 1/2 <часа>. Оттуда по Эгрской дороге213 1 час. Было жарко. Теперь тоже. Повечеру ни воды, ни кл<истира>. Я потерял все нетерпение ехать отсюда и сожалею об этом, ибо сильное желание доставляло удовольствие для воображения. В животе нелегко. Вероятно, завтра опять прибавлю 1 ст<акан> Spr. Между тем я просил уже поговорить Енихену, чтобы он меня посмотрел. Думаю, что отсюда прямо поеду в Дрезден к Крейсигу. У Больна214 вчера скверно обедал. Наскучило. Попробую с сегодня в ‘Schsische Saal’215. Земляки говорят, что тамошний обед лучше варится. — Сегодня уехал отсюда Иваненко216. Примеры его скупости замечательны. У сына купил карету и радуется, что дешево. Вместо 15 пияв<ок> приставил 5, по дороговизне. Ставил их, испугавшись удара. Сегодня ссорился с бабами, дающими воду, дав им сначала 2-м 25 крейц<еров>. Потом дал по гульдену.
В 1/2 11<-го> имел {Далее в рукописи условный знак — четыре точки одна над другой.} ж<идко> и много мокрот. Отчего сие действие? — От уменьшения ли числа ст<аканов> или от беленького конька? В этот раз впервые я чувствовал боль в проходе. В желудке и теперь что-то ворошится.
Пятница. 4/16 <июля>. 1/2 11<-го>. Вчерашний обед в ‘S Saal’217, вчерашняя верховая езда в Эйхе218, шеколад, вода с сахаром не удались. Сегодня имел только од<ин> р<аз>. — Обедаю сегодня там же. Если будет худо — опять к Больна219. — Пошел в 5. Возвр<атился> в 1/2 9<-го>. Погода пасмурна. И вчера п<осле> об<еда>, и сегодня был дождь.
1/2 1<-го>. Сейчас был Енихен. Щупал живот. Говорил, что есть еще надутость в печени, обструкция220, но что она должна была быть более до К<арлс>бада. Не советует быть здесь более 8 недель. Уверяет, что обструкция пройдет и после К<арлс>бада и не может противустоять здешним водам.
1/2 5<-го>. Походив перед обедом под липами и с зонтиком от дождя, я чувствовал большую слабость. За обедом при первых 3-х ложках хорошего супа почувствовал возвращение сил. Ел блюд более, нежели у Б<ольца>, но вообще не более. Компоту ел два раза. Небо в местах сине, но вообще пасмурно, и все крапал дождь. Через 2 нед<ели>, в четверг, намерен отсюда ехать. Или, кончив пить воды, в четверг остаться здесь несколько дней и в течение 9-й недели уехать. За квартиру везде платить. Времени же пропадет немного, и надобно отдохнуть дня два, три.
1/2 9<-го>. От 5 почти до 8 ездил верхом за Гаммер221. Нигде не останавливался. Желудок полн. И не ужинаю. Видя здесь повечеру свечи, я чувствую какое-то уныние. Это оттого, что в П<етер>бурге свечи означают осень. Погода пасмурна. Завтра, кажется, н. н. будет, судя по ощущениям в желудке. Соли не приму, а выпью 3 ст<акана> Мbr. Енихен, между прочим, сказал, что если я буду вести прежнюю сидячую жизнь и не сохранять диэты, то обструкции, пройдя от К<арлс>б<ада>, опять появятся. — Советовал в Италии сделать Traubenkur {лечение виноградом (нем.).}: вместо завтрака фунта 4 или 5 и вместо ужина фунта 2. Продолжать недели 4 и более иметь движения. Хвалил и Traubenkur, кот<орую> держал Викулин: ничего не есть, кроме винограда.
Суббота. 5/17 июля. 1/2 9<-го>. Пошел в 5. Возвр<атился> 1/2 9<-го>. По сию пору не имел н. н. Вчера, чувствуя тягость в желудке, я думал, что будет сегодня н. н. Но тяжесть, не резь. Сие только предвещает хороший Stuhl {стул (нем.).}. Обедаю сегодня у Б<ольца>222. В ‘S Saal’223 я более ем. Может быть, оттого и запоры. Завтра и соль. Погода прекрасная. Но туман, кажется, не весь упал, и потому она ненадолго. — Сегодня пил 3 <стакана> М и 6 <аканов> Spr.
1/2 10<-го>. Мучительная тоска от запора. Не оттого ли запоры, что вчера и третьего дня я ездил верхом в сырую погоду в одном фраке?
1/2 11<-го>. Выпил ст<акан> воды и через 1/2 часа имел немного {Далее в рукописи условный знак — одна точка.} натурально.
1/2 12<-го>. Сейчас брал ванну. Как будто легче. Но в животе все нелегко.
1/2 9<-го>. В пять часов поехал верхом. В 8 возвр<атился>. Сперва ездил по Эгрской дороге. Повернув назад, поехал по проселочной дороге в деревню, где большая церковь224. Оттуда по Schlackw225 дороге назад. Вечер был прекрасный. Я невесел духом. Смотрел на горы и с горестию мыслил, что в Крыму пустыня. Теперь у Б<ольца> поел немного скверного бульона. — Я из К<арлс>б<ада> не тороплюсь, хотя он надоел мне в новом отношении: я могу увезти с собою только надежду на выздоровление.
Воскресенье. 6/18 июля. 8 утра. Пошел в 1/2 5<-го>. Возвр<атился> 1/2 8<-го>. Н. н. не имел. Вероятно, и после кофе плохо будет. Принял 1/2 лота соли. Пил 7 <стаканов> Spr и 2 <стакана> Мbr. Погода прекрасная.
В 1/2 10<-го> имел н. н. довольно порядочно и совершенно натурально. В животе все тяжело.
10 ч<асов>. Был Енихен. Велел завтра принять 1/2 лота соли. Говорит, что натуральные Sthl’ы {стул (нем.).} доказывают, что в брюхе есть еще разные штуки, кот<орые> должны выйти. Если бы их не было, то d Stuhlgnge {стул (нем.).} от воды были бы жидки. Советовал также опять ставить кл<истир>. Только вливать в трубку не более 1-го бехера226 или даже одну чашку. Итак, начинаю их опять сегодня.
Понедельник. 7/19 <июля>. 1/2 9<-го>. Пошел прежде пяти. Возвр<атился> после 8 по моим часам, кот<орые> теперь отстают от город<ски>х 1/2 ч<аса>. Теперь имел: н. н. с {вполне (лат.).} ж<идко>. Принял 1/2 лота соли. Пил один Spr 9 стак<анов>. Погода дождливая. Я все ходил у Spr. Вчера был в Эйхе227. Пил шеколад. Оттуда поехал в дождь. Возвр<атившись>, был у меня Гартман и отдал письмо от братьев228. Описывают происшествие с бр<атом> Ал<ександром> Ив<ановичем>. Там еще ничего поправительного не было. Я опять думал: как уберечься от клеветы?229 Сергей был опять болен. О К<онстантино>поле еще нет точного. Надеюсь, что он туда не поедет230.
1/2 10<-го>. В брюхе бурчит. Авось, что выйдет. Лицо желто: кажется, более вчерашнего. Четвертого дня было заметно желто, так, как и теперь. Нос и щеки красны. Усталости не чувствовал вчера п<осле> об<еда>, ни теперь. Во время питья той большой усталости, как сначала, когда насилу волочил ноги, давно уже не имею. В 11 имел еще н. н. немного.
1/2 5<-го>. Перед обедом не ходил. Доктор пришел поздно. Соли завтра принимать не велел, а согласился на чашку кофе после об<еда> и позволил пить ягодный Abgu {Здесь: морс (нем.).}. Обедал в первый раз в ‘Bhmicher Saal’231. Одно нехорошо: ел слишком скоро. После об<еда> пил кофе в ‘Elephant’232. С французом Plany233 гов<орил> о Крыме. Потом с гулянья вошел на гору и мимо Marian Ruhe {Отдых Марии-Анны (нем.).}234 возвр<атился> домой. Ожидаю лошади. Погода холодна. Был у Свечиной235. Говорил о брате и о делах советских236.
Вторник. 8/20 <июля>. 10 <часов>. Пошел в 1/2 6<-го>. Возвр<атился> 1/2 9<-го>. Пил 2 <стакана> М и 7 <стаканов> Spr. После кофе имел порядочной, н. circa {вполне (лат.).} натурально. В животе стало чувствительно легче. Мне кажется, что я пью мало стаканов. Думаю завтра прибавить. Вчера п<осле> об<еда> ездил за Гаммер237, два часа. Вместо супа выпил ст<акан> малинового морсу с теплою водою и с бисквитами. За обедом ел нехороший шпинат и хороший черносливный компот. Погода несколько пасмурна. Вчера и сегодня холодно. Я в тулупе. Левое плечо немножко болит: видно, простудился. Вообще мне кажется, что нервы мои гораздо здесь теперь чувствительнее. Лицо сегодня менее желто.
Середа. 9/21 <июля>. 9 <часов>. Пошел в 5. Возвр<атился> 1/2 9<-го>. Пил 3 <стакана> М и 7 <стаканов> Spr. Н. н. еще не имел. Вчера п<осле> об<еда> пил малин<овый> морс, а повечеру шеколад. Лег около 10 час<ов>. Вероятно, оттого чувствовал в последний час усталость, большую обыкновенной.
1/2 10<-го>. Кофе почти выпил, а н. н. нет. В животе особенно тяжело. Теперь чувствую слабость. Вчера мало ездил верхом по причине пожара.
10 ч<асов>. Дыхание тяжело. Слабость увеличивается. И в голове что-то тяжело. Погода пасмурна и холодна. Поутру был маленький дождь. Я в тулупе и насилу курю трубку.
1/2 11<-го>. Н. н. немного. С nat {почти натурально (лат.).} и несколько желтых кусков. После сего выпил ст<акан> пр<остой> воды.
1/2 9<-го> веч<ера>. Теперь, по предписанию Енихена, принял прежней микстуры, Wiener Trank {Венского напитка (нем.).}238, 3 унции239. Прежде по 1/2 унции. Завтра поутру еще он велел принять столько же и вод не пить. Он гов<орит>, что надобно посильнее очистить желудок. Я все чувствую в нем тяжесть. Сегодня обедал в ‘Schs Saal’240. Хорошо, но морковь вся была в масле. После обеда выпил морсу. Бродил по Визе241 и ходил по Spital-Berg242. Возвр<атился> по Эгрской дороге243. Время холодно и сыро.
Четверг. 10/22 <июля>. 1/2 6<-го> утра. Вчера повечеру свеча в моей комнате наводила на меня уныние. Пошел в свою конуру. Уныние продолжалось. Встав сегодня и увидев свет дневной, я обрадовался. Нынешний день для меня потерян. Я не пью воды. Вчера повечеру и сегодня поутру в 5 час<ов> принял всего VI унций Wiener Trank244. Действия по сию пору еще нет. Погода пасмурна. Я в тулупе. — Давно так не начинал утра. Мудрено привыкнуть поутру тотчас много ходить, а завтракать после. Мне уже теперь кофе хочется. Сегодня проснулся в 4 часа. Лежал и дремал еще час. Все это до 5! Всегда бы так вставать. Вчера с Митьковым болтал о семейной деревенской жизни.
Богданов245, болтая, признался мне недавно, что, когда у него спрашивают о числе душ, за ним состоящих, то он, особенно дамам, говорит вместо 250—350. ‘Стыдно мало сказать’. Вчера же, когда я ему сказал, что можно прибавить и больше: ‘О нет! До 400 душ я никогда не прибавлял. Совестно, и не поверят!’
1/2 7<-го>. Смотрю в окно. Еще по сию пору иные идут к источникам. Мне как будто завидно, смотря на них. Послал опять за W Trank. Хочу еще принять, ибо действия нет по сию пору. Считая от нечего делать мои расходы, я нахожу, что по сие время я издерживал 62 или 63 Fl W W {флоринов венской валюты (нем.).}, т<о> е<сть> 65 или около 70 <гульденов> {В рукописи обозначено: #} в неделю246. Кажется, немного. Теперь, 6 и 7-ю неделю, издерживаю более прежнего, ибо езжу верхом и плачу за обед дороже, нежели прежде.
1/2 8<-го>. Теперь принял еще 3 унции W Tr. — Погода так холодна, что мне не тепло в тулупе с затворенными окнами.
Сегодня пишу в Россию {Против этой записи у корешка тетради выставлено: No 6}. В 9-м часу я имел два раза н. н. очень много. Жесткие куски, желтые. Inf247, мокроты, пенистая желчь. Вонь. Енихен гов<орит>, что хорошо, что это вышло. Кофе сегодня не пью. Завтра воду по обыкновению. Но сегодня намерен и повечеру выпить 2 <стакана> Мbr. В животе все еще не совсем пусто.
В 11 ч<асов> слабило в 3-й раз одними желтыми мокротами. После сего раза почувствовал легкость в животе.
4 п<осле> об<еда>. Перед обедом ходил до Постгофа248 и там имел н. н. Обедал умеренно: бульону одну неполную тарелку, одну легкую котлету с шпинатом, 3 маленьких куска Rehbraten {жареной оленины (нем.).}, один хлеб, 24 чернослив. П<осле> об<еда> теперь имел н. н. желчь и мокроты.
Пятница. 11/23 июля. 1/2 9<-го>. Пошел 1/2 5<-го>. Возвр<атился> после 8. Чувствую себя хорошо, не устал, в лице почти ничего желтого. Вчера повеч<еру> выпил 1<стакан> М и 1<стакан> Nbr. Сегодня по 3 всех трех. Вчера съел тарелку Sprsuppe. Сегодня поутру было очень холодно. Теперь прекрасно.
10 <часов>. Н. н. нет. Чувствую слабость теперь. Дыхание тяжело. Лицо краснее обыкновен<но>го. — Веймарский священник249 сказывал мне, что он за 5 лет весьма страдал от запоров, что К<арлс>бад, где он пил по 16 <стаканов> Spr и был два лета, совершенно его от сего избавил, но что после К<арлс>бада он в Веймаре 3 недели пил Пирмонтскую воду250 по кружке или 1 1/2 бут<ылки> в день. Журавлев251 был после К<арлс>бада в Эгре252. Как бы мне сделать? — Скажу это Крейсигу.
11 ч<асов>. Н. н. нет. После кофе выпил ст<акан> пр<остой> в<оды>. В животе немного бурчит. Думая о будущности, о жизни в П<етер>б<урге>, в Москве, в Одессе, в Крыму, кажется, что лучше последнего ничего нет, хотя и много неудобств и privations {лишений (фр.).}. Слабости теперь опять не чувствую.
Суббота. 12/24 <июля>. 1/2 9<-го>. Пошел перед 5<-ю>. Возвр<атился> 1/2 9<-го>. Не устал. Ходил последний час у Spr и в галерее. Оттуда зашел к часовщику, а Митьков гов<орит>, что часы брегетовы253 очень дешевы. Просит 680 гульд<енов>, а мои берет в 200. Я в нерешимости. И часы нужны, и деньги нужны. Но часы и мои порядочные. Чувствую себя хорошо. Лицо не желто. Но н. н. нет. Что-то после кофе! Теперь погода прекрасная. До 6 часов было очень холодно. Вчера после обеда я пил 2 ст<акана> Мb и ездил в<ерхом> прежде и после. Во время езды всегда уныние. Смотрю на горы — и чего-то недостает.
10 <часов>. Кофе кончил. Н. н. нет. Выпил бехер254 пр<остой> в<оды>.
Воскресенье. 13/25 июля. 1/2 11<-го>. Пошел 1/2 5<-го>. Возвр<атился> около 1/2 9<-го>. В посл<едний> час пошел в церковь. Оттуда мимо Lorenz-Kapelle255 на Визу256 и домой. Выпил кофе. Но н. н. имел очень мало. Енихен вчера велел принять соли. Миттербах просил не принимать. Я не принял. К<арлс>б<ад> наскучил мне в новом отношении. Запоров таких я не имел с начала, как теперь. Надобно кончить. Авось Италия исправит желудок. Выписываю на особом листке из Гуфланда257, что мне кажется приличным к моему положению. Вчера, ездя в<ерхом>, думал, что в Крыму будет жить трудно — пустыня. Прельстился жизнию в подмосковной. В Москве видал бы приятелей. Сегодня поутру опять более клонюсь к Крыму. Вечером меланхолия. Поутру свежесть. Завтра пью только 8 ст<аканов>.
Понедельник. 14/26 <июля>. 1/2 10<-го>. Пошел 1/2 5<-го>. Возвр<атился> в 8. Уменьшил 2 ст<акана> и пил только 7. После ходил 1 1/2 часа. До кофе имел порядочно н. н. натурально. Вчера в 10-м часу после кл<истира> имел н. н. немного. Земляники, которую велел мне есть Mittch, не было, и я ел Sprsup. Вчера обедал прекрасно в ‘S Saal’258: белый превкусный суп, прекрасные котлеты с цв<етной> капуст<ой>. Rehrcken {оленье седло (нем.).} порядочное с черносливом, bais {безе (фр.).} и бисквиты. П<осле> об<еда> смотрел, как земляки играли в вист. В 5-м часу пошел с ними мимо 4 Uhr-Promenade {Четырехчасового променада (нем.).}259 в Posthof260. Там выпил ст<акан> воды с сахаром. Оттуда в ‘Freundschafts-Saal’261. Там посидели. Потом опять посидели в Posthof. Я наслаждался видом гор — вероятно, оттого, что осталось смотреть на них недолго. Если бы к этому хорошее испражнение, то житье здешнее — хоть куда. Верховые поездки имеют неудобство. Будучи один, повечеру я предаюсь меланхолии. Вчера думал и о житье в Симбирске. Но зима, зима! Поутру, со свежею головою и с облегченным брюхом, Крым опять предстал со всеми прелестями климата, с плодами, с рыбою, с устрицами, с деревьями и цветами моему воображению. — Dahin, dahin! {Туда, туда! (нем.).}262 В лице, кажется, совсем незаметно желтого.

Имел в 11 еще немного н. н.
1/2 9<-го> веч<ера>. Перед обедом ходил в ‘Gold Lwe’263 еще сказать гаускнехту264 о Gelegenheit {оказии (нем.).}. Обедал славно. Суп с рисом белый, прекрасный, шпинат, котлеты состояли из языка. Я отведал, но не ел, 1/2 цыпленка, чернослив превкусный и суфле из земляники, похоже вкусом на пенки с варенья. В 5-м часу пошел с Митьк<овым> в ‘Freundschafts-Saal’. Там выпил воды с сахаром. На возвр<атном> пути в Постгофе начал мочить меня маленький дождь. В 1/2 8<-го> съел с наслаждением блюдечко земляники с сахаром и с булкою, которой остатки с жадностью доедал, идя под липами. Близкий отъезд из К<арлс>б<ада> меня оживил, несмотря на то что, вероятно, я через 2 недели опять здесь буду пить воду — ненадолго. — Сегодня с Викулиным рассуждал об устройстве крестьян. — Вчера слышал о смерти молодой Нарышкин<ой>265. Это меня истинно опечалило.
Вторник. 15/27 июля. 9 <часов>. Пошел в 5. Возвр<атился> в 8. Пил 7 <стаканов>. После воды ходил 1 1/2 <часа>. Пил кофе 2 чаш<ки>. После 2-х чашек имел немного натурально. В последний час устал более прежнего, вероятно, от душной погоды и что ходил по Sprranepee. Кажется, погода разгуляется. Но мне мало до того нужды: я при последних стаканах. Осталось только пить 3 утра. Пришед домой, не заметил особой краски в лице. Она выступила после кофе. Желтого также почти ничего не заметно. Нет! Посмотрел в зеркало, вижу желтизну на висках и на лбу. В животе нелегко.
1/2 10<-го>. Чувствую слабость. Дых<ание> тяжело. В 10 еще немн<ого> н. н. Слабость продолжается.
1/2 11<-го>. Сейчас был Енихен. Говорит, что не понимает моих запоров. Щупал живот. Гов<орит>, что обструкция266 стала мягче через 11 дней (<4>/16 июля). Гов<орит>, что зимою и весною надобно лекарствами пособить натуре выгнать инфаркты267. Уверяет, что от двух раз в К<арлс>б<аде> я совершенно вы-здоровлю.
1/2 9<-го> веч<ера>. Перед об<едом> ходил мало, сидел на гулянье и у ‘Schs Saal’268, ибо чувствовал слабость и тяжесть в желудке. После обеда был дождь. Вечер прекрасный. В ‘S Saal’ пил воду с сахаром. Дома ел землянику без хлеба. Супа не ел. Еще три дня.
Середа. 16/28 <июля>. 1/2 9<-го>. Пошел в 5. Возвр<атился> ок<оло> 8. Пил 7 ст<аканов>. В последний час пошел мимо Schlossbrunnen269 и Marian Sitz {Скамьи Марии-Анны (нем.).}270. Н. н. нет, хотя и принял соли вчера повечеру 1/2 и сегодня в перв<ом> ст<акане> 1/2 лота. Был дождь. Теперь пасмурно.
1/2 10<-го>. После 2-х ч<ашек> кофе имел н. н. не очень много и circa {почти (лат.).} натурально. В брюхе не облегчило. Но и большой тяжести не чувствую. Также не чувствую и слабости. Лицо не красно. Желтизна заметна, хотя и немного.
1/2 11<-го>. Было еще н. н. порядочно. Не нат<урально>, но и не жидко. Погода разгуливается. Но много облаков и туч.
1/2 9<-го> веч<ера>. После обеда ходил с Митьк<овым>. Взошли мимо церкви на гору, направо, по Lorenzberg271 к Постгофу272, где, выпив ст<акан> в<оды> с сахаром, возвратились домой. Внизу у хозяина я ел землянику с хлебом. Хочу ее оставить, видя, что она не слабит. Вечер был хорош. Теперь сыро. Я курю трубку, чего повечеру давно уже не делал. Я ожил на последних днях уверенностью скоро оставить К<арлс>б<ад>. И о запорах мало думаю. Мне сдается, что они не продолжатся и что я приду в то состояние, в кот<ором> был в Дрездене и Берлине. Но брюхо туго. Человек Киреевского нашел фурмана273, кот<орого> я еще не видал.
В теперешний вояж я понимаю, как люди живут в одном месте безвыездно. Это-то и есть настоящая жизнь. Но дабы чувствовать и выгоды ее, должно иногда съездить и потосковать о своем угле, о своей улице.
9 <часов>. Сейчас были у меня Викулин и Энгельгардт. Они были в Эгре274 и едут завтра в Теплиц275. Будут там жить за городом в Preussisches Haus276. В понедельник надеюсь их там видеть. Первый очень тоскует о том, что давно не имеет писем из дому.
Четверг. 17/29 <июля>. 9 утра. Пошел в 1/2 6<-го>. Возвр<атился> в 8. Встал попозже обыкновенного, ибо лег позже. Пил 6 ст<аканов>. В первый раз чувствовал удовольствие прогулки посл<еднего> часа, идя за домами мимо Marian Ruhe {Отдых Марии-Анны (нем.).}277. Не устал. Садился и вставал, не чувствовал никакой усталости. Утро было прекрасное: свежесть с солнцем. Вчера, ложась, и сегодня в 1-м ст<акане> принял по 1/2 л<ота> соли. Лицо покраснело после 2-х ч<ашек> кофе. Раздевшись, имел н. н. — Я замечаю, что поутру чист язык, мокрота не так густа, я не харкаю, как прежде {Далее прибавлена внизу выноска: В последние дни заметил, что носом более шло мокроты, чем обыкновенно, как будто после насморка. Я, может быть, и подлинно имел маленький насморк от утренней свежести и вечерней сырости. Ломоты или боли в ноге и ногах, легши в постель, я давно уже не чувствую, как было в Берлине и особенно сначала здесь. Это от привычки. И Mittch говорит, что мне легче ходить не от воды, а от привычки.}. Дурного вкуса во рту нет, и, кажется, язык чище. Сказать это Крейсигу. Поговорить также с Кр<ейсиго>м о Крыме, о рыбе, о живых и сухих плодах в Италии и в Крыме {Эти две фразы отмечены особым значком, помета о будущем разговоре с Крейсигом вынесена на оборот л. 1 тетради.}. — [Опять] все Крым в уме. Думаю поселиться на большой дороге: веселее и выгоднее для крестьян. Авось из наших согласятся со мною dahin ziehen {переселиться (нем.).}. Надобно русских. — В 10 час<ов> имел порядочно н. н. Следы, как вчера и 3-го дня, земляники и несколько желтых кусочков. — Сегодня в 11 час<ов> брал ванну.
1/2 9<-го> веч<ера>. Обедал славно: вкусный суп, печеные цыплята, не очень вкусные, с цветною капустою, Rehrcken {оленье седло (нем.).} с черносл<ивом>. Souffle {Суфле (фр.).} из земляники, бисквиты. После об<еда> ходил с Митьк<овым> на Himmel auf Erden {Небо на земле (нем.).}278. Оттуда в ‘Pet Versailles’279. Оттуда спустились к гулянью на Spital-Berg280. Всего ходили и сидели 3 часа. Дома ел Sprsuppe и прошелся по Визе281. Сегодня купил нож в футляре за 8 гульд<енов>. Взяв его в дорогу в Италию, оставлю в К<арлс>б<аде> палку с шпагою. День был прекрасный.
Пятница. 18/30 <июля>. 8 утра. Пошел 1/2 6<-го>. Возвр<атился> 1/2 8<-го>. Пил 5 ст<аканов>. Н. н. еще не имел. Сегодня отложу вещи, кот<орые> здесь оставляю. Завтра укладываться. Послезавтра поеду. Хочу выехать, не пив здесь кофе, дабы не проголодаться до обеда. Погода прекрасная. Поутру было холодно. Утром опять Крым. Вчера ввечеру опять Москва и П<етер>бург. Но мрачность, которая меня всегда печалила, встав с постели и взглянув в окно? Вчера, ложась спать, и сегодня в перв<ом> ст<акане> принял по 1/2 л<ота> соли. В 1/2 9<-го> имел н. н. порядочно.
1/2 12<-го>. Сейчас сделал счет расходам. В К<арлс>баде издержано всего: 7 черв<онцев> и 639 1/2 гульденов. Итого 725 1/2 гульд<енов>. В том числе взято в кошелек сегодня 16 гульд<енов>. Но, может быть, будут непредвиденные издержки. В неделю менее 100 гульд<енов>.
1/2 6<-го>. Поутру мало ходил за счетами. Расплачивался с удовольствием. Обедал хорошо. После об<еда> читал газеты, курил трубку и ходил немного под липами. Заметили я и земляки приятность сидеть на чистом воздухе и видеть живое движение около себя. Теперь откладывал вещи, кот<орые> оставляются здесь. Хотя и немного нагибался, но наконец должен был перестать: вспотел и почувствовал какой-то Schwindel {слабость, головокружение (нем.).}. Видно, воды ослабляют. Теперь пью воду с сахаром. Майор здешней службы из Эгры282, Pozzo di Borgo283, чрезмерно хвалил тамошние воды и уверял, что и ванны удивительно укрепляют. Сказать Крейсигу {Эти слова отмечены особым значком на полях.}.
7 <часов>. Отложил вещи и сделал двойной список. Был маленький дождь. Перед домом Кумберландского играют эгрские егеря на трубах. Пойду походить.
Суббота 19/31 июля. 1/2 8<-го>. Пошел 1/2 6<-го>. Возвр<атился> 1/2 8<-го>. Выпил из трех источников по стакану и тем заключил курс моего лечения на сей год, или, вероятнее, на сей раз. В посл<едний> час прошел по горе мимо Marian Ruhe {Отдых Марии-Анны (нем.).}284. Язык белее прежнего. В лице заметен желтый цвет. — Сегодня трубка и кофе показались мне особенно вкусны. С ними и с хорошим желудком везде можно жить приятно — след<овательно>, и в Крыму. Сейчас мерил брюхо: оно стало здесь менее почти на 1 1/2 вершка, a Unterleib {низ живота (нем.).} около 1/2 вершка. Не много.
1/2 10<-го>. Имел немного н. н.: натурально и вышло несколько густой, клейкой, желтой мокроты. Не став<ил> кл<истира>, не принимал соли.

Дрезден

24 июля/5 августа. Четверг. 12 дня. Вчера приехал сюда. В Зонненштейне видел мельком Батюшкова285. Был у его сестры286. Вчера и сегодня не имел н. н. Сегодня большие натуги. Крейсига еще не видал. В субботу в К<арлс>б<аде> получил письма чрез б<арона> Стр<оганова>287. Здесь нашел у Бассанжа.
25 июля/6 августа. Пятница. 1/2 6<-го> утра. Встал в 5. Ожидаю цирюльника. Вчера Кр<ейсиг> хотел прийти в 7 час<ов>. Я его ожидал, но напрасно. — Дорогою, разговаривая с сопутником о Рейнерце288, мне показалось, что и в Крыму можно, вероятно, завести то же, хотя в отношении к одному молоку без кислой воды, если травы где-нибудь на южом берегу найдутся, все польза будет. — В 7 час<ов> после 1-й ч<ашки> кофе имел туго н. н.
1/2 11<-го>. Сейчас был Крейсиг. По расспросам и по ощупании он мне сказал: к<арлс>б<адские> воды не произвели того действия, которого он ожидал. Его обманула исправность желудка в Берлине и Дрездене, по кот<орой> он заключил, что К<арлс>б<ад> более поможет. Однако же, гов<орит> он, несмотря на сие, d Unterleib опало. Прежде он не мог печени порядочно дощупаться, ибо все было наполнено. Теперь дощупаться легче. К<арлс>б<ад> продолжать пить было бы недействительно: к<арлс>б<адская> вода не будет меня слабить. А это для меня нужно: доказательством служит и то, что d Wiener Trank {Венский напиток (нем.).}289 выгнал из меня много дряни. Посему он советует мне ехать на 3-4 недели в Marbad290 и пить Kreuzbrunnen291. От сей воды он надеется большего действия в отношении очищений кишок. При теперешних обстоятельствах, когда к<арлс>б<адская> вода внутренно уменьшила зло, холодная вода вредить не может. Осенью Trkur {лечение виноградом (нем.).}. Весною соли. Зимою иногда лекарство для очищения желудка. Завтра хотел прийти и принести инструкцию для М<ариен>бада и для зимы и весны.
26 июля / 7 авг<уста>. 8 утра. Суббота. В 6-м часу пошел сегодня в сад Струве292. Пробовал Sprudel293. Мутнее настоящего, солонее и более пузырьков, или air fixe. Marienbad Krbr вкусна, но приторна. Эмская вода294, сколько помню, очень похожа. Возвратясь, имел н. н. хорошо, но туго. Вчера за об<едом> ел суп, цыпленка с соусом и два компота черносл<ивного> с сахаром. После об<еда> 3 1/2 чашки кофе на Brhlische Terrasse295 и на Vogelstrae296. Повечеру суп, землянику и комп<от> с сах<аром>. После об<еда> кофе с хлебом, ибо аппетит есть. Теперь пью кофе. Завтра надеюсь отсюда выехать.
Вчера писал в Россию {Рядом на полях выставлено: No 7}.

Мариенбад

31 июля / 12 августа. Четверг. 1/2 9<-го> утра. Вчера в 1/2 8<-го> я приехал сюда. Дорогою имел ежедневно н. н. Всегда туго, но достаточно. В К<арлс>б<аде> имел повечеру и поутру. Здесь сегодня, встав поутру, имел большой Stuhl {стул (нем.).}, туго. Потом выпил 4 ст<акана> Kreuzbrunnen и имел опять перед кофе н. н.: вышло несколько кусочков желт<ых>. За кофе нарушил к<арлс>б<адскую> диэту: съел более хлеба и более сливок. Лекарь Heidler297 вчера сильно щупал, так что я чувствовал более боли, нежели от щупанья Крей-сига и других. Велел брать ванны и души ежедневно и попеременно, говорил о припарках. Воду я пил теплую.
1/2 4<-го> п<осле> об<еда>. Перед обедом ходил до Ferdinandsbrunnen298, 1/2 часа от Fbr нашел на дороге какого-то из Праги и с ним болтал. Обедал за table d’hte {табльдотом, общим столом (фр.).}. Воздерживался, сколько мог. Болтал с соседями. Они называли Мbd Jammer-thai {долиной скорби (нем.).}. Погода жаркая. Тени нет.

Август

Пятница. 1/13 <августа>. 8 утра. Встав поутру, имел н. н. натурально и туго. Во время питья воды имел еще один раз c {почти (лат.).} ж<идко>. Теперь выпил кофе с хлебом. Погода пасмурна.
Сегодня начал писать письмо в Россию, кот<орое> отправлю, вероятно, п<осле>завтра {Рядом на полях выставлено: No 8}. Теперь мерил брюхо. Оно стало, у пупка, опять толще, нежели при выезде из К<арлс>бада. Первый узел с конца означает толщину при приезде в К<арлс>бад. Третий — толщину при выезде из К<арлс>б<ада> {Рядом с этой записью на полях смежного листа позднейшая приписка: Мерил 29 авг<уста> / 10 сент<ября>, оказалась та же толщина, что при выезде из К<арлс>б<ада>.}. Второй — при приезде в Мbad. Для толщины des Unterleibs {низа живота (нем.).} узлов нет. Но в К<арлс>б<ад>е Untleib было всегда менее с лишком на вершок против брюха. Теперь и Unterleib в соразмерность сделалось толще.
1 час дня. Возвр<атился> в портшезе из ванны. Сев в нее, т<о> е<сть> в ванну, я почувствовал в Unterleib какую-то теплоту, каковой в обыкновенных ваннах не помню. Отдыхаю, хотя и не устал. Потом иду обедать.
1/2 8<-го>. Вечер по сию <пору> провел приятно. У колодца познакомился с каким-то берлинцем, бывшим за 30 лет в России. Он дает мне Вальтер Скотта299. Также познакомился с д<октором>м Либошицем из Нижнего300. Жена его лифляндка и хорошо говорит по-русски. Также познакомился с майором Македонским301, очень больным и бедным человеком. Стало сыро, и я дохожу час в своей комнате. Потом пойду ужинать.
Суббота. 2/14 авг<уста>. 1/2 9<-го>. Сегодня пил 6 ст<аканов>. Последний без теплой воды. Имел н. н. порядочно, что, говорят, здесь очень дурно. Перед этим Stuhl {стулом (нем.).} чувствовал надутость в желудке. Погода скверная. Дождь осенний.
5 <часов> п<осле> об<еда>. Сейчас был у гр<афа> Лаваль. Разговор с графинею, вид обжорливого графа, кофе с пенками графини, напоминавший мне Россию, все это привело меня в печальное, но тихое положение, но вместе и рассеяло мысли о глупом происшествии302, кот<орое> меня в настоящем одиночестве мучило и мучит в иное время. Иногда я смотрю на него легко. Надеюсь, что со временем оно изгладится из мыслей моих и я последую совету Митькова: забыть.
Воскресенье. 3/15 авг<уста>. 1/2 9<-го>. Встал в 5. У колодца был в 6. Пил 6 ст<аканов>. Имел н. н. хорошо, circa {вполне (лат.).} жидко. Вид Лавалева семейства за обедом, концерт, переселивший меня в прежнее и бывалое, мысль, о кот<орой> я писал к брату: жить вместе в П<етер>б<урге>. Все это развеяло мою мрачность. Сегодня я был в обыкновенном положении духа, думая, что о происшествии не стоит думать. Вздор. Погода прекрасная содействовала развлечению. Кажется, я навсегда вышел теперь из трудного положения, в кот<ором> был доселе. Очевидно, что скука, т<о> е<сть> ипохондрия, худой успех К<арлс>б<ада>, одиночество были причиною мрачности. Moscheies303 играл на ф<орте>пиано хорошо. Сегодня опять концерт.
Мне здесь воду пить легче, нежели в К<арлс>б<аде>, как потому, что пью менее, так и потому, что не тороплюсь. За ужином сижу, сколько хочется. Около 10 ложусь спать. Встаю попозже к<арлс>б<адско>го и не тороплюсь идти к колодцу, видя из окна, что никого еще там нет. Ходьба и здесь надоедает, но продолжается не так долго. Открытое местоположение также более нравится, по крайней мере сначала. Возвр<атясь> домой к кофе, не отдыхаю, как в К<арлс>б<аде>, а пишу и брожу по комнате. Усталости не чувствую. Лицо имеет лучший вид, нежели в К<арлс>б<аде>. Но желтизна немного заметна и теперь.
Понедельник. 4/16 <августа>. 1/2 10<-го>. Вчера провел день очень хорошо. Обедал с пруссаками и их женами в особой комнате. Ел хорошо, не сохраняя к<арлс>б<адской> диэты. После об<еда> ходил с ними на гору в Jgershaus {Охотничий домик (нем.).}304. Там пил кофе с кренделями. Потом пил воду, был в концерте, ужинал. Погода была прекрасная. Сегодня все дождь. Я пил 6 ст<аканов>, имел два раз н. н. черно, в первом вышло несколько каких-то мокрот. Второй жидок. Читаю описание здешних вод доктор Scheu305.
Вторник. 5/17 <августа>. 9 утра. Вчера утро провел хорошо. После обеда был опять в унынии и тоске от вздорного происшествия. Теперь ничего. Не стоит того. Но при такой жизни, какую я веду здесь, придумываются предметы грусти и досады. Вчера мне пришло на мысль: для чего Сергей не поехал на это же лето к водам? Мы жили бы вместе, а он, вероятно, был бы здоров. Надобно ему кончить водами. Напишу, чтобы постарался на будущее лето быть у Крейсига. Вчера был в здешнем лубочном театре. Сегодня дождь. Пил 7 стаканов. Пошел перед 6 <часами>. Возвр<атился> перед 1/2 9<-го>. Имел два раза: черно и с какими-то густыми кусочками желтоватой мокроты. Кажется, здешняя вода гонит лучше и исправнее К<арлс>б<ада>. Ежедневно ем компот.
Середа. 6/18 <августа>. 1/2 10<-го>. Пошел в 6. Возвр<атился> в 1/2 8<-го>. Пил 7 ст<аканов>. Очень уставал и несколько раз садился. Вчера после об<еда> пошел сперва к мельнице306. Там выпил 2 чашки кофе с кренделем. Потом к Ferdbrunnen. Читал книгу и болтал с гулявшими. Между прочим, много говорил о водах с одним прусским юстиц-ратом307. Он и прежде после К<арлс>б<ада> пил, и теперь после Мb будет пить, по совету Гуфланда308, Franzensbrunnen309. Опыт оправдал совет Гуфланда. Может быть, на будущее лето и я сделаю то же. Повечеру был в театре. За ужином сидел почти до конца 10<-го> часа. Было грустно. Новая причина тоски: для чего Сергей не поехал со мною! Мы жили бы вместе. Я бы не грустил. Он поправил бы здоровье свое. Но was soll man machen! {что поделать! (нем.)} Протекшая вода не возвращается вспять! Теперь все мечтаю о п<етер>б<ургско>й жизни, но не иначе как с женою — так, как я мечтал и о Крыме. Без того везде ничего на найду. Цветы, оранжерея, камин — трубка и кофе — и — может быть — милая жена! Это все, чего благоразумно в жизни еще желать можно. К тому люди, к кот<орым> привык, кот<оры>х любишь, — и братья. В Крыму этого быть не может. Погода плоха. Но дождя нет. — Несмотря на тоску, в кот<орой> я провел здесь большую часть времени, особенно первые дни, я не заметил, как прошла уже неделя. В середу повечеру я сюда приехал. — Сегодня имел два раза н. н. довольно жидко, черно и зеленовато, выходят желтые кусочки, одни потверже, другие как мокроты. — Я помню, мне сдавалось иногда в П<етер>бурге, что если решиться там жить постоянно, то можно прожить хорошо.
Четверг. 7/19 <августа>. 1/2 10<-го>. Пошел в 6. Возвр<атился> в 1/2 9<-го>. В последний час, по-обыкновенному, имел н. н. Теперь еще, до кофе. Последний жидок. В первом вышло несколько желтых кусочков. Теперь испражнение более зеленовато. Доктор Scheu пишет, что сначала бывает черное дней 5, потом зеленое. У меня так и есть. Вчера за ужином вместо компота ел прекрасную размазню. Обедал умереннее по данному себе честному слову. После об<еда> на мельнице310 выпил чашку кофе с кренделем. За дождем болтал там с хозяйкою. Оттуда пошел к Ferdbr. Дошел до будки и там читал. Возвр<атя>сь, переменил рубашку, ибо вспотел. Лег спать в 10. День провел в хорошем расположении духа. Теперь тоже. Ночью был сильный дождь. Вчера повечеру был также дождь. Сегодня опять. — Вчера доктор Heidler, без меня, смотрел испражнения {Далее в рукописи в скобках условные знаки — три и две точки в два столбца.}. Говорит, что нельзя лучшего желать ни в качестве, ни в количестве. Хорошо, коли так. Велел остаться при 7 ст<аканах>. Цвет лица гораздо лучше, нежели за несколько недель. Но брюхо здесь нимало не опало.
1/2 6<-го> п<осле> об<еда>. За обедом с одним австрийским офицером много говорили о Фабере311 и Старынкевиче312. Первый счастлив в своем положении. Последний очень в трудном положении, но ветрен. Я, мечтая о приятельских беседах п<етер>б<ургски>х, даже о службе, не могу без грусти думать о климате. Но и жизнь Фабера, свободная, независимая, может быть хороша для него — а для меня? Имеющего нужду в семействе и в обращении с милыми сердцу? — Мечтания не заглушают здешней скуки, и мрачность меня часто обуревает. После обеда пил с этим австрийцем кофе на мельнице, ходил с другим до Ferdbr. Дождь идет беспрестанно. Теперь переменил рубашку. В ожидании времени пить воду курю и буду читать. Стараюсь не думать о том, что мне жить еще 3 недели здесь. Также и мысль возвратиться в Россию уже через год, а не через два, как я иногда думаю, побывав в Англии и Франции, приятно меня занимает. Знаю, что буду там скучать, если не найду семейного счастия.
Пятница. 8/20 <августа>. 1/2 9<-го>. Пошел после 6<-ти>. Возвр<атился> в 1/2 9<-го>. Заходил в последний час домой и имел н. н. После еще имел. Черно и жидко. Цвет лица хорош. За ужином ел вчера прекрасную рисовую кашку и Gerstel {перловую кашу (нем.).}. Кажется, не вредит. Погода холодная и ветер. Дождя нет. Иногда проглядывает солнце. Теперь пью кофе с сухарями. Аппетит, кажется, здесь еще сильнее, нежели в К<арлс>б<аде>. Собираюсь начать сегодня письмо домой. — Венгерец, Hofrath Mikosch313, кот<орый> дал мне читать книгу доктора Scheu и кот<орый> каждый раз говорит мне самым забавным франц<узским> языком о своих salles {комнатах (фр.).}, что ‘elles ne cotent rien!’ {‘они ничего не стоят!’ (фр.).}, сегодня в разговоре сказал, между прочим: может быть, и мы будем русскими подданными. — Как? — Это общее мнение. Все этого ожидают. Россия так велика! — Меня это мнение очень удивило.
11 утра. Сейчас был доктор. Велел пить поутру только 2 чашки кофе. Уговорились на трех. После об<еда> не пить. Повечеру есть как можно менее. Говорит, что все, и Stgnge {стул (нем.).}, идет очень хорошо.
Суббота. 9/21 <августа>. 1/2 9<-го>. Встав в 6-м часу и видя дождь, я выпил 2 ст<акана> в комнате, 5 у колодца. Имел н. н. 1/2 часа позже обыкновенного. Черно, очень жидко и несколько жидкой мокроты. Вчера п<осле> об<еда> ходил до будки. У колодца ходил с жидом Перецом314 и его женою. Приятные люди. За ужином болтали. За ужином, между прочим, говорили о том, как здесь в трактире ‘Веймар’315 дворяне, oder die Adeligen {или благородные (нем.).}, обедают за особым столом. Какой-то австриец рассказывал о National-банке. Новые ассигнации на конв<енционную> монету выдаются сим банком. Он составлен на акциях. Делает ссуды, эскомты, для прав<ительст>ва выменивает ассигнации и проч.316 Курс акций очень высок.
Сегодня пишу в Россию {Рядом на полях выставлено: No 9}.
1/2 6<-го> п<осле> об<еда>. Сегодня имел н. н. только один раз. Не оттого ли, что вчера после об<еда>, вспотев, не переменил рубашки? Два ст<акана>, выпитые сегодня дома, не могли сделать запора, по мнению доктора. Моральное положение еще хуже физического. Приезд Блудова317, которому я грустно обрадовался, не облегчил, но, кажется, усилил досадное, несносное расположение духа. Теперь немного спокойнее. До возвращения в Россию я, видно, не буду спокоен. Там найду скуку, но и покой.
Воскр<есенье>. 10/22 <августа>. 9 утра. Дома выпил 2 и у кол<одца> 6 ст<аканов>. Возвр<атясь> в 1/2 9<-го>, им<ел> н. н. Черно и с твердыми кусками. Погода пасмурна, но дождя не было. Вчера вечером был у Бл<удова>, он сказывал мне, как Кар<амзин> вступался за брата318. Подлинно удивления достойны чувства и действия его. Никак в такой степени участия ожидать нельзя было. Сказывал и о бедственном положении Крыма и других губ<ерний> от саранчи319. Боже! — Когда хотя этим несчастиям России конец будет! — Время у колодца провел скверно. Теперь порядочно. Бл<удов> не едет в Италию. Но я, кажется, не считаю уже дней моего здесь пребывания, надеясь, что оно украсится его обществом. Опять дождь.
Понедельник. 11/23 <августа>. % 9<-го>. Вчера после об<еда> провел хорошо, так, как здесь никогда. Видел незначительность глупого происшествия, кот<орого> я сам был причиною. Погода была хороша. Я ходил, пообедав за особым с немцами столом и поев много, в мельницу. Там выпил чашку кофе и дошел с Перецом, Либошицом, их женами и проч<ими> до Ferdbr. Воду пил поздно. Ночью, конечно, от кофе долго не мог заснуть. В 11-ть часов ночи имел порядочно н. н. Сегодня у колодца один саксонец сказывал мне, что Мb вылечил его от многолетних запоров. Теперь погода прекрасная. Завтра новый месяц. Развертывая сегодня присланный со Стр<огановым> табак, я нашел на наружном листе адрес брата: ‘со вложением трех журналов’. Так и дунуло п<етер>б<ургско>ю жизнию. Но дунуло не неприятно.
Вторник. 12/24 <августа>. % 9<-го>. Пошел в 6. Возвр<атился> в 1/2 9<-го>. Дома выпил 2 и у колодца 7 ст<аканов>, одним более вчерашнего. Имел в посл<едний> час хорошо очень н. н., черно и ж<идко>, немного желтых кусочков. Вчера после ванны и весь день чувствовал слабость. И голова как будто иногда, как и теперь, болела. Погода пасмурна.
1/2 12<-го>. Теперь был доктор. Гов<орит>, что н. н. хорошо и в количестве и в качестве и что язык совершенно чист. Сего последнего не было в К<арлс>б<аде>. Цвет лица, я вижу, что лучше. Я спрашивал его о К<арлс>б<аде> на буд<ущее> лето. Он гов<орит>, что это может быть хорошо, потому что перемена в средствах лечения полезна. О крепительных железных водах он думает, что они для меня бесполезны по причине крепкого моего телосложения.
Середа. 13/25 <августа>. 1/2 9<-го>. Пошел в 6, возвр<атился> в 1/2 9<-го>. Пил 9 <стаканов>, два дома. Погода пасмурная, ветренная и очень холодная. Вчера ходил п<осле> об<еда> до Ferdbrunn. Повечеру на гулянье много ходил и болтал с Блуд<овы>м. Все напоминает П<етер>бург и неприятности, коих там должно быть свидетелем и кот<орые> должно терпеть. Но вместе и жизнь с людьми, к кот<орым> привык, представляет много приятного, тихого. — Вчера за ужином ел рис и компот черносл<ивный>. Хлеба не ел. Рис, видно, не вреден, ибо сегодня еще до кофе имел два н. н. порядочно. Но рис вкусен очень. За завтраком здесь я всегда ем. В К<арлс>б<аде> не ел. Кажется, аппетит у меня здесь более, нежели в К<арлс>б<аде>. Я, впрочем, и ем здесь более.
Четверг. 14/26 <августа>. 1/2 9<-го>. Пошел и возвр<атился> и пил, как вчера, только дома 3, а у колодца 6 ст<аканов>. Вчера приехал сюда Митьков — и на две недели. Для меня истинное удовольствие. Живем через стену или дверь. Погода сегодня хороша. Вчера после обеда не ходил, а выпил дома с М<итьковым> чашку кофе. Спал от того не хуже. За ужином сверх Gerstel {перловой каши (нем.).} и компота с сах<аром> съел превкусную котлету и немного хлеба, кот<орого> вчера и третьего дня не ел. Очень есть хотелось. Спал, однако же, хорошо, а сегодня уже имел два раза н. н. Пишу с Этер в Россию {Рядом на полях выставлено: No 10}320.
Пятница. 15/27 <августа>. 9 утра. Сегодня дома выпил только 1 ст<акан>, ибо пил все с теплою водою, простудив третьего дня горло, вероятно, выбежав из-за об<еда> к Митькову. Я мерил мой бокал, или кружку, с другими: она всех более. Против к<арлс>б<адски>х бехеров321 в 1 1/2 раза. Итак, 9 поутру и 3 п<осле> об<еда>, не менее к<арлс>б<адско>го количества. Вчера и третьего дня после об<еда> не ходил. Походил около 2-х часов повечеру. Сегодня, несмотря на теплую воду, имел два раза хорошо н. н. до кофе. Вчера получил письмо от братьев от 30 июля. Вообще оно невеселое впечатление во мне оставило. Из Дрезд<ена> сюда оно пошло 21<-го>. Пришло 26<-го>. Из К<арлс>б<ада> 12<-го> по но<вому> ст<илю>. Сегодня солнце. Редкое явление. Опять теперь буду писать к брат<ьям> {Рядом на полях выставлено: No 11} и пошлю к Сергею письмо Пушкиной322.
1/2 6<-го>. Горло мое болит. Полоскал бузиной с медом, но лучше нет. Доктор велел повечеру теперь пить воду дома и сделать ein Fubad {ванну для ног (нем.).} и тереть ноги солью. Погода была хороша поутру, но теперь опять пасмурно. Ходил после обеда, выпив дома по чашке кофе, с М<итько>вым до Ferdbr.
1/2 8<-го>. Сейчас был Бл<удов>. Говорили о России. И он, и я желаем уже возвращения и уверены, что нельзя жить вне от<ечест>ва, что ежели много неприятного, то есть люди, без коих жить нельзя. Лучше об этом в чужих краях не говорить: грусть находит. Болтовня за table d’hte {табльдотом, общим столом (фр.).} гораздо невиннее.
Суббота. 16/28 <августа>. 9 утра. Сегодня два стакана тепл<ых> пил в постеле, 7 в комнате. Выходил, по предписанию доктора, только в последний час. Во время питья имел 4 н. н. Последний жид<ко>, и еще один раз теперь. Солнце светит. Горло все болит. Доктор советовал не курить. Посмотрев в горло, он сказал, что на языке есть какой-то нарост, происшедший от инфламации323 когда-либо или, так <как> я инфл<амации> не помню, от младенчества. Если будет увеличиваться, то надобно, гов<орит>, отрезать.
Воскресенье. 17/29 <августа>. 9 утра. Все 9 ст<аканов> пил дома теплые. Имел после 5<-го> или 6<-го> один раз порядочно и густо. Потом и теперь 4 раза жидко. Погода вчера п<осле> об<еда> и сегодня очень хороша. Ужинал дома с М<итько>вым. Теперь ходил по аллее.
Понедельник. 18/30 <августа>. 1/2 7<-го> утра. Пью воду дома теплую. Уже поутру, встав с постели, имел н. н. Не очень ж<идко> и черно. Утро хорошо. Солнце.
1/2 9<-го>. Три последние ст<акана> выпил у колодца холодные. Они очень пучили — вероятно, о<т> газа, кот<орый> теряется, когда пьешь воду дома. Теперь имел еще н. н. несколько желтых кусков. Дохожу последний час в комнате.
Вторник. 19/31 <августа>. 1/2 9<-го>. Вчера за обедом ел суп, куропатку, оладьи со сладким соусом, бекаса с говном на хлебе, жирно, компот, 4 сухаря с миндалем и пил кофе. Повечеру 1 1/2 котлеты и комп<от>. Сегодня 5 ст<аканов> хол<одных> выпил дома и 4 у кол<одца> неполные. В последний час имел очень хорошо н. н., не слишком ж<идко>. Аппетит больше к<арлс>б<адско>го, а воздержность менее. Собираемся в Tpl324. Но нет еще лошадей. Вчера было очень жарко. Мы ездили на Haseler Htte325. Сегодня также хорошо. Но, гов<орят>, барометр упадет, и на небе есть облака.
Середа. 20 августа/1 сентября. % 10<-го>. Сегодня выпил 5 <стаканов> дома и 4 у кол<одца>. Н. н. два раза немного. В брюхе нелегко. Вчера были у прелата326. Дом славный и церковь327. Скотный двор нечист. Прелат очень ласков и говорлив. Но говорил много вздору о России, между прочим, что Галева система328 в России делает много вреда!! Гов<орил> также, что мы почувствуем вред от изгнания езуитов в отношении к просвещению329. Обед был очень сытный. Я ел, однако же, осторожно: суп, 3 куска фазана, не зная, что это фазан, но со вкусом, кусок пулярды и бисквиты, чашка кофе. Сегодня продолжаю письмо в Россию {Рядом на полях выставлено: No 12}.
Четверг. 21 авг<уста>/2 сент<ября>. % 9<-го>. Сегодня выпил 4 ст<акана> дома и 4 же у колодца из кружки полных. Имел теперь н. н. хорошо, не жидко и много желтых кусков. На брюхе легко. Ночью имел также н. н. хорошо и, казалось, не очень жидко. Погода стоит прекрасная. — Мне кажется, что если судьба не приведет меня к тому, чтобы жениться и жить в России, то можно и в чужих краях промаяться с удовольствием. Главная выгода жизни в ч<ужих> кр<аях> есть отсутствие тех неприятностей, кот<орые> видишь и испытуешь в России. Нет тех наслаждений, но отсутствие неудовольствий есть, может быть, самое выгодное в жизни.
Пятница. 22 <августа>/3 сент<ября>. 9 утра. Вчера ужинал слишком много: котлеты с морковью, комп<от>, хлеб. Сегодня имел после 3-х ст<аканов>, дома вып<итых>, н. н. и, возвратясь, теперь еще. Последний с множеством желтых кусков. Кофе пью с трубкою, без сухарей. Что-то тяжело.
Суббота. 23 авг<уста> / 4 сент<ября>. 1/2 9<-го> утра. Вчера повечеру ел только прекрасный рис, без хлеба. За хорошим обедом много ел Rehrcken {оленье седло (нем.).}, но тяжести не чувствовал. Сегодня поутру после 2 ст<аканов> им<ел> н. н. порядочно и совсем не жидко, но почти натурально. Потом имел почти ж<идко> в посл<едний> час и опять теперь очень ж<идко> немного. Пил и сегодня 4 ст<акана> дома и 4 у кол<одца>. Погода хороша. Мне остается здесь жить 4 дня. Наскучило немного, но я совсем не чувствую здесь того желания ехать, как в К<арлс>баде. Хочу пробовать поутру, встав с постели, садиться на судно. Мит<ько>ву, кот<орому> я это сказал, опыты удались, а и он страдал запорами. — Особенной слабости я не чувствую, кроме как немного после моорумшла-га330 и особенно после ванны перед обедом. Но слабость быть должна: вчера после ужина не мог выкурить целой трубки: закурился.
Воскресенье. 24 авг<уста>/5 сент<ября>. 1/2 9<-го>. Вчера п<осле> об<еда>, ездив гулять с поляками, остался у Ferdbr и выпил 2 ст<акана>. Назад шел 40 мин<ут>, очень вспотел и не пил уже brunnen. Ужинал 2 котлеты. Сегодня поутру выпил 4 br дома и 4 у кол<одца>. Имел од<ин> р<аз> порядочно, а два очень жидко. Heidler советовал завтра выпить половину ст<аканов> br и пол<овину> Ferdbr. Посмотрим. Далеко туда ходить: лишних прохожу минут 20. Сегодня чувствую большую усталость, хотя у кол<одца> ходил менее двух часов.
Понедельник. 25 авг<уста> / 6 сент<ября>. 1/2 9<-го>. Сегодня выпил 4 br и 4 Ferdbr — все дома за дурною погодою. Вчера уже был дождь. Сегодня — как было за неделю. Несмотря на Ferdbr, во второй раз я имел н. н. совершенно ж<идко>. Это нехорошо. Одна из кружек Ferdbr не годилась. 4 ст<акана> я выпил из трех кружек. Большая кружка стоит 8, маленькая 7 Kr Konvmnze {крейцеров конвенционной монеты (нем.).}331. 8 Kr Konvmnze = 20 Kr Scheine {бумажным крейцерам (нем.).}. — Вчера мы обедали прекрасно у Клингера332 за особым столом. За ужином ели котлеты. Несмотря на то что я не ел компота, н. н. ж<идко>. Жалею, что много ел здесь компота. Впрочем, еще вчера, читая Heidler’a о здешних водах, я видел, что Ferdbr для меня не так полезен, как br. Н советовал мне пить его для того, чтобы умерить жидкость. Вкус из кружки уже не тот, какой у источника, хотя air fixe {Здесь: пузырьков (фр.).} и много. Также и br, принесенный в комнату, изменяется во вкусе, и, не знаю отчего, не столько светел, как у колодца, хотя и там он не так светел, как Ferdbr.
Вторник. 26 авг<уста> / 7 сент<ября>. 1/2 9<-го>. Вчера повечеру выпил у Ferdbr 3 тамошних маленьких ст<акана>. Последние два вдруг. Сегодня поутру выпил дома один большой ст<акан> Ferdbr и в 6 часов пошел туда и выпил в три раза стаканов около 5 тамошних. Возвратясь домой, имел н. н. густо. Видно, действует хорошо, br сегодня совсем не пил. Встав поутру, я попробовал, без позыва, сесть на с<удно> и имел немного. Погода уже вчера повечеру разгулялась и теперь опять хороша. Вчера после об<еда> играл в биллиард с М<итьковым> и с поляком Добржанским333. В широкие лузы и я иногда попадал. Движение приятное. Надобно иметь и билиард с широкими лузами, заведясь домом. Я собираюсь ехать отсюда в воскресенье. Heidler хотел посмотреть испражнения и брюхо и сказать, пить ли до воскресенья воду или отдыхать. В сем последнем я имею нужду, хотя и небольшую.
1/2 8<-го> вечера. Сегодня прекрасно обедал у Клингера. После об<еда> ездили в коляске с поляками. Повечеру выпил 3 <стакана> br, ибо н. н. сегодня было почти только 1 раз. Руст334 гов<орил> Бл<удо>ву, что Ferdbr крепче даже, нежели Franzensbrunnen и что если бы можно было, то следовало бы от br переходить к сему последнему, а потом уже к Ferd. Что Ferdbr не надобно пить одного, но всегда мешать с br. Я чувствовал п<осле> об<еда> усталость и расходился уже дома, возвратясь скоро за сыростию и за испариною. Каждый вечер возвр<аща>юсь домой с мокрою рубашкою и переменяю ее. Жена министра Гумбольдта335 сказывала Бл<удо>ву336, что в Пруссии две арестации произвели много шуму: взяли одного майора артиллерии, вообще уважаемого, и одного офицера, кот<оры>е будто сами признались, что принадлежат к какому-то тайному обществу337.
Середа. 27 авг<уста> / 8 сент<ября>. 1/2 9<-го>. Сегодня поутру сел н<а> с<удно> немного, едва позывало. Имел, потом выпил дома 1 ст<акан> br, другой у колодца и стаканов 7 небольших у Ferdbr. Возвращаясь, чувствовал большую усталость. Имел еще н. н., хорошо и не ж<идко>. Вообще чувствую слабость. Воды доезжают. Погода прекрасная. Свежесть утра, запах сена, вид гор, идя к Ferdbr, приятны, несмотря на трудность ходьбы. Прежде я думал бы, что в Крыме будет лучше, — теперь, что в П<етер>б<урге> ничего не будет этого, но будет теплая комната, камин и — может быть, — если богам угодно, добрая жена!
1/2 12<-го>. Теперь был доктор. Щупал. Говорит, что, сколько помнит, при приезде моем сюда брюхо было более наполнено и что на печени я чувствовал более боли, нежели теперь, что по осязанию он не видит никакой затверделости на печени, но что еще там должна быть лишняя кровь, ибо я чувствую, на месте бывшей обструкции338, некоторую боль, что при порядочной диэте (между прочим, не пить кофе п<осле> об<еда>) и при движении и это зимою может пройти, что, впрочем, я должен быть совершенно доволен водами вообще, что цвет лица, особенно глаз, гораздо лучше прежнего, язык совершенно чист и даже пищеварение очень хорошо. Одим словом, по его мнению, я здоров. Пилюли Крейс<ига> велел принимать каждый раз, когда не будет н. н., и по 5, когда туго, говоря, что я в ожидании курса на будущий год могу их принимать без вреда по две недели. — Сегодня я имел в последний раз Moorumschlag339. Иду в простую ванну. Вероятно, еще схожу в пятницу.
Четверг. 28 авг<уста> / 9 сент<ября>. 9 утра. Выпил дома 1 <стакан> br, два у колодца и 3 Ferdbr. Возвр<атя>сь, имел н. н. circa {почти (лат.).} ж<идко> и зелено. До натурального или желтого цвета испражнение здесь не дошло. Доктор гов<орит>, что это и после Мb продолжиться может. За 26 ванн, 13 душ<ей> и 13 простых, за белье и 4 р<аза> Portchaise {портшез (нем.).} следует заплатить всего 40 Fl. Немного. Припарок из моора340 я взял всего 25. Всегда держал их более часа, переменяя обыкновенно два раза, а в последние два дни 3 раза. Погода хороша. Вчера мы любовались золотою луною на синем небе.
Пятница. 29 авг<уста> / 10 сент<ября>. 1/2 9<-го> утра. Вчера повечеру была сильная гроза и дождь. И сегодня погода пасмурна. Я пил воду дома: 2 <стакана> br и 3 Ferdbr, из коих стак<ан> из 3-й кружки был немного желт. В последний час вышел со двора. Возвр<атя>сь, имел н. н. c ж<идко> и немного: все зелено и был желтый кусочек. Теперь с отменным вкусом, как обыкновенно, пил кофе и съел один рожок. Съел и выпил бы втрое более, если б можно было. Вообще я пью теперь менее 3-х чашек поутру. П<осле> об<еда> хочу вовсе не пить: Нr гов<орит>, вредно: привлекает кровь к Unterleib {низу живота (нем.).}, в чем и болезнь моя отчасти заключается. Ем здесь гораздо более, нежели в К<арлс>б<аде>, но тяжести в желудке не чувствую и вскоре после об<еда>. Встаю из-за стола еще с аппетитом. Вчера повечеру ели вкусных куропаток и прекрасный компот. Теперь буду читать ‘Allg Zeitung’341.
Полдень. Кончил газеты: много о геройстве греков342. В одном артикле343 из Корфу заключение (о возвр<аще>нии Ипсары): ‘Uebrigens ist es bei diesem merkwrdigen Kampfe schon mehr als einmal bemerkt worden, da gerade in dem Augenblicke, wo die Feinde der Griechen ihr vorgesetztes Ziel schon erreicht zu haben glaubten, immer eine Art von Wunder das Gegentheil herbeifhrte’ {‘Кстати сказать, на протяжении всей этой странной войны неоднократно было замечено, что именно тогда, когда противники греков уже были уверены в достижении поставленной цели, всякий раз каким-то чудом все оборачивалось в полную противоположность’ (нем.).}344. — Пора ходить: ни в К<арлс>б<аде>, ни здесь никогда так долго не читал.
Суббота. 30 авг<уста> / 11 сент<ября>. Александров день345. 8 утра. Встав сегодня в 6-м часу, обстригся и умылся по-прежнему, ванны остановили всякое мытье дома. Укладывался и, между тем, выпил — 2 <стакана> br и 2 Ferdbr. Имел н. н. очень хорошо. Я уже и прежде заметил, что питье дома, без ходьбы, не только не мешает, но и способствует Stuhlgng’ам {стул (нем.).}. Погода прекрасная. Вчера повечеру были у Бл<удова>. Вспоминали, что в то время была величественная всенощная в Невском <монастыре>346. Сегодня именины брата. Что-то он делает? Я духом довольно весел. Цвет лица здоровый. Все это мне говорят, и я сам вижу. Окончу сегодня письмо в Россию {Рядом на полях выставлено: No 13}. Завтра еду в Регенсб<ург>347.
1/2 11<-го>. Сделал счет деньгам. В 31 день в Мb издержал 376 гульд<енов>: в день 12 Fl 4 Kr и еще из сих денег гульд<енов> 5 останется в дорогу.

Регенсбург

2/14 сентября. Вторник. 1/2 6<-го> п<осле> об<еда>. В 1/2 7<-го> в воскр<есенье> выехал из Мb один. Иногда дорогою был<о> скучно. Иногда ехать одному казалось выгодным, чтобы собраться с мыслями. Обедал в Тиршенрейте348. Ночевал в Вернберге349. Там принял пилюли, не имел н. н. от праздничного обеда, несмотря что в Мb в воскр<есенье> выпил 1 ст<акан> br и 1 Ferdbr. Вчера также не имел н. н. Принял вчера на ночь 15 пил<юль> и сегодня разрешился. Завтра, вероятно, опять ничего не будет. Дорогою читал в Рейхарде350 и смотрел на карту. Въехав в Баварию, in d Oberpfalz {в Верхний Пфальц (нем.).}, тотчас очутился на шоссе. Городки стали гораздо чаще и похожие на германские. Особливо понравился мне Nabburg351 по местоположению. Вблизи течет у подошвы крутой горы d Waldnaab352. Я тут шел пешком, велев фурману353 меня догнать. Приехав вчера в 1/2 6<-го>, пошел в театр. Давали ‘Cendrillon’ {‘Золушку’ (фр.).} 354. Пели недурно. Сегодня, напившись кофе и сходив на двор, отправился в 1/2 8<-го> в Rathhaus { ратушу (нем.).}355. В зале заседаний диэты лежит запасный хлеб356. Был в Dom-Kirche {кафедральном соборе (нем.).}357. Прекрасная готическая фасада. Внутри видел памятник примасу358. Через улицу MaximJoseph359 прошел на загородное гулянье. Прекрасные аллеи, сады, особливо Турн и Таксиса360. Монумент Кеплеру и проч.361 Потом в одном монастыре видел кафедру Алберта Великого, или Alb Magnus362, кот<оро>го не знаю ни с какой стороны. Перед обедом в трактире своем читал зады ‘Allg Zeit363. Во Франции учреждено министерство du Culte et de Plnstr publique {духовных дел и народного просвещения (фр.).}364. И там кроят по лицам, как у нас, и, сверх того, по партиям365. Преобразовали le Conseil d’Etat {Государственный совет (фр.).}. Vill&egrave,le хочет сблизиться с ультрами и сближается с духовенством. С Labourd, видно, война вечная366. Король, пишут, болен опасно367, несмотря что выезжает и говорит глупые фразы. Зашед в книжную лавку, купил путешествие какого-то пастора Шлегеля368 по Италии. Кажется, не очень интересно. Но все хорошо почитать, тем более что он ехал или шел через Тироль369. После обеда ходил смотреть Neupfarrplatz370, la plus belle place de R {самую красивую площадь Регенсбурга (фр.).}, как говорит Reich371. Оттуда зашел к Кухенрейтеру372. Сперва видел одного из сыновей, а после пришел и старик, кривой, запачканный. Он для меня был всего интереснее в Рег<енсбурге>. Теперь сожалею, что не решился отсюда ехать сегодня п<осле> об<еда>. Не знаешь, что делать. Куда скучно! А что еще вперед будет, особливо ездя с лонкучерами373 и ветуринами374. В 5 недель не дотащимся до Флоренции. Да и там что я найду! Одному везде нехорошо.
Я думал, что я здесь был прежде, но теперь начинаю сомневаться: не узнаю совершенно ничего. Мне помнилось, что я видел город большой, пустой. Теперь я вижу, что Регенсбург не очень велик (около 20 т<ысяч> жит<елей>). Улицы и домы чисты. Но пустота заметна. Экипажей совсем не видно. Жить здесь очень дешево. Отставные чиновники приезжают иногда сюда жить по причине дешевизны375. Кофейный дом в Unterhaltungshaus {Увеселительном заведении (нем.).}376 похож более на Schenke {трактир (нем.).}. Прежде, говорят, даже недавно, была торговля по Дунаю. Теперь нет. Кухенрейтер, старик с сыном, делает в год пистолетов пар 15, и то по заказу. Кроме их есть здесь еще два сына старика. Я советовал им посылать пистолеты в Россию и вспомнил о Федоре Павловиче377. — Дорогою мой кучер сказывал мне, что он из Kyssen’ана378, был 10 лет солдатом, их четыре брата, и все были отданы в солдаты, отец и мать остались с одною дочерью. Причина: бедность. Господа и управители их отдают бедных всегда в солдаты. А богатые управителям платят. Это подтвердил мне лейпцигский актер, севший ко мне в коляску в Швандорфе379, и сверх того рассказывал мне, что управители очень угнетают и грабят мужиков. Он из Тироля. Читал мне прощальные стихи Грильпарцера Кастейну и ответ Га-увальта, наизусть380. Из книги — отрывки из ‘Ahnfrau’381. — Завтра в 5 часов еду в Мюнхен. — Вчера за ужином кто-то за верное сказывал о полученном известии в Мюнхене, что наш государь и прусский король едут в Вену и что государево путешествие отложено382.

Мюнхен

Пятница. 5/17 сентября. 1/2 10<-го> утра. Вчера в 5 часов приехал я сюда. Земля от Регенсб<урга> сюда не так уже хороша, как по ту сторону Р<егенсбур>га. Ночевал в Ландсгуте383. Окно в моем трактире было прямо против большой прекрасной церкви384. В Ландсгуте я ходил по улицам, за усталостию, немного. Видел d Universitts-Gebude {здание университета (нем.).}385 и церковь386. Обедал вчера в Freisingen387: красивый, чистый городок с широкими двумя и большими улицами. В середу и чет<верг> н. н. не было, несмотря что в Landsh съел 15 пилюль. Вчера на ночь съел 16 и сегодня поутру 14. Имел теперь не очень много и туго. Большой тягости не чувствую, хотя, имея аппетит, ел много. Вчера был здесь в театре. Мюнхен также чист. Вообще, в бав<арских> городах чисто. Погода хороша.
Суббота. 6/18 сент<ября>. 1/2 8<-го> утра. Вчера в 10 часов пошел с лонлакеем388 и с Рейхардом389 во дворец в Schatzkammer {сокровищницу (нем.).}390. Обыкновенные драгоценности. Особенно заметна Траянова колонна в миниатюре391. Смотритель, показывая на одно каменное изваяние, гов<орил>, что это божество из тех времен, когда баварцы были идолопоклонниками392. Вздор. После видел d Reiche Kapelle {Богатую часовню (нем.).}393. Тут образ Богородицы, наш: византийский394. Тут и складной образ или что-то — Марии Стуарт395. Оттуда пошел в картинную галерею396. Тут, наконец, в прекрасной зале Рубенсовых картин397 увидел я оригинал моей табакерки. Смотритель сказал, что это похищение женщин Кастором и Поллуксом398. Право, не знаю. Рубенсовы картины из Дюссельдорфа, так, как и другие картины399. — В одно утро довольно. Я осматривал, как бы имев обязанность пройти по комнатам. Да еще видел богатые комнаты во дворце, постель. Подлинно богато. После обеда ездил в коляске в Академию, бывший монастырь езуитов400. Тут бразилианские редкости401. Оттуда в Glyptothek. Тут кронпринц расставит статуи и проч. Строение огромное402. Вообще, здесь строят пропасть. Пра<вительст>во, как заметно, это поощряет. Принцы много строят. На что — не знаю. Много уже и без того в Германии оставленных домов, дворцов, городов. Отыскав Тормасова403 в музее, поехал с ним в Nymphenburg404. Возвр<атя>сь оттуда, был в концерте. Мme Kraus Wranitzky пела хорошо405. — Завтра еду. Нанял коляску до Инспрука406 с одним молодым ч<ело>в<е>ком, жидом. Пора во Фл<оренцию>. Погода хороша. — Вчера п<осле> в<анны> принял 15 пил<юль> и имел уже сегодня хорошо н. н. — Здесь климат от соседства гор весьма дурен. Торм<асов> гов<орит>, что ничто здесь не поспевает: ни зелень для стола, ни плоды, даже яблоки.

<III>
<Верона -- Венеция>

Верона

Пятница. 12/24 сентября. 9 вечера. Поехали в 1/2 6<-го> утра из Триэнта1 ивЙ 8<-го> были у ворот Вероны. Ехали хорошо. Выписываю из листков, что заметил дорогою.
Вальхерзе<е>2. 7/19 <сентября>. 1/2 8<-го> вечера. Воскресенье. — В субботу в Мюнхене в доме Beauharnois3 смотрел картинную галерею4. Она в двух комнатах, и потому я видел получше обыкновенного. Между прочим, я узнал тут картину, кот<орая> понравилась мне некогда в Malmaison: избы, покрытые снегом5. Тут же видел Жерардова ‘Велизария’6. Краски тела что-то серы. Свет от лучей солнца хорош. ‘Три грации’ Кановы — истинные грации7. Картины новых французских мастеров мне понравились, особливо картина Forbin {Исправлено из первоначального: Forbin-Janson}: Agn&egrave,s, умирающая в монастыре8.
Выехав из Мюнхена в 7-м часу, мы поднимались на Кухельберг9. Эта дорога, вдруг представившийся водопад, горы и Вальхерзее — напомнили мне живо Швейцарию… Странное чувство: чувство прошедшего и молодости. Если б желудок был получше, если б вообще я был получше духом, то и теперь бы нравилось мне это путешествие. Но жажду оседлости. Однако ж не без удовольствия иногда мыслю об Италии. — В Вальхерзее мы были очень довольны трактиром. Нашли за ужином каких-то живописцев. Я ел Scaiblingen {гольца (нем. искаж., правильно: Saiblinge).}, a поутру перед кофе и повечеру Milchsuppe {молочный суп (нем.).}.
Инсбрук. 8/20 <сентября>. 1/2 7<-го> веч<ера>. Сегодня в два часа приехали мы сюда. Сели прямо за обед. Я поел слишком много телятины. Тут же подали нам за столом винограду. Вид Инсбрука — большого города — в долине между высокими горами {В рукописи описка: городами Гигантский зал (нем.).}, поражает. С Zirlberg, превысокой горы у Цирля10, я шел отчасти пешком. В Инсб<руке> видел придворную церковь: в ней 28 бронзовых статуй, из коих три при Максимилиане сделанные, лучше прочих, сделанных при его внуке Фердинанде11. Барельефы Колина на памятнике Максимилиана удивительны12. Я не помню ничего подобного. Непостижимая чистота в отделке, разнообразие в физиогномиях. Видел дворец и в нем d Riesen-Saal {Букв.: предместье (нем.).}, украшенную австрийскими лицами13. Оттуда прошлись по городу. Лучшая улица d Vorstadt {}14. Широка. Домы с жалузями как декорация. Впрочем, вид города невеселый, благосостояния не видно, и невольно вспоминаешь, что из Баварии переехал в Австрию. Странно в неделю быть в разных государствах. В Регенсбурге и в Мюнхене говорят гораздо свободнее. Один день слышишь все — на другой день молчание или разговоры хуже молчания. — Из окна нашей комнаты я видел т<ак> наз<ываемую> Золотую крышу, сделанную при герцоге Фридрике, пустом кошеле15. Над постелью, в кот<орой> я спал, написано, что тут спал Люд<овик> XVIII прежде еще Реставрации16. В этот же вечер я читал в тир<ольской> газете, что он очень болен, и слышал тут же за ужином, что он умер17.
8/20 <сентября>. Понед<ельник>. Гриз18 за Штейнахом19. Проезжая через Штейнах, мы были как на смотре: длинная улица набита была мужчинами и женщинами Тироля: молодцы и красавцы. Это был рынок. Пропасть коров.
За Бриксеном20. Середа. 10/22 <сентября>. 1/2 8<-го> утра. Из Гри-за поднялись на Бреннер21. Я позабыл палку. Но послал за нею. Тут вышина была почти незначительная, ибо мы и без того были уже высоко. Поднявшись, видели водопад направо: это источник Эйзаха22. Я заметил его на карте. Ночевали в Миттельвальде {В рукописи: Mittelвальде}23. Тут я не ужинал и лег спать в 8 час<ов>, приняв пилюль. Здесь уже растет виноград. Народ хуже. Сено косят 3 раза. Во второй и третий раз оно растет с клевером и употребляется для коров. — Ехав из Инсбрука, мы встречали коров, возвращающихся на зиму с гор.
Кольман24. 11 час<ов>. (Сер<еда>). Здесь обедаем. За Бриксеном на горе направо женский монастырь Seben25. Прекрасное положение. Перед Кольманом налево Schlo Trostburg, графа Wolkenstein’a, старый26. Места славные. Я шел перед Кольм<аном> пешком. Горы до вершины обработаны: нивы, виноград, каштановые деревья. М<алый> Клаузен27 состоит из длинной улицы. Деревень не видно, но домики рассеяны по горам. Здесь теплее. Народ, кажется, не так красив.
Между Teulchen28 и Botzen29 (d Botzenthal {Боценская долина (нем. искаж., правильно: Bozenthal).} служит прекрасным преддверием Италии, d Botzengrund {Боденская лощина (нем. искаж., правильно: Bozengrund).} еще лучше). Все наполнено виноградниками. Проезды в горах иногда узки очень: вся ширина долины занята дорогою и рекою.
Botzen. 8 вечера. На пробе30. Церковь красива31. Мы нашли здесь ярмонку и оттого более живости, нежели в других местах. Botzen — город торговый. Верона в последние годы перебивает у него лавочку. Впрочем, город нечист. Мы ходили гулять на мост. Виды славные на горы. Возвращаясь домой — было уже темно, — мы почувствовали особенную теплоту в воздухе — как будто Schwle {духота (нем.).} (этим воздухом с тех пор дышим). Возвратясь домой, лонлакей32 привел нас на пробу ит<альянской> оперы. Театр в том же доме, где трактир33. Das machte nicht mir Spa {Это меня не обрадовало, (нем. искаж.).}. Я заказал к ужину компот из яблок и персиков. Здесь гораздо живее, нежели в Инсбруке. — Торговля.
Четверг. 11/23 <сентября>. (Botzen). 5 утра. Теплота в воздухе особенная. Даже желаешь свежести.
Четв<ерг>. 11 утра. Салурн34. Утро было теплое, и теперь тепло. Земля славная. Аллеи из шелковичных деревьев. Но Neumarkt, или Egna35, и Салурн, и все запачкано. Плодородие, кажется, не везде одинаково, но вообще везде хорошо. Теплота в воздухе заметная. Вчера повечеру в Боцене мы впервые дышали таким воздухом.
1/2 4<-го>. За Сал<урном> большая дорога. Иду пешком. Скалы. Адиж36 тих и плавен. Вышед из Салурна, налево на горе замок Салурн37. Оружейный выстрел отдался огромным эхом по горам.
1/2 4<-го>. Lavis38. Ехали всё как садом. Шелк<овичные> деревья, виноград, иногда фиги. Долина плодородная. Городки и деревни запачканы. Народ тоже.
Триэнт. Четв<ерг>. 1/2 8<-го> веч<ера>. Здесь видел церковь, где был Собор39. Картина, его изображающая, незначительна40. Соборная церковь очень хороша41. Тут распятие. Явленный образ Иис<уса> Хр<иста>, как они говорят, кивнул головою Собору в знак согласия на окончание Собора42. Город некрасив, нечист, мертв.
Пятница. Ровередо43. 8 утра. Город живой. Большие домы. Здесь я видел la filatura {прядильню (ит.).}, купца Tacchi44.
Пятница. 12/24 <сентября>. % 1<-го> дня. Боргето, между Ава и Пери45. Узкая шоссе между высокими стенами, начавшаяся еще до Триэнта, продолжается по сию пору: вся долина усеяна, набита плодовитыми деревьями, по б<олыней> части шелковичными, виноград, фиги, персики, кипарисы пирамидальные, темные, меланхолические. Я не воображал себе такого плодородия. Часто вспоминал изображение рая на картинах. Население также велико. По горам рассеяны замки, церкви, деревни, домы. Но народ, кажется, небогат. Сады принадлежат дворянству и городским жителям.
Здесь мы обедаем. С лишком половина дороги от Триэнта до Вероны. Погода теплая. — Пери. 2 часа. За обедом ел впервые фиги свежие: винные ягоды лучше.
<Верона>. 1/2 11<-го> ночи. Кончив выписки, изъявлю еще здесь мое изумление. Я, точно, на каждом шагу был поражен плодородием долины, по кот<орой> ехал. Нет аршина земли пустой, кроме мест, покрытых камнями, обрушившимися с гор. За Пери46, почти на вершине Альп, направо, видел церковь Мадонны dlia Corona47. La Chiusa48 прекрасное место. Тут голые скалы особенной вышины. Между ними Adige49. Потом, за Volargno50, горы раздвигаются и исчезают понемногу. Вид широкой долины приятен после узкой. Перед la Chiusa с одного места горы и долина представляют подобие театральной сцены. Мы приехали сюда в темноте. Остановились в ‘Torre di Londra’51. Я пошел в Caf, выпил две ч<ашки> шеколаду. Хотел читать газеты, но их нет. Въехав сюда, мы видели в кофейных двери с занавесами. Здесь в трактире и двери и окна настежь: видно, что в них делается. Я разлучен с моим товарищем, жидком Каула52. Мы в разных этажах. Завтра соединимся. Я доволен его обществом. Очень неглуп. Пора спать.
Суббота. 13/25 <сентября>. 1/2 2<-го> дня. В 9 часов пошли смотреть город. Видели: 1) церковь Св. Анастасии53. Прекрасная. Статуя, держащая св<ятую> воду, отца Павла Веронезе54. Тут главное: красота внутренности церкви.
2) Соборная церковь. Тут ‘Вознесение Богородицы’, Тициана, и надгробный камень Папы Lucius’a III55.
3) Церковь Св. Георгия56 по ту сторону Адижа57. Две большие картины, Farinati раздача 5 хлебов и другая58. Церковь в новом вкусе. Тут есть картины Тинто-ретта59, но их не видно порядочно. Переходили через мост Ponte dlia Pietra60, в кот<ором> две арки Витрувия61. Возвратились назад в < > {Пропуск в рукописи.}.
4) Церковь Sta Maria Antica62. Тут два большие памятника Scaliggeri63.
5) Площадь Dei Signori64 — красивая, театральная. Тут d Rathaus {ратуша (нем.).}65 и статуи над arco antico {древней аркой (ит.).} Fra Castoro и на другой арке Maffei66. Тут в кафе я пил шеколад, за дождем.
6) Арена67. Величественна, но арена не соответствует величине пространства для зрителей. Что сказать об этом остатке древностей? За величие их хвалят. Известно, чего стоит народам роскошь прав<ительст>в.
7) Музей68. Тут нет ничего69, кроме портика Палладия в фасаде дома70. Тут же и театр. Мы пошли на пробу71. Театр обширный72.
8) Проходили прежде la Piazza dell’Erbe73, Grnmarkt {овощной и фруктовый рынок (нем.).}. Тут большие домы вокруг, кофейные, лавки, народу тьма.
9) От Музея к Castel Vecchio74. Тут мост из трех арк75, одна из них замечательна величиною. Оттуда
10) пошли по Corso76. Это самое замечательное после арены. Palazzo Canossa, где жил наш государь77, Bevilaquo, узорчатый неконченный78, и многие домы прекрасны. Много живости на этой улице. На половине Corso la Porta Galliana, или di Borsari79. Постр<оены> императором Галианом. Солнце проглянуло. Мы шли домой, ибо живем на Корсо. Женские лица совсем не красивы. Чистоты нигде не видно, ни на улицах, ни в одежде. Много кофейных. Corso представляет вид большого города. Вид от Castel Vecchio и с Ponte dlia Pietra на окрестности гористые — прекрасный. Зубчатая стена тянется по горе, окружая город.
Походил довольно и легко. Не могу сказать, чтобы смотрел с жадностию и на арену, хотя первый взгляд внутри и поразил меня80. Приятное впечатление произвел на меня вид внутренности церкви Св. Анастасии. Обедаем в 3 часа. До тех пор поброжу или схожу опять в эту церковь, кот<орая> направо из ворот, на конце Corso, в нескольких шагах. Или лучше напишу письмо домой {У корешка тетради выставлено: No 13}.
1/2 10. После обеда, за дождем, пил кофе в коф<ейном> доме на Piazza dell’Erbe. Потом пошли бродить с л<он>лакеем81. Был на Ponte Nuovo82. С этого моста прекрасный вид на Castel Sn Pietro. Тут была крепость при венецианцах. Оттуда прошел на другой мост через ту сторону города. Дорогою видел стену ворот (Foro giudiciale)83. Наконец, пошли в церковь Св. Анастасии. Она была освещена прекрасно для какого-то празднества. Народ уже выходил из церкви. Я еще застал род молебна с припевом: Ora pro nobis {Молись за нас. (лат.).}. Между тем возобновилась гроза, гремел гром. Молния освещала церковь, в кот<орой> потухли уже свечи. Мы ожидали конца грозы. Окончили день театром. Опера плохая, и все плохо. Теперь укладываться и завтра ехать в Болонью.

Венеция

15/27 сент<ября>. Понед<ельник>. 1/2 8<-го> вечера. Виченца и Падуа почти изгладились из моей памяти при виде Св. Марка84. Но внесу здесь, что записал в Вич<енце> и что заметил о Падуе в Гельдмане85.
Из Вероны отправились мы около 6 час<ов> утра в покойной коляске с ветурином86. Он взял какого-то англичанина на блучок87, но мы посадили его в коляску. Ехали по прекрасной, широкой шоссе. По сторонам удивительные поля: обработаны как нельзя лучше. Виноград гирляндами тянется между деревьями. Смотря на сие в поле, надобно бы ожидать в деревнях более благосостояния и чистоты, нежели сколько они представляют. Впрочем, за Вероною деревни и городки имеют гораздо лучший вид: улицы широки, домы красивы. Воскресное одеяние женщин с белыми вуалями также придавало всему вид чего-то. Мужчины одеты были плохо. В Torre di Confini, перед Montebello88, завтракали: вкусная жареная щука. По сторонам, в отдалении, часто встречаются домы, церкви, замки, деревни.
14/26 сент<ября>. В Виченце. Видели: 1) La Ragione (palais de justice) {Дворец правосудия (ит., фр.).}: славное, величественное строение Палладия89. В два этажа колоннада с галереями, окружающая большую залу, в кот<орой> мы не были. Это здание стоит на красивом Piazza dei Signori90. На этой же площади il Palazzo del Capitano, Палладия же91: это кусок чего-то большего. Тут же il Monte di Piet92, более в готическом роде. Вид площади прекрасный, кучи плодов. Лавки были заперты. В сем городе, куда архитекторы должны ездить на практику, мы видели еще следующие Палладиевы здания: 1) Pal Chiericati93 на Piazza del’Isola94: не кончено. 2) Francheschini95, невелик, 3) Porto и Barbarano96, между коими два славные домы готические. Tous les genres sont bons, hors le genre ennuyeux {Все жанры хороши, кроме скучного (фр.).}97. Эта пословица тут подтверждается. Готическое имеет свои прелести и подле Палладия. Я угадал, что Pal Barbarano есть важнейшее из частных зданий Пал<ладия>. Роскошь необычайная: гирланды около некоторых окон величественны и красивы. Величественные гирланды?! — Да, да! — 4) Tiene98, il gn&egrave,re rustico {из грубо обтесанных камней (ит.).}: простота и твердость характеризуют сие здание. 5) Valmarone99, не очень велик. Между двумя этажами, вместо антресоль, барельефы, но по концам и по одному маленькому антресольному окошку. Эти барельефы напомнили мне барельефы в новом Мих<айловском> дворце100, но у Пал<ладия> они более кстати. Колонны в его зданиях везде в два этажа, и часто половина в стене. Наконец, видели прекрасный дворец Trissino на Corso арх<итектора> Scamuzzi101. Величествен, но видно, что не Палладиев. — В церкви Santa Corona102 Веронезово ‘Anbetung der Weisen’ {‘Поклонение волхвов’ (нем.).}103. — Das schnste Denkmal des Genies und der groen Talente Palladios {Прекраснейший памятник гения и великого таланта Палладио (нем.).}, гов<орит> Гельдман104 (кот<орый> часто врет), есть олимпийский театр105. Правда, что в своем роде это cosa rara {редкая вещь (ит.).} или, лучше сказать, unica {уникальная (ит.).}. Proscenium {Просцениум (лат.).} представляет вход в город через ворота триумфальные. Эти вороты сделаны по плану Пал<ладия> его сыном106. Сцена состоит из семи улиц: деревянная работа Scamozzi107. Вообразить все это посреди стен, а не в поле нельзя. Перспектива улиц и днем удивительна. Что же при освещении! Снаружи это здание ничего не представляет. — Моста, о кот<ором> сказано: ‘продайте мост или купите реку’, не существует108, как гов<орит> л<он>лакей109. Река его уничтожила110 и с ним вместе опровергла и бонмо111. — В два часа мы осмотрели все эти чудеса. Еще прошлись по Piazza dei Signori и по прекрасному Corso. Народ был наряжен для воскресенья. Возвратившись, обедали все трое вместе, очень вкусно. Я разрешил на плоды. В Вероне и в Виченце ел персики, а фиги уже в Боргетто112, здесь свежие фиги же и виноград. Поехали из Виченцы в 1/2 4<-го>. Сторона продолжала изумлять и прельщать нас. С чувством жалости вспоминал о Германии в отношении к климату. Матушка Россия представлялась и тут воображению с прелестями, свойственными родимой стороне: климат заменялся другим в воображении. Обработанность удивительная. Беспрестанно красивые виллы. Шоссе прямая, широкая и ровная. — В Падуу приехали около 7 часов. Остановились в ‘Stella d’oro’113. В Вич<енце> жили в ‘Torre di Londra’114, где нам дали каждому по задней комнате в разных этажах. В Падуе слышали много пенья на улицах. Дорогою был дождь. При въезде в Виченцу видели направо на горе большую церковь Madonna del Monte115. Говорят, славная. На лестнице в Ragione116 — ящик, куда кладутся доносы секретные, но здоровья касающиеся. И теперь, говорят, это делается.
Встали сегодня поутру и, напившись кофе, пошли ходить в 1/2 8-го.
Видели в Падуе: 1) Университет117. Старинное здание. На дворе аркады118 и множество гербов. Ваканции119. 2) Большую залу аудиенции на Piazza, величайшая в Европе120. Тут т<ак> наз<ываемый> бюст Тита Ливия121. Мне захотелось на двор. Лонл<акей> спросил у старухи: где? и дал мне ответ: вон там в уголку. Я возразил, что хочу исполнить долг природы во второй степени. — ‘Все равно’. Я расположился и сделал, что следовало, с двойным удовольствием: опростал желудок, и это в величайшей зале в свете! 3) Piazza dei Signori122 красива. Тут Palazzo del Capitano123 и Ратгауз124, кот<орые> и теперь едва помню. 4) Собор125. Огромная церковь. Тут образ Марии за стеклом, Giotto, восстановителя живописи в Италии126. В сакристии портрет Петрарки, кот<орый> был тут каноником127. 5) Оттуда пошли к огромной площади или к полю Prato del Valle128. Тут я вспомнил, что был прежде в Падуе129: посреди огромной площади круг, внутри с аллеями, вокруг со статуями130. На сей площади церковь Св. Иустины131. Церковь удивительная внутри. У главного олтаря мученическая смерть святой, Вероне-зе132. 6) Оттуда зашли в ботанический сад133. Провожатель попотчевал меня какими-то плодами, по его словам, с северо-американского дерева Вопохе134. Я съел две штуки: похожи на фиги и очень хороши. К плодам я очень неравнодушен — и вид персиков на столе всегда заставит вспомнить о России: только щи, кулебяка, клубника со сливками немного тянут весы. 7) Из саду пришли, наконец, к церкви Святого Антония, или просто il Santo135: фасада прекрасная, готическая. Внутри много украшений, кот<орые> всегда кстати в огромных церквах. Налево гроб святого. Богатства теперь мало. Сзади олтаря набожные щупали гробницу, прикладывали к ней четки. Вокруг стены мраморные барельефы из жизни св<ятого>. — 8) Оттуда, возвращаясь домой, прошли мимо так называемой гробницы Антенора136. 9) Между прочим, в Palazzo Papafava137 видели группу из одного куска мрамора: ‘La caduce dei Angeli’ {‘Падение ангелов’ (ит. искаж., правильно: ‘La caduta dei Angeli’).}, da Faccioletto: 67 фигур в 1/2 аршина каждая138. Удивительная работа. — Около 11 часов возвратились домой, позавтракали холодною телятиною со вкусною репою и с сладеньким вкусным белым вином и поехали. Падуа некрасива и нечиста. Но что за чудеса представились глазам нашим вскоре после Падуи! Погода была прекрасная. Мы спустили коляску. Ехали по прекрасной шоссе, иногда по берегу Бренты139. Что за виллы! Деревни Dolo, Moro140 велики, широки, наполнены виллами. Глаза разбежались — как вдруг налево представилась нам самая лучшая villa. Императорская (бывшая Pisani)141. За нею, назади, другая, к ней же принадлежащая, — точно как сахарные домики, исключая огромность, — при ней огромный сад. Я часто вспоминал п<етер>гофскую дорогу142, и она казалась мне не хуже этой, au climat pr&egrave,s {исключая климат (фр.).}. Через эти славности доехали мы до места, где поворот в Fusina143. Тут вилл нет, болота, но есть виноград. В Fusina сели в гондолу и приехали в водяные улицы непостижимой Венеции. Она, как человек в несчастии, величественна. Живем в ‘Htel Royal’, на Canal Grande144. Имеем вид из окон на пространную воду. В двух шагах от Св. Марка145. Ходили туда после вкусного обеда за 3 фр<анка>. За две комнаты с крестовыми окнами платим 4 франка.
9 часов. Надобно почитать в Гельд<мане>146 о Венеции.
Мы живем в ‘Htel Royal’, Riva dei Schiavoni147.
Вторник. 16/28 <сентября>. 7 утра. В Гельдмане148 нашел немного. В постеле его кончил. Сегодня встал в 6 часов. Солнце сияет. Вид на воду, кот<орую> я буду называть морем (это il molo {дамба, мол (ит.).}), прелестный149. Ровность местоположения, вода, корабли напоминают П<етер>бург. — Смотря на эти палаты, на эти церкви, трудно вообразить, что здесь было во времена благоденствия республики. Эти палаты имели жителей, они в них собирались, толпились. Какой вид должна была иметь Венеция, когда все в ней кипело жизнию! Они строили себе домы не только для декорации, но и для пользы. Какое богатство у тех, кот<орые> такие домы строили! Не говорю о зданиях публичных. Они не столько доказывают. Не понимаю, как некоторые немецкие принцы, напр<имер> баварский, видев Италию, строят клиптографии150 — им надобно думать о другом. Строениями они только откроют свою скудность. Лучше бы поправляли тротуары, садили деревья или что-нибудь другое делали, простое, в прозе, но полезное.
2 часа. Возвр<атились>. Пошли 1/2 10<-го>. Видели: 1) La Piazza di San Marco151. От церкви левое крыло Le Procurative nuove152. Тут, между прочим, апартаменты вице-короля и зала старой библиотеки153. Эта зала украшена славными картинами и имеет удивительный потолок154. Le Procurative vecchie155, над кофейными домами, составляет правое крыло. Напротив церкви здание, построенное французами156. Подле церкви налево готический Palazzo ducale157. Тут мы видели La Salle du grand Conseil {Зал Большого совета (фр.).}, теперь библиотека158. По стенам картины, из них величайшая (вообще в свете на холстине) [‘Страшный суд’] ‘Рай’ Тинторетта159. Под карнизом портреты дожей: место портрета Fagliero с черным занавесом160. Я узнал эту залу161. Тогда она была пуста. В сей зале много статуй, из них Lda и Ganim&egrave,de, привезенны<е> из Афин Гримани162. В сем Palazzo видели еще La Sala di Scrotinio, где выбирали дожей163. Тут большая картина: ‘Страшный суд’, de Palma le Jeune164. Любовница его представлена в раю и в аду. В первой зале на картинах история папы Александра III165. На одной представлен Barbarossa у ног его166. В зале di Scr на одной стене arc de Triomphe {Триумфальная арка (фр.).} в честь Morosini за завоевание Пелопонеза167. — Оттуда сошли — в тюрьмы инквизиции168. — Страшно подумать! Они служили, между прочим, и в политическом смысле основанием величия, кот<орое> мы видели наверху. В одной тюрьме обыкновенно давили людей из окна, посадив несчастного на стул. И теперь видна кровь на стене. Света ниоткуда. В одном коридоре, весьма узком, рубили головы и вешали. Мост воздыханий, на кот<ором> мы были, ведет в другие тюрьмы169. Тюрьмы dei Piombi разломаны170. В галереях du Palais ducal {Дворца дожей (фр.).} видны еще дыры, куда клали доносы. Вид со двора на четырехугольное изукрашенное здание непонятно величествен. В церкви S Marco удивительны мозаики, кот<орыми> покрыты все стены. Колонны и мрамор из Греции. — Через улицу dei Mercanti171 пошли в церковь del Salvatore172. Эта из лучших церквей здесь, Scamuzzi. И тут много славнейших картин173, на кот<орые> уже я почти не смотрю. Архитектура меня более занимает. Оттуда к Ponte Rialto174. Прошли к месту, где началась Венеция (Riva alta)175. Тут древнейшая церковь176, старая площадь, здание, где был старый банк177. Дом старый дожа переделан178. — Оттуда пошли в церковь San Giovanni e Paolo179. Тут глаза разбежались. Церковь старая, огромная. Нишь главного алтаря имеет окна цветные. Четыре маленькие ниши подле имеют окно в четыре этажа. Вид восхитительный. На правой стороне также Glasmahlerey {витраж, букв.: живопись по стеклу (нем. искаж., правильно: Glasmalerei).}. Лучи солнца светились зелеными и другими цветами на полу. Тут картина, кот<орую> я видел в Париже: ‘Le martyre de St. Pierre, Dominicain’ {‘Мученичество Святого Петра, доминиканца’ (фр.).}, par Titien180. Против алтаря, на стене входа целый фасад, составляющий монумент фамилии Mocenigo181. Величественная картина! В сей церкви, особенной красоты, много памятников и картин182. — Записав, что видел, я должен заметить, что, точно, голова вкруг пойдет от вида всех этих славностей. Везде непостижимое богатство, мраморы, мозаики, картины, работа. Видеть это все — значит, почти ничего не видать.
Прогулку нашу мы разделили завтраком. Я съел дюжину хороших устриц. Улица dei Mercanti одна из лучших, узка, народу много, везде лавки. На Ponte Rialto много шуму. Вид из наших окон прелестный, но пустота заметна, хотя есть и живость — но видно, что нет торговли. Тюрьмы сделали на меня особое впечатление. Мы входили со свечами в некоторые. В одной нашли на стенах портреты и надписи. При входе сюда французов183 нашелся один только заключенный. Преступление его было вербовка солдат. Он сидел 23 года. Когда его выпустили, он ослеп и умер через 2 года. Воздух особенно тяжел в этих пещерах. Самые страшные тюрьмы были внизу, в воде, куда теперь ходить нельзя. Там, говорят, несчастный имел только камень, где он сидел и лежал: вокруг вода. 2 или 4 недели можно было только там прожить. За завтраком я рассуждал с моим жидком о лютости людей. Он заметил, что можно было бы тюрьмы сделать лучше, не мешая осторожности. Я вспомнил ответ кн<язя> Ал<ександра> Б<орисовича> Ив<ану> Вл<адимирови>чу184, рассказал его жидку, но не назвав лиц. Наш лонлакей185 хорошо гов<орит> по-французски и очень хорошо все толкует. — Церковь S Giorgio Maggiore, на острову, прямо против наших окон186. Тут porto franco {порто-франко (ит.), букв.: свободный порт.}187. Церковь арх<итектора> Palladio188. — Л<он>лакей, между прочим, сказывал мне, что прав<ительст>во189 не позволяет здесь ломать красивые palazzi {дворцы (ит.).}. Если же нужна починка, а хозяин починить не может, то тогда чинит прав<ительст>во, но всегда только снаружи. На это и австрийцы не глупы!
1/2 10<-го>. Обедал хорошо. Ел прекрасную рыбу, le Thon {тунец (фр.).}, фиги, виноград. Проболтали с каким-то здесь поселившимся французом и вышли со двора в 6 часов. Я пошел к нашему консулу Naranci190. Встретил его на улице и пошел с ним в ‘Caf Florian’191. Тут пил малиновую воду, сел под аркадами и не удержался от различных плодов в сахаре. Поел. Потом прошелся по обеим сторонам. Более кофейных домов на левой от церкви, а не на правой стороне, как я думал. Некоторые лавки галантерейные богаты. Вообще, эти арки напоминают Palais Royal192. В кофейных народу довольно. Здешние жители проводят тут вечера и ночи. Я съел еще два сухаря. Стало очень свежо: большая разница с тем воздухом, кот<орый> мы имели в Базеле и далее.
Середа. 17/29 <сентября>. 1/2 8<-го>. Здесь встаю позже и не ходя еще в театр. Сегодня намерен идти в оперу. Начинается в 9 часов. Ночью кусают комары, и оттого делаются прыщики, более нежели как от наших. Вчера немцы, знакомые моему сопутнику, сказывали, что в газетах публиковано о продаже одного большого дома, palazzo, имеющего комнат 300 и множество железных решеток, за 15 т<ысяч> Zwanziger или 5000 Florinen193 — тысяч 10 руб<лей>, с условием не ломать здания. — Погода прекрасная.
9 час<ов>. Вероятно, от жирной еды, от устриц, от вина или от плодов желудок мой плох, несмотря что вчера принял 15 п<илюль>. Н. н. имел и сегодня оч<ень> мало и чувствую себя не очень хорошо. Постараюсь сегодня воздержаться в пище.
3 часа. Пошли в 1/2 10<-го>. Теперь я возвр<атился>. Видел: 1) Арсенал194. Тут при входе львы, из коих один был в Пирее195. Каркас Буцентавра196. В Арсенале различные инструменты пытки, кои употреблял падуанский тиран Карара197. 2) Проходя из Арсенала, я заглянул в греческую церковь, построенную арх<итектором> Сансовином: очень красива198. 3) Оттуда в Palazzo Grimani199. Тут во дворе статуя Агриппы, бывшая в Пантеоне200. Тут много картин. Между прочим, на потолке четыре ребенка, представляющие элементы, Giorgione201. Я смотрел только на один, не зная о других. 4) Sta Maria Formosa, Пал<ладия>202. Не помню, что тут видел. 5) В гондоле поехали в S Giorgio Maggiore203, против наших окон, арх<итектора> Палладия. Прекрасная внутри и снаружи. Тут porto franco {порто-франко (ит.), букв.: свободный порт.}204. 6) В церковь Redentore, Пал<ладия>205. Почитается его шедевром здесь. Внутри ничего. Тут теперь опять монастырь капуцинский. Мы ходили по коридору келий, заходили в одну пустую, также к padre provinciale {отцу-провинциалу (ит.).}206, кот<орый> пошел с нами в кухню и в рефекторий207. Неглуп. Бедность и нечистота. Сад отделан хорошо. — 7) В Академию художеств (Scuola della Carit)208. Тут в двух залах алебастровые статуи. В других прекрасные картины. Главнейшая — ‘L’Assomption de la Vierge’ {‘Вознесение Девы Марии’ (фр.).}, Тициана, его шедевр, как говорят209. Тут все картины венецианской школы. Тут в особой комнате в урне сердце Кановы210. 8) Оттуда в Palazzo Barbarico, кот<орый> называют la Scuola di Titiano {школой Тициана (ит.).}211. Тут он работал, тут его шедевры: Магдалина, Венера212. 9) Оттуда я взошел на Кампаниллу213. Огромная куча камней посреди воды, несколько островков около этой кучи — вот Венеция. — Вид вдаль прекрасный. На твердой земле видели городки, домы и проч. Перед этим я зашел в сени Sn Marco и видел камень Барбароссы214. — Проезжая по Canal Grande, видел многие палаццы Палладия и других, заметив их чертою в Рейхар-де215, без S {страниц (нем.).}.
Императорская вилла, кот<орую> мы видели по дороге от Падуи сюда, принадлежала Пизани216. — Мочи нет. Глаза и голова устали.
Путешествие имеет свои приятности, но должно продолжаться не более 4-х месяцев. Я не могу порядочно подумать о времени, кот<орое> осталось еще мне таскаться. Воображение стынет.
1/2 4<-го>. Пробежал несколько No ‘Dbats’217, присланных консулом218. В брюхе чувствую тяжесть. Аппетита обыкновенного нет. Плохо.
Четверг. 18/30 сентября. 1/2 8<-го> утра. Вчера за обедом ел менее прежнего. Из плодов ел только виноград. Фиги пропустил. Съел, однако же, 4 устрицы. Лонлакей219 сказывал мне, что фиги нездоровы, горячат. После обеда сел в открытую гондолу и поехал в сад, сделанный французами220, от нашего дома налево, на конце della Riva dei Schiavoni221. Сад с широкими аллеями. Неудобство, что далеко от площади. Оттуда поехал назад по воде против R d Sch и по каналу della Giudecca222, отделяющему город от островов S Giorgio Maggiore223. Золотой свет от заходящего солнца, сумерки дали прекрасный свет этим церквам, мостам, башням — каналетовская картина. Вообще, смотря на гондолы, на строения, часто вспоминаешь Каналетти224. Было совершенно тихо. Я проехал в Canal Grande, до ‘Htel d’Angleterre’225 и ‘Lion Blanc’226. Палацца предсталялись в новом величестве сумрака. Поворотил назад по той же дороге и вышел на Piazetta {В рукописи: Piazetta}227. В ‘С Florian’228 выпил стакан малины и сидру с сухарями, прочел в миланских газетах артикль229 Шатобриана о смерти Луд<овика> XVIII230. Заключается тем, что он нашел St-Denis231 пустым. Населил его костями королей. Возвратил туда прах Луд<овика> XVI и, таким образом, восстановил могилу для Луд<овика> XVI и оставил престол Карлу X232. В 9-м часу пошел в оперу. La prima Donna {Примадонна (ит.).} Мlle Clyton233, из Флоренции, молодая актриса, хороша очень собой, играет натурально, голос небольшой. Первый тенор очень порядочный. Народу было довольно. В маленьких ложах сидели дамы. Я смотрел. Всё, как везде. После 1-го акта, кончившегося в 1/2 11<-го>, я пошел домой. Встав сегодня, я смотрел на две церкви Палладия, S Giorgio и Redentore234. Последняя проще в фасаде, но две башенки подле купола под фасадом что-то сюршаржируют {В рукописи: surchapжируют}235. Но сия последняя красивее и почитается лучшею. Праздность мне надоедает. Что-то будет в Флоренции? Не знаю, как поеду отсюда. На лодке, говорят, неприятно. С ветурина-ми236 — не знаешь, с кем сидеть будешь. Сожалею, что расстаюсь здесь с моим товарищем. — Ехав вчера в лодке, я разговаривал с неглупым л<он>лак<еем> о здешнем житье-бытье простого народа. По его словам, они живут недурно. Плодов, как и я заметил, едят мало. Фиги всего дешевле: за три крейцера, наша гривна, целая тарелка.
1/2 3<-го>. Поехал в гондоле в 1/2 10<-го>. Возв<ратился> теперь. Видел: 1) Церковь S Zaccaria237. Тут картина Giovani Bellino, учитель Тициана, Богородица, под кот<орой> ангел играет на скрыпке. Эта картина была в Париже238. Место ее занимала другая, тот же предмет, Palma Vecchio239. 2) Церковь Mad della Salute, кот<орая> видна из наших окон, направо, где была прежде таможня240. Эта церковь осталась у меня в памяти с прежнего моего путешествия241: белая, с большим куполом, двумя башенками, много снаружи статуй и вообще surcharge {перегружена (фр.).}. Арх<итектор> Longhena. Внутри она круглая. Заключает в себе семь капеллей242. Тут три картины Luca Giordano, из кот<орых> ‘Рождество Богородицы’, на кот<орой> есть женщина на коленях в желтом платье, похожая на Рафаэлеву в ‘Transfigurazione’ {‘Преображении’ (ит.).}243. И теперь уже вспоминаю эту картину по словам л<он>лакея. Тут есть и Тицианы в сакристии244. На потолке: убиение Авеля и проч. Главное в сей церкви величественная ротонда внутри. 3) Ц<ерковь> de Gesuiti245. Тут я стал в пень от удивительного украшения внутренности: стены, колонны, купол олтаря и всё покрыты каррарским мрамором с узорами из verde antico {Букв.: старинный зеленый (ит.).}246. Полы и везде мраморные. Le tabernacle {табернакль, дарохранительница (фр.).} из lapis-lazuli {ляпис-лазури, лазурита (ит.).}.
Но главное — эти узоры: стены за олтарем сплошь ими покрыты. Ступени олтаря представляют ковер роскошный — и этот ковер из verde и gialo (jaune) {желтого (ит., фр.).} antico. Занавес кафедры из мрамора и verde ant. Точно — смотришь — и не постигаешь. Это не забывается, как картины {На нижнем поле листа позднее приписано: NB. В одной из виденных сегодня церквей (dei Frati) начат памятник Канове.}. 4) Ц<ерковь> dei Frati или Frari247. Тут погребен Тициан под простым камнем248. Тут картина Salviati ‘Обрезание’249. Чуть помню. 5) La scuola di San Rocco250. Тут две залы, одна над другою. Их соединяет удивительная широкая лестница, арх<итектора> Пал<ладия>251. Прочие части других архитекторов252. Верхняя зала и нижняя почти вся Тинторетова253. Верхняя зала прекрасна. В особой комнате, Albergo, шедевр Тинторета: ‘Распятие’254. На потолке St. Roch, за кот<орого> ему поручили работать в сей скуоле255. (В Salute256 видел греческий канделабр и<з> Св. Софии257, подаренный кем-то этой церкви. St. Giorgio258, il Redentore, где капуцины, построены после моровой язвы в 1/2 XVI века259. Salute тоже в 1631.) 6) Ц<ерковь> dei Scalzi (carmes dchausss {босых кармелитов (фр.).})260. Церковь темна. Тут 7 капеллей, различных фамилий, удивительное богатство в мраморах. Тут похоронен последний дож — Manino261. Вся церковь стоила 335 т<ысяч> {В рукописи: 335 т.}. 7) Palazzo Manfrini, богатейшая галерея262. Тут я видел Giorgione, женщина с гитарою, и еще семейство Giorg, три фигуры263. Портрет Ариоста Тицианов264. Снятие со креста Тиц<иана>265. То же, маленькая, Рафаэля266, Cimabu&egrave,, Giotto267. Мать Тициана, им писанная268. Bonifaccio, кот<орого>, говорят, хотел купить наш государь269. Bon был ученик Тиц<иана>. Его картины, вне Венеции, идут за Тициановы, гов<орит> л<он>лакей270, хотя, мне кажется, разница между ними очень заметна. Тут же картон Рафаэля ‘Вход Ноя в ковчег’271: для меня не важно. Два Каналетти: вид площади Sn Marco и церкви S Giovano e Paolo272. 8) Ц<ерковь> Francesco della Vigna: фасад Палладия273. Внутренность Sansovino274. Впрочем, ничего.
В продолжение 5 часов я кружился или в этих церквах и палаццах, или в Большом канале, кот<орый> объехал с обоих концов. Домы удивительные. Но все это мне пригляделось, потому что глаза устали. На других каналах и на улицах (fondamenti {набережные каналов (ит.).}) все мертво. Я заметил, между прочим, что здесь нет вывесок, кроме как над трактирами. — Церкви особенно богаты. Все это еще стоит, еще прекрасно. Но все это служит только для глаз — без пользы для людей. Бог с ними — с такими памятниками роскоши и искусства! — Опять не понимаю, как в других государствах разоряются на здания. Или они не были в Италии, или не имеют истинного чувства художества. Первая мысль, представляющаяся при виде здешних, еще юных, развалин, та, чтобы употреблять сокровища для пользы. Бесполезность, тщета всего этого невольно указывает на роскошь противуположную. — Проезжая по Большому каналу, видел много палат Палладия и других: Grimani, где теперь почта275, Cornaro276 и проч.
Перед окнами нашими — Canal di S Giorgio277. Направо, влево — del-la Giudecca278. ‘Htel de la Grande Bretagne’ в Palazzo Farsetti279. — Вчера два раза проходил мимо церкви S Mois&egrave,, прекрасный фасад с многими украшениями280. — Возвращаясь домой, заехал на почту, чтобы справиться о феррарской лодке. Вероятно, на ней отправлюсь в субботу повечеру. Сегодня я кончил осматривание. Иной бы сказал: я все уже видел. Я скажу: я на многое смотрел! — В животе так же тяжело, как и вчера, хотя н. н. было немного более. Вообще чувствую себя нехорошо. Цвет лица желтее, от комаров прыщики. Волосы как войлок, вероятно, от соленой воды, кот<орой> умываюсь. Но здесь я узнал, что биде очень comfortable {удобно (фр.).}. Кофе был бы хорош, но нехороши сливки. Вчера и сегодня за кофе поел.
Пятница. 19 сент<ября> / 1 окт<ября>. 10 утра. Вчера после обеда пошел с л<он>лак<еем>281 налево от нашего дома по Riva d Schiav282. Оттуда в ‘Caf Florian’283. Тут в газетах нашел известие о рекрутском наборе284. Это затемнило все, что я видел прекрасного. В 1/2 9<-го> пошел в театр285. На P S Marco286 было довольно народу. В театре давали сперва фарсу287. Тут один молодой актер играл хорошо. Другой пиэсы, в кот<орой> должен был играть Vestri, славный буффа288, не давали за его нездоровьем. Давали другую: ‘Поэт’, кажется, Коцебу289. De Marini, игравший поэта, совершенный актер290. Вообще теперь италиянские актеры мне более нравятся, нежели прежде. В них более натурального, более живости, нежели в немцах. Я дремал и в 11 часов пошел домой, прежде конца. Идя в театр, я проходил по тем улицам, кот<орые> ведут в ‘Regina d’Inghilterra’, где я прежде жил291. Лавки, по б<ольшей> ч<асти> съестные, чисты и хорошо освещены. Сегодня обедаю в своей комнате, дабы есть умереннее, хотя и имел н. н. получше. Посмотрю, что будет. Погода прекрасная. Как осмотришь все главное, не знаешь, что делать. Завтра поеду. Сегодня посмотрю опять на некоторые церкви. — Вчера Naranci и сегодня Destunis292 сказывали, что греки разбили Египетскую экспедицию293.
1/2 3-го. Отправив л<он>лакея с паспортами, мы поехали в гондоле в ц<ерковь> dei Scalzi и d Gesuiti294. Я их показывал моему товарищу. Первая удивляет только богатством мрамора. Вторая восхищает прелестию искусства и красивости. Я не мог и сегодня насмотреться на эти мраморные узоры — зеленое с белым. Вероятно, такая работа противна правилам вкуса. Но красивость все превозмогает. Стены, колонны, покрытые прекрасными мраморными узорами, кафедра, осеняемая мраморными покрывалами с такими же узорами, этот ковер желто-зеленый мраморный, этот потолок с прекрасною штукатурного работою и с богатою позолотою, с альфресками, купол над олтарем со скобками из белого мрамора и verde antico {Букв.: старинный зеленый (ит.).}295. Маленький табернакль из лапис лазули не делает тут никакого действия. Мраморный пол также. — Оттуда заезжал на почту узнать, нет ли пассажиров в Corriera di Ferrara {почтовых каретах до Феррары (ит.).}. Нет. Я поеду до Болоньи. Потом, разъезжая по б<ольшей> части по Canal Grande, спрашивая, чьи палацци, и забывая имена хозяев, я заехал в Palazzo Pisani296 посмотреть Веронезово ‘Семейство Дария и Александра’297. Заехал не из любопытства видеть славную картину, но оттого, что помню, что видел ее за 12 лет, и что не знаю, что делать с временем. Теперь буду обедать. После об<еда> пойду в церковь Св. Марка и в Palazzo Ducale298. — Нетерпение, плод скуки, мною владеет. Все хочется далее — куда? Домой! Но воображение не цветит мне как-то теперь и домашней жизни. Я думаю, я хочу и жажду покойной жизни. Но жить одному дома еще хуже, нежели в чужих краях. Nolens-volens {Волей-неволей (лат.).}, без мечтаний, судя теперь хладнокровно, необходимо жениться. Но здоровье!
Суббота. 20 сент<ября>/2 окт<ября>. 10 утра. Проснувшись сегодня, я нашел пасмурную погоду. Пришедший брадобрей гов<орил>, что дождь продолжится до 12 часов, а что после будет хорошо. Посмотрим. Покуда дождь еще идет, небо покрыто облачною занавесою, вода зеленее прежнего. Часто, думая о теперешнем моем странствии, я нахожу, что приятные минуты в нем редки. Приятно было очутиться в Botzenthal {Боденской долине (нем. искаж., правильно: Bozenthal).} после Богемии, приятно и любопытно видеть это плодородие, растворение воздуха, приятно видеть эти плоды, иногда есть их, равно как и хорошую рыбу. Но в замену сих мгновенных наслаждений эта праздность, это бесцелие в занятиях утомляет дух. Je me laisse aller {Я плыву по течению (фр.).}. Пусть идут дни и месяцы как хотят — лишь бы шли скорее. Мне представилась однажды дорогою мысль поселиться в Livorno299, если климат п<етербургск>ий будет вреден для желудка. Но, сидя вчера под вечер на площади Св. Марка, у ‘С Florian’300, дыша прекрасным теплым воздухом, мне казалось, что я им уже как будто надышался, вспоминая о плодах, мне казалось, что я ими уже пресытился, — климата не довольно для жизни. Надобны люди! Где я их найду, кроме России? Иногда мне кажется, что в Париже будет можно поселиться… Но когда там буду — что будет казаться? Не то ли же, что здесь? — При всем том я не хладнокровно смотрю на кучи плодов, коими наполнено множество лавок. Эта щедрость природы восхитительна. Нехладнокровно вспоминаю и о различии климата. Здесь привыкнешь к хорошему климату и не будешь чувствовать его ценности. В П<етер>б<ур>ге не привыкнешь к дурному и всегда будешь чувствовать его невыгоды. Вот различие! — Вчера обедал в своей комнате. Это, кажется, для желудка лучше. Но сегодня опять хочу обедать за tavola Rotonda {табльдотом, общим столом (ит.).}. Теперь сделал счет здешним издержкам. В трактире все недорого. Вообще я здесь издержу около 50 fl или более, считая и плату за corriera {почтовую карету (ит.).} до Болоньи. Вчера после обеда в 4 часа, ранее обыкновенного, пошел с л<он>лак<еем>301 в Palazzo Ducale302 посмотреть на то, чего не видал в первый раз. Чудеса! Богатство и искусство спорили между собою в украшении этих зал, откуда главы Венеции правили республикою. См. ниже. Оттуда пошел в церковь Св. Марка303 досмотреть не виденное в первый раз. Она темна. Лучи солнца, ударившие на золотые своды, дали сему мрачному зданию вид светло-печальный. И товарищ мой заметил сегодня, что венецианцы присмотрелись ко всему этому. Вероятно, ибо в противном случае как быть хладнокровному при виде такого величия, зная, что везде можно надписать: fuit {в прошлом (лат.).}. Эти юные развалины возбуждают совсем другое чувство, как развалины Рима. Там все миновалось. Здесь все еще длится. Но нет главного: души для сего огромного тела. Пустые палаты, мертвые каналы и улицы, этот магазин церквей — все еще крепко, многое как будто ново — и все это служит только для глаз проходящего!
В Palazzo Ducale видел: 1) Залу, где заседал Сенат. Вокруг стен места, как в хорах церквей. Места дожа и других возвышены. На потолке alfresco Тинторетта: ‘Торжество Адриатического моря’304. На стенах картины Palma le Jeune: предметы, до Венеции касающиеся: молитвы о прекращении чумы, благодарения за прекращение чумы в разные эпохи305 (и церкви построены в благодарение за прекр<ащение> чумы в разные эпохи). Между сими картинами одна представляет Европу (рыцарь на быке), сражающуюся с Венециею (La Ligue de Cambray {Камбрейская лига (фр.).})306. Тут подле Венеции дож со львом. Позолота потолка очень богата.
2) Зала Совета Десяти301. Тут картины на стенах Bassano308. На потолке P. Veronese309. Места двух картин, но пусты: картины остались в Париже310. Теперь тут стол покоем311 для Cour d’appel {Апелляционного суда (фр.).}. На столе австрийские Кодексы!312
3) Sala delle quattro porte, сени313. Тут на стене ‘La Foi’ {‘Вера’ (фр.).}, de Titien314. Было в Париже315. Везде здесь удивляешься богатству венецианской школы.
4) Il Collegio, большая зала, где дожи давали аудиенции послам316. Потолок Павла Веронезе317. Тут двери из камней и колонн, взятых из Св. Софии318.
5) L’anti Collegio, маленькая зала319. Тут похищение Европы P. Veron320.
6) La Salle d’entre {Вестибюль (фр.).}321. Не помню.
Наконец. 7) La Scala d’oro, арх<итектора> Sansovino, 1558322. Подлинно, эта лестница стоит золота. Работа лепная и alfresco потолков на сей лестнице, с мелкими арабесками в промежутках, удивительна. Сия же лестница вела и в покои дожа, где теперь живет патриарх323. — Во всех сих комнатах потолки вызолочены.
После этого ходил по церкви S Marco. Тут все мраморы из Св. Софии. Также образа на олтаре, две кафедры, с одной из коих дож присягал народу. В сенях церкви различные колонны. Из них одни, просто поставленные и ничего не поддерживающие, были, как говорят, в храме Соломона324. Церковь запирали, и я пошел в ‘С Fl325. Читал там газеты. Пишут, что Итурбида расстреляли326. Прокламация его пустая и непонятная: не говорит, чего он хочет или хотел, но видно, что хотел всего для себя. Когда смерклось, бродил по некоторым улицам и опять был в Caf. Ел мороженое: ажио очень хорошо. Naranci хотел вести меня к какой-то даме, но она была в театре. Я возвр<атился> домой. — Теперь буду укладываться и пойду взять место в corriera {почтовой карете (ит.).}. Дождь идет.


<ФлОРЕНЦИЯ>

Флоренция. 25 сент<ября> / 7 окт<ября>. Четверг. 1/2 8<-го> вечера. В 5 часов п<осле> об<еда> сегодня мы приехали к прекрасным воротам Флоренции. Дожидались паспортов и окончания хлопот нашего сопутника попа, едущего с множеством поклажи, с ружьем, с моською, с курицами, с столовыми приборами. В 1/2 8<-го> обрели пристанище. Заехали прежде сюда. Не понравилось. Поехали в другой трактир, ничего не нашли. Возвратились опять сюда. Между тем заняли комнату внизу, кот<орую> хотел иметь мой приятный сопутник, американец Mantilla1. Мы поселились вверху, на дворе, за 3 паула2 комната. Обещали послезавтра дать внизу, на Арно3, за 5 паулов. Вписываю сюда, что заметил дорогою.
Последний день в Венеции. 5 час<ов>. Отобедав, сижу один в большой зале трактира. Погода ужасная: ветер, дождь. Еще 3 часа осталось провести в Венеции. Жаль, что не провожу их на площади. Церковь между Sn Giorgio4 и Redentore5 зовут delle Citelle. Что-то женское6, ничего замечательного. Сегодня в 2 часа пил прекрасный кофе со сливками (здесь в первый раз) в ‘С Florian’7. После об<еда> чашку дома — много!
В ‘С Florian’ 1/2 7<-го> веч<ера>. Проезжая теперь сюда с почты, ехал по каналу, текущему сзади Palazzo Ducale8, с той стороны, где жил дож, под Ponte dei Sospiri9. Точно Зимняя канавка!10 Только нет, подобно P d Sosp, перехода к Преобр<аженским> казармам11. Но такой переход есть с другой стороны нашего дворца12. Мост на Милионной соответствует Ponte della Paja13, ведущему через этот канал к ‘Albergo Reale’14.
22 сент<ября> / 4 окт<ября>. Понед<ельник>. 8 утра. В лодке, на По15. За противным ветром ночь пробыли около Венеции. Поутру зато видели Murazzi16. Иногда видна была пена от волн, ударяющих в сии стены со стороны моря. Chiozza значительный город, тысяч 20 жителей17. Все занимаются рыбною ловлею. Множество барок стояло в проливе, разделяющем город. В Malamocco18 и в других местах очень часто требовали наши паспорты. В Лорео19 пробыли за паспортами % часа. Тут я ел персики, невкусные, и пил кофе. На берегу живость, и народ одет порядочно. Воскресенье. Заглянул в тюрьму, в кот<орую> только лишь посадили какого-то бродягу. Жалко было видеть, как он ходил там ощупью, очутившись в темноте. — Вчера повечеру въехали в По. Широкая река. Земля от Венеции совсем не так обработана, как дотоле. Она поливается часто водою, много луж или болот. Вчера вечер был прекрасный. Луна сияла. Мы болтали на палубе. Теперь налево берег папских владений20, направо — австр<ийски>х. Австрийцы, как гов<орил> один из сопутников, и совсем без dpit {досады (фр.).}, — и попов определяют немецких21, per dirigere il spirito publico {для того, чтобы направлять общественное мнение (ит.).}. В Венеции патриарх немец22. Начальники везде австрийцы.
Понед<ельник> 1/2 6<-го> п<осле> об<еда>. Те, или Теддо23. В Laco Scuro24 вышли на берег и пересели в карету. Здесь остановились обедать. Мостовые хороши. Обработанность не та, но есть плоды и виноград. В Ферраре25 пил кофе на площади у коф<ейного> дома. Въехали в Фер<рару> по прямой, длинной улице. Я ходил по славной площади, Piazza della Pace26. Вид церкви хорош, какая-то странная архитектура27. Видел Бург, или крепостцу, где жили герцоги28: две башни розовые, между ними связь строения. На площади живо, на улицах мертво. Строений более, нежели жителей29. В Ферраре 2000 австрийцев30: ils ne se gnent pas! {они не стесняются (фр.).} Оттуда до р<еки> Рено31 мостовая. Переехали на пароме. Потом шоссе. Не так-то хороша. Обработанность порядочная. Здесь, в Те, один большой трактир и несколько домиков в отдаленности и церковь.
Болонья. 23 сент<ября> / 5 окт<ября>. Вторник. 8 вечера. Вчера, в понед<ельник>, приехали сюда в 10 веч<ера>. Ночь была прекрасная. Луна. Сколько можно было видеть, обработанность полей порядочная, но не лучше, нежели от Феррары. Мы сидели в карете: Mantilla, из Antilles32, остр<ов> St. Thomas33, очень приятный сопутник, доктор Tipaldo34 и я. Сегодня поутру для кофе cameriere {слуга в гостинице (ит.).} принес мне суповую чашку, ложку, хлеб, масло. Отослав последнее, я с аппетитом выпил всю чашку с хлебом. В 9 часов пошел с л<он>лак<еем>35 смотреть город. Видел:
1) Статую Нептуна из бронзы, Jean de Bologne, на Piazza del Palazzo Publico36. Славная. Но жаль, что не мраморная. Смотря на сию статую сзади вправо, пальцы левой руки походят на уд. Говорят, что художник это нарочно сделал. В Palazzo Publico37 живет кардинал Spina38, legato {легат (ит.).}, кот<орый> здесь, кажется, любим и, как гов<орят>, имеет особый дар управлять болонезцами.
2) Башни. Наклонность высокой неприметна39. Я вспоминаю, что видел их за 12 лет40. (Пора спать. Завтра допишу здесь.)
3) Ц<ерковь> S Ptrone, патрон Болоньи41. Очень велика. Тут меридиан42, кот<орого> я не понимаю.
4) Дом народной школы43. Тут в небольшой капелле какие-то незначительные альфрески, Cessi44.
5) LTnstituto, или Университет45. Тут бюст Гальвани46, портрет Венедикта XIV47. Я нашел тут несколько посетителей, должен был смотреть на райских птичек, на камушки и т. п.48 Надоело. Взглянув сквозь решетку на лучшую залу библиотеки, я ушел.
6) S Ignatio, или Galleria del Governo, картинная галерея в большом Езуитском монастыре49. В первой комнате первая картина, направо, Giotto и других старых живописцев50. В других прекрасных залах ослепило меня богатство шедевров болонской школы. Точно глазам трудно. Главная картина — Св. Сицилия, Рафаеля51. Он здесь учился вначале52. Еще картины Francia53, Dominichino54, Guido Reni55, Карашей56, Guercino57. Ганнибала Кар<аша> ‘La Comunione di S Gerolamo’ {‘Причастие Святого Иеронима’ (ит.).}, бывшая в Париже58. Лудов<ика> Кар<аша> ‘Вознесение Христа’, бывш<ая> в Париже59. ‘La caduta di S Paolo’ {‘Падение Святого Павла’ (ит.).}, Луд<овика> же60. Доминикиновы две большие картины: a) ‘Rosario’ {‘Четки’ (ит.).}, аллегория, b) ‘Il martirio de Sta Agnese {‘Мученичество Святой Агнессы’ (ит. искаж.).} — славная61. Guido ‘La Piet’ {‘Пьета’ (‘Оплакивание Христа’, от ит. piet — жалость, сочувствие).}, большая картина62. Его же ‘La Liberazione della Pesta’ {‘Избавление от чумы’ (ит.).}63, на шелковой ткани. Его же ‘Straggio degli innocenti’ {‘Избиение младенцев’ (ит. искаж.).}64. Его же S Bruno65, в одеянии архиерея. Его портрет, писанный Simon’ом da Pesaro66. — Тут прусский живописец списывал картину Innocente da Imola67. В сей картине пр<усский> король нашел сходство Богородицы с покойною королевою68.
7) Ц<ерковь> S Giacomo69. He помню порядочно. Но помню тут картину: ‘Presentatione al Tempio {‘Введение во храм’ (ит.).} Христа, Dominichino70.
8) Ц<ерковь> S Bartolomeo71. Помню картину: ‘Богоматерь’, Guido72.
9) Ц<ерковь> S Domenico. Хорошая, обширная церковь. Мощей не видно73.
10) Ц<ерковь> Sta Caterina74. Помню fresco над олтарем: ‘Причащение апостолов’, de Cavali&egrave,re Franceschini, ученика Гвидо75. Все эти церкви перемешались в моей памяти.
11) Оттуда пошел по улице Saragozza к воротам Saragozza и видел портик, ведущий к церкви della Madonna di S Lucca на горе76. Церкви за туманом не видал. Я вспомнил, что был тут за 13 лет и ходил тогда до церкви и до кладбища77. За городом здесь вид гор с дворцами, или Palazzi, должен быть хорош в хорошую погоду.
12) Возвратился на Corso78. Видел скачку лошадей, множество простого народу. Из окон висели тапеты79. Обедал в трактире своем порядочно. Устал, ибо возвратился на Corso около 2 часов.
13) П<осле> об<еда> пошел в Duomo80. Прекрасная, большая, легкая церковь. Тут я опять увидел ‘Благовещение’, где у ангела ноги перемешаны81. Л<он>лак<ей>82 гов<орит>, что это Гвидо. Но, кажется, врет. Он же гов<орит>, что живописец сделал это нарочно. Я думал, что это Караш, и Гельдман гов<орит> то же83. Потолок над олтарем Гвидо84.
14) Оттуда зашли в Arena del Sole, дневной театр, без крыши85. Играют днем. Один актер играл недурно. Народу немного. Это я видел, так, как и скачку, в первый раз.
15) Montagnuola86, гулянье. Тут высокая стена с колоннами ограждает место для игры в мяч. Это построено по подписке прошлого года и стоит 129 тыс<яч> fr de France {французских франков (фр.).}. Кажется, слишком дорого. Видно, есть еще лишние деньги. Я смотрел мяч, прыгающий очень высоко. Он наполнен воздухом. Рукоятка, кот<оро>ю бьют в мяч, деревянная с зубцами. — Проходя по улицам, Palazzo Bacciochi, прежде Ramuzzi {В рукописи: Ramuцци}87, — царский. Pal Zampieri, готический88. Palazzo Pepoli, женившегося на дочери Мюрата89, Pal Albergati90. — Домы здесь все выкрашены и чисты. Каждый год красят два прихода для процессии Fte-Dieu {Праздник Тела и Крови Христовых (фр.).}91, так что каждый дом красится каждые 10 лет. Аркады над домами иногда прекрасны, наприм<ер>, в большом доме, против Duomo, где лицей. Есть домы в новом, простом вкусе, наприм<ер>, на Montagnuola. На улицах заметна живость. Экипажи заметны здесь и в Ферраре. На воротах Saragozza и других слова R. С. А. (Reveranda Camera Apostolica {Высокочтимая апостольская палата (ит.).}). Народ гов<орит>: Rubate Cardinale allegramente {Грабьте кардиналов весело (ит.)}. Вообще, в Италии я часто слышу насмешки над попами и Папою.
Скачка лошадей была сегодня для воцарения Папы92. Должна была быть иллюминация, но за дождем отложена. Теперь 8 часов. Не знаю, что делать. Буду читать о дороге отсюда. Завтра рано еду в Флоренцию. Mantilla и я платим ветурино93 оба 45 фр<анков> с одним обедом и постелью. (Читал и лег спать, между тем как в зале охотники играли концерт. Дорогою доктор Tipaldo говорил однажды, что итальянцы вообще плутоваты, всегда лгут и обманывают. К сожалению, я ежедневно вижу, что это правда. Камериеры94 и другие — все стараются обмануть или в деньгах, или в другом, беспрестанно лгут. Гадко.)
25 <сентября>/ 7 <октября>. Четверг. Pietramala95. 4 утра. Оделся. Вчера в 5 часов мы поехали из Болоньи. Около Пианоры96 начали подниматься на горы (вся дорога от Бол<оньи> до Фл<оренции> по Аппенинам). Горы имеют здесь вид бесплодия. Много каштановых деревьев, и каштаны сии, говорят, хороши. Было пасмурно, туман, дождь. В Loyano97 обедали — худо. Здесь остановились в 5 час<ов> веч<ера> ночевать. Далее нельзя было ехать, проехало много карет, и мы не нашли бы места. Осмотр таможни очень слаб. Мы все запломбировали, чтобы не было нового осмотра во Флоренции. В 7 часов я выпил чашку теплого молока. Потом ел прекрасные фиги с хлебом. Болтал с Mantilla. Хороший товарищ. Приняв 15 пил<юль>, лег спать. Сегодня встал в 1/2 4<-го>.
Четв<ерг>. Tagliaferro98, между Caffagiolo’ и Fontebuona100. Выехав из Pietramala в 1/2 5<-го>, мы вскоре увидели налево с дороги огонек101, кот<орый> я забыл сходить посмотреть с ночлега. Далее проехали по месту, Punto di Vento {Пунто ди Венто, букв.: Точка ветра (ит.).}, где, говорят, ветер всего сильнее. И точно — ветер дул сильно. Далее начались новая, лучшая вегетация, обработанность, население: плоды, виноград, кипарисы, оливы, домы по горам. Долины прекрасные. Солнце иногда проглядывало. Я сел в кабриолету на место аббата. Погода опять пасмурна. Проезжающих в Фл<оренцию> много. Англичане и проч. Вчера в Pietramala проехал Самарин102. Осталось до Фл<оренции> 10 ит<альянских> миль103. Наши лошади все идут шагом. Шоссе хороша, но грязно.
26 сент<ября> / 8 <октября>. Пятн<ица>. Полдень. Кончив выписку, опишу здесь для памяти приближение к Фл<оренции>. Спускаясь с последней горы, представляется взору обширная долина с пригорками — везде обработано — оливковых деревьев пропасть. По обеим сторонам дороги везде виноград, фиги и проч. Погода все была несколько пасмурна. Остановившись перед Фл<оренцией>, ветурино104 дал мне вина, хваля его. Я отведал: прекрасное, красное, сладкое вино. Тут же я съел несколько прекрасных груш в первый раз нынешним летом: какой край, где всякий ест такие плоды и пьет такое вино. Но и ботвинья хороша! — Сегодня был в ванне в моем трактире. Теперь пойду на почту и к банкиру. Все шел дождь.
2 часа. У банкира Бори105 нашел два письма, No9 и 10 от 26 и 30 авг<уста>. В первом Сергей пишет, что здоровье лучше. В последнем, что опять занемог. Это прибавляет мне грусти. Ему очень хочется из П<етер>б<урга>. О женитьбе не думает. Напоминает и мне, каково было жить в П<етер>б<урге>. Но я, кажется, решился жить там, и жить не один. Надобно чем-нибудь кончить. Вероятно, одно только здоровье заставит меня желать оставить П<етер>б<ург> — если поселюсь там с женою. — Сергею же надобно, несмотря ни на что, ехать из П<етер>б<урга> весною, и если не с местом, то с отпуском и даже с отставкою. Письмо матушки также грустно. Как ошибаются те, кот<орые> воображают себе приятности путешествия! Многое только в воображении. Покойная жизнь, единообразная, лучше и естественнее.
1/2 10<-го> ночи. Обедал в своем трактире, хорошо. За неимением белого пил, как вчера, красное вино. П<осле> об<еда> пошел с Mantilla по набережной. Потом один, куда глаза глядят. Заходил опять домой, чтобы отдать ‘Guide de Flor106 переплетчику обрезать. Был в ‘Caf de Botegone’ на Piazza del Duomo107. Там читал газету и ел мороженое, болтал с каким-то стариком. Потащившись оттуда и бродя по улицам, я думал о приятностях путешествия. Вот они: бродишь один, сам не знаешь зачем! Возвратившись домой, обрадовался визитной карточке Погенполя108. Завтра пойду к нему. Будет, может быть, хоть один знакомый. Утро буду смотреть. Но что делать повечеру?
27 сент<ября>/9 окт<ября>. Суббота. 1/2 9<-го>. С желудком плохо. Имел теперь н. н. очень немного. Вчера принял только 11 п<илюль>, намереваясь уменьшать дозу. Кр<асное> вино или вчерашняя ванна причиною, не знаю. Сегодня к кофе принесли масла. Не утерпел. Цвет же лица, кажется, порядочный, также и язык. Оденусь и пойду к Погенполю, потом искать другой квартиры. Здесь окно на двор, темно, высоко.
Полдень. В 1/2 10<-го> пошел к Пог<енполю>. Он еще спал. Пошел смотреть квартиры, в двух трактирах — дороже здешнего. Приемом П<огенпол>я доволен. Звал сегодня обедать. Теперь буду есть виноград. В бр<юхе> тяжело.
28 сентября / 10 октября. Воскр<есенье>. 8 утра. Сегодня день моего рожденья. Я один… Вчера обедал у Пог<енполя>. После супа подали мадеры. Потом портеру — это живо напомнило мне П<етер>бург. Повечеру пошел с ним в кабинет чтения Vieusseux109. Заплатил за месяц 20 паулов. Читал ‘Allg Zeit110 и фр<анцузские> газеты. Эти очень пусты. Взял на дом 1 том L Morgan111. Читал его дома. Болтал немного с Mantilla. Ел опять виноград. В брюхе было очень тяжело. Видно, запоры мои возобновятся по-прежнему. Видя Пог<енпо>ля за столом с женою, мне казалось, что так можно с приятностию жить в чужих краях. Сегодня воскр<есенье>, и Галерея112 заперта. Надобно идти куда-нибудь в другое место. Начну с переплетчика, у кот<орого> мой guide113.
29 с<ентября> / 11 окт<ября>. Понед<ельник>. 8 утра. Лавка переплетчика была заперта. Пошел в собор114. Там была какая-то служба. В хоре пели попы и проч. Я вошел со стороны, прямо под купол. Он не произвел на меня большого впечатления, тем более что свету очень мало. Между тем как попы кричали и молодые тунеядцы таскались по церкви с своими длинными воротниками, белыми и фиолетовыми {В рукописи здесь ошибочно повторено: по церкви}, беспрестанно приседая на колени, я сидел на скамье, смотрел на купол, на окна разрисованные. Темнота казалась мне слишком сильною. Невольно вспомнил, смотря на это богомолье попов и народа, ходящего от одного олтаря к другому, то зрелище, кот<орое> представилось мне в Дрездене, когда я вошел в церковь, увидел ее наполненную народом, в тишине слушающим проповедь Жирарде!!115 — По окончании службы я подошел к главному олтарю. Тут Христос, мертвый, из мрамора, и две другие фигуры116. Лицо Христа удивительно — оно мертво, но мрамор жив. Не знаю, чьей работы. Верно, одного из известных мастеров. Потом пошел вдоль церкви. Тут она представилась во всем своем величии. Свету более, и вид темного олтаря или купола является в новом, прелестном зрелище. — Оттуда зашел в Батистерию117. Заходил и в ‘Ecu de France’118. Видел там порядочную комнату, на улицу, за 2 паула. Там стол la carte {по выбору (фр.).}119. Здесь мне всё неудачи. Нехороши сливки, нет белого вина, нехороша комната. Но переезжать не хочется. Надобно что-нибудь сделать и для пристойности, для других. Да и народу здесь более, хотя вчера за обедом были всё англичане. Потом у Vieusseux читал Morgan120 о Болоньи. Это чтение было приятно, потому что Болонья у меня еще в свежей памяти. В 5 часов обедал. Это время лучше. За столом мне было скучно, потому что никого не было знакомого, а сосед мой очень плохо говорил по-французски. Пошел в театр Ognisanto121. Нашел его наполненным народом. Стоял в толпе. Выходил от жару. Опять входил. Пели плохо. Оркестр дрянной. Музыка не сделала никакого впечатления, хотя и Россини, по крайней м<ере> по афишке (‘La Matilde’)122. Мне было очень, очень грустно. Скоро ушел. Ел в Caf 2 раза мороженое. Пошел к Vieusseux. Читал L Morg о Флоренции. В 10-м часу, чувствуя усталость, возвратился домой и лег спать, не ев еще винограду. Поутру съел 2 тарел<ки>.
1/2 12<-го>. Написал письмо в Россию {Рядом на полях выставлено: No 14}. — Н. н. было очень плохо. Чувствую себя как в П<етер>бурге!
1/2 11<-го> ночи. Написал письма, пошел взять гид и с ним отправился в Галерею123. В сенях видел бюсты Медицисов124, в других сенях кабана, собак125 и пр. В коридорах смотрел на бюсты. Вообще, точно много искусства в сих мраморах. Некоторые бюсты мне особенно нравились. Бюст одного ребенка поразил меня, и я нашел в guide, что это шедевр126. Пробыл там до 3 часов. Заперли. С guid’oM в руках я отправился на площадь del Granduca127. Тут в портике бронзовая статуя Персея показалась мне отличною128. Но колоссальные мраморные статуи Давида (Мих<ель->Анж<а>), Нептуна и еще одна казались мне мертвыми, без всякого выражения129. Вошел на дворик de l’Htel de ville {ратуши (фр.).}130. Тут портик с колоннами, покрытыми красивою лепною работою. Посмотрев на площадь с разных сторон и на картинки в гиде, ее изображающие, прошел по аркадам Ufflzi, под Галереею на Арно131. На Ponte Vecchio132 купил булавочку и, пройдя с него, увидел мраморную статую Геркулеса, убивающего Центавра133, в кот<орой> нашел более жизни, нежели в первых мраморных. В 5 часов обедал. Гром и молния. Вечер был у Погенполя. Возв<ратя>сь, съел тарелку винограду. Наш table d’hote {табльдот, общий стол (фр.).} скучен. Всё англичане. Не могу с ними свободно говорить. Сегодня дали мне другого, простого белого вина: слишком сладко и с водою пить неприятно.
30 сент<ября> / 12 окт<ября>. Вторн<ик>. 1/2 9<-го>. Предметы, кот<орые> мне особенно вчера понравились: мальчик на лестнице, древняя статуя134, кабан и две собаки, Август, говорящий речь135, замечателен для меня бюст Корбула136, похожий на Цицеронов, потому что я в первый раз его видел, бюст Калигулы137. Guide гов<орит>: ‘Il avait une pleur habituelle que le marbre semble indiquer’ {‘Обычно он был бледен, что и передано в мраморе’ (фр.).}138, — и точно догадываешься или видишь в чертах эту бледность. Бюст Нерона-ребенка — и guide гов<орит>, что он отличный139. На бюсте Отона замечателен парик — как на англ<ийском> кучере140. Винкельман {В рукописи: Викельман} (см. g) гов<орит>, что это ‘le plus beau buste qu’on connaisse’ {‘его называют последним вздохом искусства’ (фр.).}, — может быть, этого имп<ерато>ра141, ибо мне показался странным рот, дугою. Один из бюстов Ливии142, прекрасный и совершенно сохранившийся. Бюст Вителия, обжоры143. Веспасиана144 — прекрасное, доброе, умное лицо. Адриана Фаустина145 — и бюст прекрасный, и сохранился хорошо. Annius Veras146, ребенок — тотчас мне понравился. G гов<орит>, что этот и бюст Нерона-реб<енка> — лучшие147. Септима Севера148: заметна живость. Каракаллы149: бюст хорош, смотрит в сторону, ‘on l’appelle le dernier soupir de l’art’ {‘прекраснейший из известных бюстов’ (фр.).}150. Бюст Константина Вел<икого> замечателен величиною и упадком искусства151. — Статуя Лаокоона {В рукописи здесь и далее: Лаокона}, par Bandinelli152, очень хорошая, особливо лицо Лаокоона.
1/2 8<-го> веч<ера>. Сейчас переселился. Занял комнату в том же этаже, но окнами на Арно. Комната чище, и есть отделение для постели. Все more comfortable {более удобно (англ.).}. Обедал с аппетитом, ел много брюквы и цветной капусты. Ев последнюю, вспомнил, что не ел бы ее теперь в П<етер>бурге. Поутру был в Галерее153. В час хотел идти домой, но, идя по коридору, увидел Трибуну154 растворенную, зашел в нее, как в некое святилище. Сел на креслы и смотрел на Венеру155. Она мне теперь более понравилась, нежели в Париже156. Там как-то было темно, и она казалась менее, вероятно, от других больших статуй. Более тут ни на что не смотрел. Возвратился домой, съел тарелку винограду и опять в Галерею: пять лестниц и около или более 120 ступеней. Но я, как по должности, осматривал теперь картины — младенчество живописи. Я, с книжкою в руках157, как будто поверял, все ли тут. В 3 часа пошел на Piazza della Trinit158, прошел, с гидом в руках, на Mercato Nuovo159, тут кабак, на М Vecchio160 — презапачканный, и, наконец, к Palazzo Strozzi161: огромное, превысокое, мрачное, 4-угольное здание в 3 этажа. Величественно и велико. В 4 часа пошел к Vieusseux162. В ‘Constl’163 читал м<ежду> пр<очим> прокламацию мадритского начальника полиции к его подчиненным. Он называет полицию святилищем и велит дрожать тем из них, кот<орые> не так мыслят, как он164. Читал также Ordonn {королевский указ (фр.).} об уничтожении цензуры журналов и поздравление редакторов с сей новостию165. Теперь опять пойду туда же. В театр идти не хочется.
1/13 октября. Середа. 8 утра. У Vieus166 читал газеты и пробежал Шатобр<ианову> брошюру о введении цензуры167. Порядочно пушит бывших своих товарищей, упрекает их в посредственности и пр. Это как-то неприлично: он с ними сидел и действовал вместе. Мог бы писать против них, но иным образом, т<о> е<сть> мог бы писать против цензуры, оставя личность в стороне. Оппозиционные газеты прямо бранят министров за введение цензуры и цитируют, между пр<очим>, причину, кот<орую> одна минист<ерская> газета представляет тою, кот<орая> побудила ввести цензуру: болезнь короля168, — радуясь при том, что цензуру можно было уничтожить. За это мин<истерской> газете от всех достается: все гов<орят> — цензуру ввели м<инистры> {В рукописи: ММ}, уничтожил ее король169. Это, впрочем, противно и истине, ибо известно и даже в Considrant {констатирующей части указа (фр.).} сказано, что цензура вводится, потому что Трибунал не осудил какого-то журналиста170. Подлинно не знаешь, чему более дивиться: этому глупому желанию обманывать или этому бесстыдству, с кот<орым> хотят обманывать.
1/2 11<-го>. — Было н.н. порядочно. Оделся, в двух жилетах, чтобы идти к Демид<ову>171 с Пог<енполе>м. Ожидаю лекаря, не надеясь успеха. Вчера в Галерее172, после статуй и картин, смотрел потолки и саркофажи173. На первых арабески и различные аллегории174, также портреты. Все это, для потолков, весьма хорошо. На гробницах (?), или саркофажах, работа иногда очень хороша, также и на барельефах. Я смотрел на них с книжкою175 в руках. Из статуй некоторые мне особенно понравились: голова в одном атлете176. В Урании драпировка отличная177. Изображение скромности на лице Весталы178. Голова у одной Венеры179. Превосходство сих предметов замечено и в книжке. Но в некот<орых> частях я с гидом не согласен (и третьего дня, и вчера). Напр<имер>, он хвалит Купидона, ‘qui en posture extraordinaire, semble menacer les dieux: on у admire l’expression de malice’ etc. {‘который своей необычной позой словно угрожает богам: восхитительно лукавое выражение его лица’ и т. д. (фр.).}180 В лице, точно, есть что-то похожее на malice {лукавство, хитрость (фр.).}, но вся фигура показалась мне тяжелою. Далее понравились: Bacchus s’appuyant sur Amplos… ‘Il s’appuie mollement’ {Вакх, опирающийся на Ампелуса… ‘Он опирается мягко’ (фр.).}181 — Да! Это заметно. Leda, ‘sa main, qui se perd dans la plume, son visage respire le plaisir {Леда, ‘ее рука, погруженная в перья, лицо ее дышит удовольствием’ (фр.).}182 — не очень, но сгиб тела, в соитии с лебедем, очень удачен. В Амуре и Психее не обе, а только одна из голов изображает нежность183. Minerve, ou Pallas Athnas {Минерва, или Афина Паллада (фр.).}184. В голове я нашел изображение скорби, но ничего божественного185. Vnus deminue {полуобнаженная Венера (фр.).} — прекрасна, почитается первою после первой186. Два ребенка с гусями — лица живы187. Soldat, на коленах, раненый188 — солдатское лицо, как будто из лейб-грен<адерского> полка. Аполлон с лирою — тело хорошо189. Смотря на Higi, la compagne d’Esculape {Гигию, сподвижницу Эскулапа (фр.).}, с змеею190, и на двух Эскулапов191, я как будто просил их о здоровье! Bacchus de Michel-Ange192. При первом взгляде эта статуя мне не понравилась — я видел в ней что-то странное, но когда увидел в гиде, что Бахус пьян, то согласился с ним в превосходстве его — точно, пьян, и глаза пьяные, и весь сгиб тела, смотря со стороны, представляет вид пьяного. St Jean Baptiste, extnu par lejene {Святой Иоанн Креститель, изнуренный постом (фр.).}, par Donatello, — истощение живо изображается на лице193. Картины: ‘Богоматерь’, par Andr Rico194, пис<анная> в XIII столетии, первая картина — точно наше, т<ак> наз<ываемое> греческое письмо: нос, колорит, всё, золотое поле. Начало этого коридора есть начало, младенчество живописи. После многих неискусных картин встречается картина Гирландайо, учителя Michel-Ang’a: ‘L’adoration des Rois Mages’ {‘Поклонение волхвов’ (фр.).}195, очень заметна свежестию и живостию красок, особливо красной. Писана в XV веке. Boticelli, ‘La Vierge est couronne par deux anges’ {‘Мадонна, венчаемая двумя ангелами’ (фр.).}196. Головы ангелов прекрасны. Jean de St-Jean: Венера с гребнем ищет в голове Купидона!197 — Не говорю здесь о некоторых других картинах, кот<орые> я заметил в гиде. И того довольно, что я, без всякого интереса, пишу здесь, что видел, — как советскую меморию!!198 Но я путешествую — и должен писать.
1/2 12<-го> н<очи>. Сегодня в Галерее не был. Ничего не видал — разве Демидова, у кот<орого> был с Погенп<олем>. Заходил к Сверчкову199, по совету Пог<енполя>, но не застал. Был в церкви Maria Novella200. Богоматерь Cimabue и распятие Giotto201. В церкви S Lorenzo202 было темно. Обедал хорошо. Теперь был в театре с Чертковым203.
2/14 октября. Четверг. 1/2 4<-го>. Вчера, после визитов и по осмотре ц<еркви> Novella204, пошел в ц<ерковь> S Lorenzo205. Было уже поздно, и я не хотел видеть Капеллы206. Был в Новой сакристии207. Тут гробницы Медицисов, par MichAnge208. Признаюсь, что знаменитые статуи Дня и Ночи209 не произвели на меня большого впечатления. L Morgan гов<орит>, что ст<атуя> Дня, кажется, движется под мрамором210. Что-то такое тут есть: День как будто потягивается. Статуи Мед<ицисо>в хороши. Об одной Карл V сказал: для чего она не встает, чтобы ему поклониться211. Олтарь и канделабры, МAnge, очень хороши. В церкви олтарь из pi&egrave,tre drue {Букв.: твердых камней (ит.).}212 — кажется, весьма богат. Было темно. В Старой сакристии означенные в гиде предметы незначительны213.
Сегодня поутру, побывав в Pal Nonfinito214 за паспортом, прошел к тюрьмам — огромное здание215 — и в ц<ерковь> Badia216. Церковь, греч<ески>м крестом, легка, красива. Предметы, как в церкви, так и в портиках монастыря, означенные в гиде, незначительны217. Поев в какой-то лавке винограду, пошел в Галерею — прямо в Трибуну218. Видел Appollino219. Прекрасная статуя. Особенно нравится мне la posture {поза (фр.).}. L’Arrotin {Точильщик (фр.).}un esprit pais {неповоротливый ум (фр.).} изображен на лице, как справ<едливо> гов<орит> guide220. Выражение удивительное. Волосы также. La Lotta (les Lutteurs) {Борьба (Борцы) (ит., фр.).}221. В этой группе я многое отгадал, что нашел после в гиде. Многие ее ставят выше некоторых славнейших статуй. Она и на меня произвела впечатление сильнейшее, нежели даже Венера222. Сгибы, напряжение мускулов, особливо правая нога побежденного, приподнятая как бы для того, чтобы встать, изображены удивительно. В лицах я не нашел того особенного выражения, о кот<ором> гов<орит> гид, особливо в лице победителя223, и я нашел после, что сие последнее под сомнением в отношении к древности. Le Faune {Фавн (фр.).}224. Веселость видна в лице очень ясно. Из картин сего святилища, ныне мною виденных, ‘Сибилла’ Гверчинова — прекрасна225. Богоматерь МAnge что-то бледна226. Из двух Венер Тициановых — одна, облокотившись на левый локоть, сильно нарисована, другая, на правый локоть и вся освещенная, достойна знаменитости своей227. Лицо, цвет тела удивительны. Его же портрет Beccadelli228 прекрасен силою кисти. — Parmegiano, соперник Correggio: ‘Св<ятое> Семейство’. Профиль пророка Исайи и все лица превосходны229. Три картины de la Mantegne, из коих на одной пол мраморный и стены с арабесками сделаны отменно тонко и живо230. ‘Богоматерь’ Andrea del Sarto231. Тут совершенно du clair-obscur {светотень (фр.).}. Портрет кардинала Agucchio, Доминикинов232: большое выражение. ‘Вакханка’, Ганниб<ала> Караша233. Тут я угадал превосходство спины и лица, кот<орое> спорит с лицом Венеры Тиц<иана>234. — Сказали, что отворена зала Niob235, и все пошли туда. Смотря на эту массу шедевров, нельзя было не подумать об этих древних! Одна мысль в мраморе изобразить такую трагедию — необъятна — и какое исполнение! Выражение на лице матери более заметно в некот<ором> отдалении. Лицо дочери, смотрящей на умирающего брата, показалось мне с большим выражением. — Не дали досмотреть — и я пошел в Salle des Inscriptions {Зал надписей (фр.).}236. Тут смотрел на бюсты. На первой гробнице амуры представлены с отменным искусством237. Многие из бюстов поразили меня силою выражения, наприм<ер>, пьяный Силен238, Демосфен239, Aratus240, смотрящий в небо. — Теперь одеваться, идти об<едать> к Пог<енполю> и с ним к Дем<идо>ву.
3/15 окт<ября>. Пятница. 1/2 9<-го> утра. Отобедав у Погенполя, скучновато было сидеть до 9 часов. Но приехал Чертков, болтали веселее и, наконец, мы отправились к Дем<идо>ву. Приехали в самую пору. Все были уже в зале театра241. Играли одну маленькую комедию, недурно, и водевиль, соч<инение> одного из игравших актеров — плохой. — Дем<идов> сидел один ближе к сцене, как будто для того, чтобы без помехи наслаждаться зрелищем! Тут я видел Фредро242, Сверчкова. Первый подошел ко мне как будто к старому знакомому. По окончании театра, в 1/2 12<-го>, начали танцевать, мы посмотрели, подходили к Дем<идову> и отправились. Говоря с Пог<енполем> вчера о различных местах в чужих краях, видя, что мне здесь и в обществе может быть некоторое развлечение, что-то захотелось в ген<еральные> консулы сюда или еще лучше в Париж. П<оццо> di B243 не хочет иметь там Мериана244. Но как этого добьется, не имея этих лакейских протекций, кот<орые> у нас так действительны?
1 час дня. Оттого ли, что ел вчера гро-гро с яйцами245 у Погенполя, или что не ел повечеру винограда, или что поздно лег, — не было сегодня н. н., хотя и принял вчера 10 пил<юль>. Потребовав сегодня счет, подали в 80 паул<ов> за неделю. За виноград по 2 и 3 паула в день. Это заставило меня сегодня купить виногр<аду> на улице: 1/2 паула за 3 фунта и 1/2 пауло за 4 прекрасные груши и один жесткий персик. Но ошибся в No, и виноград был принесен к Mantilla, кот<орый> его съел. Теперь ожидаю другого. Был в Галерее — начал с Трибуны246.
4/16 окт<ября>. Суббота. 8 утра. Вчера пришел Пог<енполь> и пробыл до обеда. Посмотрев в Трибуне247 на ‘Богоматерь’ Perugino248, обратился к Рафаелю. Тут 6 его картин, первого, второго и третьего манера249. Первой манеры портрет Doni, флорент<ийской> дамы250. Похож на другие картины тогдашних мастеров, но выражение в чертах лица, особенно скромности, сильное. Второй манеры два Св<ятых> семейства — видно уже большое усовершенствование. Первая из сих картин представляет сидящую Богоматерь, Христа, со щегленком в руке, и Св. Иоанна251. У Мих<аила> Орлова такая картина252. Много простоты, благородства в фигурах. Другая — такой же предмет — замечательна особенно прелестию выражения лиц Христа и Св. Иоанна253. — 3-го манера: ‘Св. Иоанн в пустыне’, известная картина254. Голова, особенно глаза, удивительны. Портрет папы Юлия II, с седою бородою255. — Взор, показывающий задумчивость, свежесть и живость колорита — прекрасны. Я видел этот портрет в Париже256. ‘Fornarina’, любовница Рафаеля, модель его Мадонн257. Эта голова непостижимо прелестна! Что за живость в глазах — как живая! Она понравилась мне более дрезд<енской> Мадонны!258 — После этого как было смотреть на другие шедевры Трибуны! Прекрасный портрет Van Dick’a (J. de Montfort)259 мне казался незначительным. ‘Пророк Исаий’, par Fra Bartol della Porta260, обратил внимание странностию костюма — в голубой шляпе! Из четырех картин Correggio две ‘Богоматери’ хороши261. В одной — на коленях пред Христом-ребенком — много нежности на лице. Но ‘Геродиада’ Leonardo da Vinci262 и подле, и после Рафаеля, и всегда будет прелестна, единственна. Нежность лица ее, выражение в лице палача, подающего ей голову Св. Иоанна, удивительны. Мне бы хотелось, чтобы единственно лицо Геродиады было одно на картине, без мертвой головы, без палача. В бронзовых статуях я нашел одного Давида, сделанного Verrocchio, учителем da Vinci, о кот<ором> в гиде сказано, что его голова служила моделей da Vinci: и точно — в сем Давиде есть сходство с Геродиадою263. Картина Рубенса, ‘Геркулес между Венерою и Минервою’264, хороша. Но Руб<енс> мне как-то присмотрелся. — Кончив Трибуну, пошел в cole franaise {Французскую школу (фр.).}. Но как было смотреть на это после Рафаеля и da Vinci! Я отмечал в книжке виденные картины. Заметил портрет Тюрена265 сухими красками. Потом, побывав в зале Niob266, был в зале cole flamande и allemande {Фламандской… немецкой школы (фр.).}. Тут замечательные Дюреры267. ‘Плоды’, Mignon268. Holbein’a портрет Томаса Мора269. Его же порт<рет> Франца I на коне270. Кранаховы портреты Лютера и его Екатерины271. — В Cabinet des Bronzes modernes {Кабинете бронзы Нового времени (фр.).}272: Меркурий de Jean Bologna273. Зефир точно смешон, как заметил Кефалидес274. Бронзовая Венера совсем не то, что мраморная275. Вообще, бронзовые статуи не производят того действия, как мраморные. Между маленькими статуйками понравилась мне скачущая лошадь: очень живо. В Cabinet des pierres prcieuses {Кабинете драгоценных камней (фр.).}276: une cassette en cristal de roche {шкатулка из горного хрусталя (фр.).} с гравированными барельефами — удивительная работа277. Тут много богатства. Статуйки Апостолов из камней разноцветных278: lapis-lazuli {ляпис-лазури, лазурита (фр.).} и пр.
1 <час> дня. Смотрел сегодня в Галерее cole hollandaise {Голландскую школу (фр.).}. Тут на двух столах бюсты и между ними маленький Морфей из мрамора279. Сон изображен прекрасно. В Дрездене эта часть гораздо богатее280. Здесь понравились мне особенно Schalken. Une fille, qui pare le vent aune chandelle {Девушка, защищающая от ветра свечу (фр.).}. Огонь сквозь пальцы сделан чудно281. И некот<орые> другие. Peintres italiens {Итальянские художники (фр.).}. Всё маленькие картины. Тут маленькая картина Тициана, кажется, то же, что ‘La Moneta {‘Монета’ (ит.).} в Дрездене282. Albano ‘Похищение Европы’: точно что-то поэтическое в сочинении сей картины283. Portraits des peintres {Портреты художников (фр.).} 284 — славная зала. Портреты отличные. ‘Портрет Мих<ель->Анжа’ списывался, и я видел его в коридоре — представлен стариком285. Тут большая урна с Ифигениею286 и Гермафродит287. Портрет Дюрера288 замечателен. — Теперь ел виногр<ад>. Желудок очень дурен.
1/2 10<-го>. Во втором часу поехал с Чертковым к Дурновым289. Не застав их, поехали в Кабинет натуральной истории290. Там видели восковые препараты, руды и проч. В саду видели пальмы: одни в горшках, другие, большие, растут просто в земле. И тут в 3 часа запирают. Мы ушли, не все видев. Поехали в ц<ерковь> San Spirito291 огромная. В одной из капеллей Богоматерь, Петра Перуджино292. Главный олтарь красив, из pi&egrave,tre dure {Букв.: твердые камни (ит.).}293. Обширный портик подле церкви, кот<орая> в guid’e называется Couvent {монастырь (фр.).} 294. Оттуда я прошел один в Il Carmine, монастырь295: церковь менее первой, но велика, светла, легка, без колонн. Вся изрисована. В одной из больших капелл, направо, славные фрески296, но их плохо видно — и сами по себе уже очень тусклы. Они писаны par Masolino, Masaccio, Lippi297, с гидом в руках я заметил, что ‘le ton des ttes est sur le got du Raphal’ {‘цветовое решение голов напоминает Рафаэля’ (фр.).}298. Один потолок писан par Luca Giordano299. Капелла Corsini300 богата скульптурою. Над тремя гробницами барельефы301, или картины мраморные во весь рост и во всю стену! Два двора с картинами302. Один из кармов303, коих тут около 30, отворил мне дверь и показал на стене alfresco par Vasari: ‘Тайная вечерь’304. В углу картины на пиру портрет Vasari. Посмотрев еще на церковь, пошел вон. Распросил монахов о дороге, с планом в руках, и прошел через Ponte Caraja305 на свою Lungarno306. Зашел в одну лавку, смотрел там алебастр, разные вещи из pi&egrave,tre dure {Букв.: твердые камни (ит.).}. И тут слышал жалобы на свободный выпуск волтеррского алебастра307 за границу. Хозяин гов<орит>, что в Париже поселившиеся здешние художники, выписывая отсюда алебастр, много работают, что от сего здесь алебастровые произведения стали вдвое дешевле, что надобно подать герцогу просьбу308. — Обед был очень хорош. Я ел умеренно. Сожалел, что не могу наслаждаться едою, подобно всем, тут сидевшим. После обеда пошел к Vieusseux309. В то время как я читал газеты, была сильная гроза. В ‘Constl’ 310 всё поздравления с своб<одою> de la presse {печати (фр.).}311. О победах греков всё подтверждения312. Но о том, что султан выгнан из Царьграда313, как здесь я слышал, ни слова.
5/17 окт<ября>. Воскр<есенье>. 1/2 9<-го> утра. Встав и умывшись, поел винограду. Хочу попробовать не пить кофе. Но, кажется, не обойдется без него: необходим для желудка. Вчера принял 15 п<илюль>. Н. н. еще нет. Скучно, что ничего поутру не могу делать: стою и хожу, чтобы иметь н. н. Выпил ст<акан> воды. Погода хороша.
10 веч<ера>. Вышед из дому, встретился с Чертковым, пошли в ц<ерковь> Annonciat314. Дорогою зашли в ц<ерковь> Or S Mich&egrave,le315. Это строение имело сперва внизу портик. Аркады заклали и сделали церковь. Вверху и теперь архивы. Снаружи в стенах несколько статуй, из коих замечательнейшая — Св. Георгий, par Donatello316. Ц<ерковь> была наполнена народом, и осматривать было неудобно. Мы удивлялись, однако же, главному олтарю — всё из мрамора. Задняя стена из больших барельефов. Оттуда прошли в Annunziata317. Площадь, украшенная статуею, с трех сторон имеет портики318. Внутренность церкви отменно богата и красива. Но осматривать было нельзя. Я хотел дожидаться конца обеден, но Ч<ертков> позвал завтракать. Я был в истощении. Пошел к нему. Пробыл там до 3-х часов, и потом пошли в сад Боболи319. Тут видели гротту, в кот<орой> находятся 4 статуи Мих<ель->Анжа, неконченные320. Поднявшись на верх террасы и повернув направо, мы пришли к длинной аллее, идущей вниз к мраморному Нептуну321: вид прелестный, во-первых, по сей аллее, а во-вторых — на горы, окружающие Флоренцию. Такого вида я в саду никогда не находил. Несмотря на усталость, я наслаждался сим зрелищем. Накрапывал дождь. Мы пошли домой. Отобедав, пошел к Vieusseux322. Почитав новый журнал ‘Revue Eurepenne’323, пошел есть морожен<ое>. Возвр<атя>сь, читал в ‘Гермесе’ 324 о Истор<ическом> обществе, учрежденном Штейном325, и рецензию на книгу Мейера о всех частях судопроизводства в Европе326. Ре<цензент> говорит, что Мейер не имеет понятия о нем<ецком> судопр<оизводст>ве, и старается опровергнуть мнение, что d Beweistheorie {теория доказательств (нем.).} вела прямо к пытке327. Но, кажется, и Гёде был этого мнения328. — Теперь ел виноград. Поутру не ел. У меня бродит теперь в голове мысль о консульстве в Италии или, лучше, в Париже, если в П<етер>бурге опять придет невмоготу.
6/18 окт<ября>. Понед<ельник>. 1/2 11<-го> утра. Ожидаю лекаря. Сегодня погода хороша. Немножко свежо. Mantilla уезжает завтра. Его комната более моей, но моя оттого светлее и от меня виден Ponte Vecchio329. Посему я останусь в ней. Сегодня имел н. н. порядочно, но очень туго. Вчера принял 12 п<илюль> здешних. Привезенные из Болоньи казались мне нехорошими. Собираюсь идти в S Lorenzo330.
1/2 9<-го> веч<ера>. Доктор Lasarini331, ощупав не очень крепко брюхо, сказал, что ничего не находит. Пилюли Крейс<ига> не хвалит, гов<орит>, что в них много ревеню, кот<орый> горячит. Советовал их оставить, есть более плодов, сырых и вареных, винограду, зелени, ходить и пить какую-то воду. Я исполнил сегодня это предписание, ел виноград, яблоки, персики, шпинат, цветную капусту. Завтра начну пить воду и поутру буду есть шпинат. Вышед со двора, встретил Черткова и пошел с ним в S Lorenzo. Любовался прекрасною церковию. Заходил опять в Sacristi’ю, смотрел на День и Ночь М<ихель->Анжа332. Первая из сих статуй не кончена, но точно кажется, что он что-то корчится. Наконец, вошли в капеллу Медицисов333: стены в пиластрах, украшениях (урны) — всё из pi&egrave,tre dure {Букв.: твердые камни (ит.).}334. В главной нише часть стены покрыта мрамором: какая разница! Мрамор тускл, pi&egrave,tre dure блестят как зеркало. Особенно красивы jaspe di Corsica {изделия из корсиканской яшмы (фр., ит.).}, цвет зеленый с фиолетовым — прелесть. Из бронзовых статуй Медицисовых, возвышающихся на пребольших гранитных гробницах, одна была позолочена335. Самая капелла осьмиугольная и очень хорошо построена. Но видно, что главная цель здания или украшений — блеснуть богатством, ибо для вкуса эти разноцветные камни не привлекательны. И теперь работают в отделке сей капеллы336. Возвратясь в церковь, богатый олтарь из pi&egrave,tre dure показался мне mesquin {жалким, скудным (фр.).} после роскошной капеллы. Библиотеки, в кот<орой> мне за 13 лет так понравилась лестница М<ихель->Анжа, видеть не могли, ибо вакации337. — Оттуда прошли на площадь Св. Марка338. Архитектура церкви очень хороша. Церковь внутри хороша339. Но память о ней изгладилась во мне — ибо я после видел бесподобную церковь Annunziata340. Снаружи ничего не видно, кроме портика, но внутренность прекрасна! Длинная церковь кончится обширною ротондою, над кот<орой> возвышается огромный купол, прекрасно расписанный. Я долго смотрел на эту ротонду и на купол и не мог насмотреться. Обыкновенно купол бывает посредине креста греческого или латинского. Здесь купол в заглавии341 церкви. Посреди ротонды олтарь. Капелла della Santissima Vergine Anmmziata342 при входе в церковь тотчас налево. Тут образ Христа, par Andr del Sarto343. Я заметил в гиде344 виденные картины. Но церковь, богатый, золотой потолок, как в Palazzo Ducale345 в Венеции, наиболее меня занимали. Гробница Jean Bologne позади главного олтаря, в капелле, им построенной346, незначительна. Купол построен по рисунку Alberti, du Vitruve Toscan {тосканского Витрувия (фр.).}347. Le couvent des Servtes {Монастырь сервитов (фр.).}348, т<о> е<сть> портик, обширен. Я заходил в красивую капеллу Св. Луки, принадлежащую Академии художеств349. В портике, над дверью в церковь, alfresco славная ‘Madonna del Sacco’ {‘Мадонна с мешком’ (ит.).}, Andr del Sarto350. Краски поблекли, но картина, точно, прелестная!
Как в церкви Св. Марка, так и здесь, монахи пели. Первые — затворившись в капелле. Последние в хоре, но тоже в капелле Богородицы и, наконец, посреди церкви. К чему все это? думал я. Поют, бродят, вероятно, скучают, и к тому же никто их не слушает! Я вглядывался в монахов Анунсиаты, но не нашел в них тех lgants {щеголей (фр.).}, каковыми представляет их Lady Morgan351. Видел несколько глупых лиц, довольно запачканых, и в башмаках, а не босиком. — Оттуда пошел в собор352. Тут я точно наслаждался, сидя против олтаря, кот<орый> направо, и смотря на цветные окна, освещаемые солнцем. В церкви не было темно, как в первый раз, — везде царствовал таинственный clair-obscur {светотень (фр.).}, с кот<орым> смешивался иногда отблеск цветных окон. Я обошел с книжкою353 другую сторону церкви. Замечательного ничего, кроме этой величественной, единственной церкви! Вышед, спросил, где Дантов камень354. Мне его издалека указали. Я нашел его: подле стены дома, против церкви каменная скамья, какие здесь везде, и в одном месте мостовой мраморный камень, на стене намалевано D. Я посидел на этом месте. Встал — ветер был пронзительный. Было 5 часов. Я шел обедать. Теперь оделся, чтобы ехать к Дем<идову>, и уже ем компот!
7/19 окт<ября>. Вторник. А дня. Встав сегодня в 9-м часу, выпил 3 ст<акана> воды, прописанной вчера, съел блюдо шпинату, после винограду и, имев н. н. немного и очень туго, пошел в Мануфактуру delle pi&egrave,tre dure {Букв.: твердых камней (ит.).}355. Pi&egrave,tre о lavor Jure! {Тяжелые камни и работа! (ит.).} Главная работа состоит в пилке камней проволокою. Эта пилка делается по узору, наклеенному на камень. Потом камни складываются, еще подпиливаются и склеиваются. Ужасная работа. Оттенки в иных камнях удивительны. Оттуда пошел в ц<ерковь> della Сгосе356. Она была заперта, но я встретил custode {смотрителя (ит.).} и с ним ходил 1/2 часа по портикам (clotres) и по церкви. Церковь огромна и прекрасной архитектуры, но не отделана ни снаружи, ни внутри, где нет потолка. Украшения церкви, ее мавзолей и проч. вообще не представляют, в отношении искусства, ничего отличного. Памятник Макиавелля, Мих<ель->Анжа, Галилея — плохи, Альфиери, p Canova, что-то тяжел357. Филикия всунут в бюсте медном в углу358. Но подробности есть весьма замечательные. Капелла Ricardi прекрасна архитектурою и украшениями359. Особенно понравилась мне в сей капелле одна из 4-х Сибилл, alfresco на карнизе по углам360. Рука ее точно высунулась. Сибиллы и потолок Franceschini. Картины Vasari, Bronsino, Allori361 — прекрасны. В одном сарае, бывшей рефектории, распятие и вся стена alfresco Giotto362. Его работы в этой церкви много363. На гробнице Bruni364 покрывало с узорами из мрамора хорошо. В капелле, или в сакристии, на потолке 5 образов Cimabue365. Много глиняных статуй и барельефов della Robia366. На площади замечателен дом Antella: весь расписан alfresco367. — Прежде всего я заходил сегодня в Sn Marco, чтобы видеть там келью Савонароллы368, кот<орой> не видал вчера. — Свежо, но есть солнце.
1/2 10<-го>. Отобедав, пошел к Vieuss369 читать новые газеты. Ничего для меня любопытного, кроме подтверждения о победах греков370. Читать п<осле> об<еда> тяжело. Отдыхал на канапе и потом пошел в ‘Caf Botegone’371 есть мороженое. В других кафе оно плохо. Там ел шеколадное — не очень, и две порции виноградного — прекрасное, с букетом мускатного винограда. Бродя по улицам, я часто думаю об этой потаенной жизни, кот<орую> я теперь веду. Если б желудок был лучше, то и образ жизни мог бы быть лучше. Я мог бы заниматься, и на все стало бы времени. Но занятия я должен избегать, хотя и хочется поутру почитать и посидеть. Осматривая здесь любопытное и видя, сколько это требует времени в маленьком городе, какова Флоренция, я с некоторым ужасом думаю о том, каково будет осматривать Рим. Здесь я едва ли видел половину. И то некстати, что многое меня совсем не занимает. В Риме будет то же. Но там осматривать труднее. Здесь я брожу исподволь, не тороплюсь. Последний час перед обедом провожу обыкновенно в контемплации372 в соборе или в другом месте и к обеду иду с охотою. Обедать в 5 часов очень хорошо. — Сегодня было очень свежо. Tramontana373 — слышал я на улице. Поутру я надевал тулуп.
8/20 окт<ября>. Середа. 3 дня. Сегодня поутру выпил 4 ст<акана> воды Tettuccio374. Ел груши, не дождавшись шпинату, выпил кофе, имел н. н. очень туго. Потом, поев винограду, пошел бродить точно куда глаза глядят, дабы исполнить совет доктора: походить после завтрака и воды около часа. Наконец пришел в ц<ерковь> Maria Novella315, кот<орую> и прежде видел. Архитектура красива, но на картине эта церковь представлена еще красивее, нежели она в натуре. Внутри она также прекрасна и величественна. Сегодня я смотрел и два двора, или chiostre {Здесь: монастырский двор, клуатр (ит.).}, и аптеку376. Монахи показались мне чище обыкновенных. Но в этой аптеке, или фабрике духов377, работают и светские люди. Я ходил по красивым комнатам сей аптеки, украшенным разными картинами и исполненным благовония от приготовляемых и продаваемых духов. Был в лаборатории. И ушел. Идя мимо церкви, спросил: какая? Sta Maria Maggiore378. Нашел ее в гиде379, вошел. Церковь не очень обширна, но красива. И тут картины в каждой нише. Эта церковь принадлежит aux Crociferi, или padri del buon morire {Крестоносцам … Отцам, помогающим достойно умереть (ит.).}380. Монахи имеют на куге381 красный крест и посещают больных. Ходя по двору, я заглянул в их рефекторию382, где они тогда обедали, один читал. — Подле этой церкви обширный дворец, или Palazzo Orlandini383. Оттуда прошел в Галерею384. Был отворен Кабинет драгоценных камней385. Подлинно драгоценных! Но еще драгоценнее работа — работа, торжество искусства, — но употребленного на игрушки! Еще смотрел на эту шкатулку из cristal de roche {горного хрусталя (фр.).}, на кот<орой> в мелких барельефах представлены Страсти Христовы386. Удивлялся отделке платья (золотая мантия) на изображении Козьмы II, на коленах перед олтарем387. На одном хрустальном блюдечке вырезаны прекрасные арабески. Осмотрев всё, я еще оставался тут, чтобы смотреть более. Но: ‘Si chiuse!’ {‘Закрывается!’ (ит.).}, и мы пошли в Ecole Toscane {Тосканскую школу (фр.).}. Тут особенно понравились мне: маленький Христос, спящий на кресте, par Chr Allori388. Сон представлен прекрасно. И идея интересна — сон невинного ребенка на орудии казни! Голова Медузы со змеями, Леонардо da Vinci389, ужасна и цветом лица, и змеями. Маленькая картина Pollajolo: Геркулес, давящий Анфея390. Этот Анфей разинул рот и кричит во все горло. Не знаю, как его не слышно (!!) Pollajolo начал первый учиться анатомии над мертвыми телами391. Замечателен портрет ‘Бианки Капеллы’, par Chr Allori392. Но она рыжая, так же как и Венера и Купидон этого же живописца393. Chr Allori: ‘Юдифа с головою Голоферна’394, маленькая картина, отличной отделки. ‘St. Franois stigmatis’ {‘Святой Франциск со стигматами’ (фр.).}, p Cigoli395, — удивительное выражение в изнуренном лице. Портрет Элеоноры Толедской, жены Козьмы I, p Chr Allori396. Rosso: ангел, играющий на гитаре со вниманием391. Это внимание очень заметно.
Теперь ел блюдо вареной цикории. Пойду бродить до обеда.
10 н<очи>. Обедал в ресторации ‘Croce Rossa’398: обед хуже, нежели в трактире, но по карте399, и есть зелень. Я ее и поел. После об<еда> съел в ‘С Ботегоне’400 два морож<еных>. Потом курил трубку у Черткова. Опять в С ‘Trinit’401 съел два мороженых и пошел к Vieusseux402. Брюхо распучило. По возвр<ащении> теперь домой съел 3 ф<унта> винограду. Постараюсь за обедом есть как можно менее. И сегодня мяса съел только 1/2 цыпленка, две маленькие рыбки. Прочее было суп, щавель, морковь, маленькие редиски, какое-то молоко или кисель в чашке. Но блюдо цикории было уже в брюхе. У Vieusseux читал разбор ‘Истории’ Ботта403. Виноград мне не только что не надоедает, но я его всегда ем с аппетитом. Теперь бы еще готов есть.
9/21 окт<ября>. Четв<ерг>. 9 утра. Сегодня выпил 4 ст<акана> Tettuccio и имел теперь, еще не завтракав, н. н. порядочно, но очень жестко.
4 дня. Поев цикорию, в исходе 11<-го>, пошел к Черткову и с ним в Palazzo Corsini101. Тут смотрел картины, расставленные в больших комнатах. В одной прекрасной гостиной одна картина: четыре ребенка на легавой собаке — семейство хозяина, par Benvenuti405. И ребята и собака сделаны превосходно. Большая картина этого же мастера: ‘Смерть Приама’406, за кот<орую> заплачено 3500 francesconi407, имеет прекрасные лица, но главное, убивающий Пирр, похож на французского актера — что за позитура! Старая женщина, жена Прияма, также слишком в театральной позиции, но дочь ее в голубом, прижимающаяся к матери, прекрасна. Тело мертвое Ипполита сделано превосходно. — Из других картин замечательны: Юдифа, той же формы и того же мастера (Allori Bronzino)408, кот<орого> я вчера видел в Галерее. [Апостол Петр] (‘Воздадите Кесарю кесарево’) Spagnoletto и его же Ап<остол> Андрей409: колорит мрачный с светлыми местами. Последняя картина превосходна. 7 картин Carlo Dolce, из коих замечательнейшая ‘la Poesia’ {Поэзия (ит.).}410. Мне кажется, его манера слишком dolce {сладкая (ит.).}: что-то сахарное, без силы. Юлий II, картина Рафаеля (тот же портрет, что в Трибуне411)412. 4 пейзажа Salv Rosa, из коих один, с скалами, особенно хорош413. Еще тут видели красивую капеллу и прекрасную лестницу en limaon {винтовую, букв.: в виде улитки (фр.).}. Зала и некот<орые> другие комнаты нечисты. Оттуда я пошел в ц<ерковь> Sta Trinit414. Церковь красива, и в каждой нише картина415. В chiostro {монастыре (ит.).} заходил в рефекторию416. Тут хорошие фрески. Монахи собирались обедать. Они имеют три блюда и на содержание себя по 43 francesconi в год: все, попы и прислужники, поровну. — После сего в С ‘Trinit’417 выпил 2 стакана кофе с хлебом за 6 граций418. В трактире плачу 2 паула! В 1 час пошел с Черт<ковы>м на Via Gallo к госпиталю St. Bonifazio419. Видели снаружи. Прекрасное здание. Оттуда, подле городской стены, прошли на улицу Borgo Pinti420 и на Via Ghibellina в дом Мих<ель->Анжа421. Таким образом, мы почти обошли с трех сторон весь город. Я чувствовал усталость. К тому же сапог жал ногу. В доме Мих<ель->Анжа в первой комнате видел картины с предметами из жизни Мих<ель->Анжа. Особенно он мне понравился во второй картине, в шубе422. В другой комнате видел маленькие рисунки его. В последней стены исписаны портретами знаменитых флорентийцев. — На возвр<атно>м пути зашли в тюрьму Stineta423. Говорили с тремя арестантами. Потом в ц<ерковь> Св. Симона424. Невелика. И тут картины. — Наконец я пришел домой, поел немного винограду и теперь буду одеваться, чтобы идти обедать к Самарину. Погода прекрасная.
10/22 окт<ября>. Пятн<ица>. 1/2 3<-го>. Вчера был у Дем<идова>. Лег спать во 2-м часу. Оттого ли, но н. н. не было. Сегодня ходил в Pal Vecchio425: в большой зале, построенной, по просьбе Савонароллы, для народного собрания426, — статуи, из коих две: добродетель, побеждающая порок, сделаны: одна Мих<ель->Анжем, другая Бандинелли427. Первая не кончена, но и ничего хорошего. Альфрески {В рукописи: Alfrески} из истории Фл<оренции> Vasari нехороши428. Но живопись на потолке, в золотых рамах, очень хороша429. В середине портрет Козьмы с гербами его владений. В других комнатах также альфресков много — в одной портреты некоторых Медицисов. Капелла расписана Гирландайем430. Подле капеллы большая пустая зала с золотым богатым потолком. Тут же шкапы с pi&egrave,tre dure {Букв.: твердые камни (ит.).}431: одни из них сделаны выпуклыми: эта манера мне более нравится, нежели гладкая. 1/2 10<-го>. Пошел в 3<-м> часу к Фредру. Не застал. Пошел к Иванову432. Пробыл у него до 4 часов. Оттуда пошел по улице Scala, желая посмотреть на Palazzo и giardini Ruccelai, где была и академия, и где читал ‘Т<ита> Лив<ия>‘ Махиавель, и где был сделан и открыт заговор против Медицисов, и где играна первая трагедия в Италии433. — Увы! — В Pal Ruccelai живет — Сверчков. Я поспешил назад и пошел к ц<еркви> Mar Novella434 досмотреть то, чего не видал прежде, т<о> е<сть> в Капелле degli Spagnuoli собак и волков, изображающих доминиканцев и еретиков435. Мой проводник-монах не знал значения этой остроумной аллегории. Когда же я ему ее изъяснил и спросил, которые доминиканцы, то он справедливо узнал их в собаках по шерсти: собаки все представлены пегими (черные пятна с белыми). В сей же пегой одежде был и стоявший подле меня доминиканец. В большом портике прекрасные альфрески436. Один из них представляет, как Св. Доминик возит черта по монастырю, показывая ему оный, и как он же удерживает черта на исповеди или что-нибудь подобное437. Какое употребление искусной кисти!! В 5 часов пошел обедать в рест<оран> Дюрана438. Сходил н. н. очень туго. За об<едом> ел суп, рыбу, шпинат, цветную капусту и еще кислую капусту. Посмотрю, какое будет действие. У Ботегоне439 съел одну порцию вкусного персикового мороженого. У Vieusseux440 читал ‘Allg Z441 и ‘Fr J442. Пишут, что будто государь по причине болезни далее Тамбова не поедет443. Дай ему Бог здоровья! И ему и нам лучше. — Погода была сегодня прекрасная. Поутру по солнцу ходить было даже жарко. — Я все думаю о консульстве: в Генуе, говорят, гораздо лучше, нежели в Ливорне. Что-то скажет здоровье, здесь и после, в П<етер>бурге. А мне жить в хорошем климате нравится. Зелень, плоды — беспрестанно. Вчера 1/2 года, как я из П<етер>бурга!
11/23 окт<ября>. Суббота. В Pal Vecchio444 видел вчера, между пр<очим>, в одной комнате, над двумя дверьми, фрески: папа Климент VII с Францем I и с Карлом V сидят и рассуждают445. Теперь имел н. н. немного, но, по крайней мере, не туго. Ночью, лежа на правом боку, чувствовал какую-то тяжесть в правой стороне des Unterleibs {нижней части живота (нем.).}. И теперь она чувствительна. Брюхо, чувствую, не пусто. Нет легкости. Заплатил счет за неделю в трактире. Исчисляю, что здесь 2 недели стоют мне 30 francesconi или 15 <червонцев> {В рукописи условный знак: #}, выходит, что 1400 francesconi станет мне на 14 месяцев, считая дорогу и платье и полагая, что в Неаполе будет дороже. По крайней мере, я возвращусь в К<арлс>бад на эти же деньги. Надобно написать к Басанжу сообразно сему. Сегодня солнца нет.
10 н<очи>. Поутру был доктор. Велел как можно есть более плодов и зелени, продолжать воду и советовал подтягивать брюхо, говоря, что он этим помог многим женщинам, терпевшим, после родов, от запоров. Я поел в 12<-м> часу винограду. Во втором — завтракал шпинатом и репою. За обедом ел щавель и цветную капусту. Теперь опять съел фунта два или более винограду. От 18 фунтов, принесенных вчера, остается менее 1/3.— Из дому пошел с Черт<ковы>м в Pal Mozzi за Ponte Carraja446. Этот Pal очень чист. Внизу в портике видел глиняные фаянсовые блюда, с раскрашенными фигурами, приписываемые Рафаелю. Между картинами особенно замечательные: присяга саксонских пленных Нап<олео>ну в Ене447. Сюжет не картинный. Но живописец, Benvenuti, сделал в картине три света: от факелов, от костра, от луны. Это хорошо. Картина вообще не сделала на меня впечатления. ‘Портрет Ferdinand’a IV Medicis’, par Angelo Bronsino448, очень хорош. Elisa Gioconda, любовница Леон<ардо> da Vinci449. ‘L’adoration des Mages’ {‘Поклонение волхвов’ (фр.).}, Carlo Dolce: прекрасная картина450. Лицо и особенно мантия одного волхва прелестной отделки. Эта картина замечательна и множеством фигур. Dolce писал обыкновенно одни головы. Несколько марин и ландшафтов Salv Ros’ы451. Дидона, Гверчина, в миниатюре452, тут и портрет косого живописца453. Fra Bart La Porta, Madonna с двумя святыми454. ‘Madonna della Sedia’ {‘Мадонна в кресле’ (ит.).}, P. Менгса455 — прелестная, картина, к кот<орой> я несколько раз обращался. Подле ее Madonna, par Fabriani456: Христос прекрасный. Оттуда пошли в Palazzo Medici, или Рикарди457. Кустода458 не было. Мы походили по большим пустым комнатам, наполненным бюстами. В Palazzo Gerini459 особенно заметили: портрет Сальватора Розы, им писанный460. Миниатурная ‘Св<ятая> Фамилия’ Рафаеля461, между двумя прелестными головами Карла Дольче462. Caroselli — улыбающаяся женщина: улыбка весьма естественна463. Три прекрасные портрета женщин Алекс<ан>дра Аллори464. Прометей, у кот<орого> орел рвет грудь, — ужасной прелести, Сальв<атора> Розы465. Кранаха два прекрасные портрета в богатом платье: отделка удивительная466. Оттуда пошли к скульптору Bartolini467. Целые комнаты набиты английскими бюстами468. Есть и русские469: Малышевой, статуя умершей здесь ее дочери, ее памятник470. Я заметил, что для артиста лучше работать с моделей, нежели с заказывающих бюсты. Оттуда прошли к Pal Caponiai. Огромное красивое здание. Вошед по прекрасной лестнице, я видел в зале фрески из истории Капони. Один представляет Капони, раздирающего Капитуляцию в присутствии Карла VII472. Наконец зашли в Анунциату473. Там посидели и пошли обедать в 5 часов. П<осле> об<еда> читал газеты. Ничего.
12/24 окт<ября>. Воскресенье. 1/2 10<-го>. Сегодня поутру выпил 3 ст<акана> Tettuccio и после первой чашки им<ел> н. н. немного, но не очень туго. Авось поправится желудок, как гов<орит> доктор. Если это лечение удастся, то я, вероятно, останусь здесь долее. ‘Не торопиться’. Вот девиз, кот<оро>го требует желудок. И Пиза, и Ливорно, и Сицилия — все в сторону для желудка.
9 веч<ера>. Сегодня вышел в 1/2 12<-го>. Пошел с Ч<ертковы>м в S Maria Nuova474. Церковь и картины хороши. Тут больница. Я входил в одну залу. Воздух хорош, потому что все залы открыты. Потом зашли в ц<ерковь> S Giovanino475. Ц<ерковь> и картины хороши. Много мрамору. Тут училище. Позавтракав в ресторации, отправились в 1/2 2<-го> в Boboli476. Там встретили Дурновых. Всходили на одну террасу. Вид очаровательный. Горы, так близко окружающие Флоренцию, виллы, коими эти горы усеяны и кот<орые> как будто сливаются с домами самого города, прелестный сад — все это делает и сад, и Флоренцию, и Тоскану страною прелестною! Проводив Дурновых, посмотрев с ними страуса, возвратились в сад и, спустившись по большой аллее до островка (Isolotto), мы пошли далее по сей аллее, с книжками477 в руках. Посреди сего островка, покрытого лимонными деревьями в горшках, возвышается прекрасная мраморная статуя над тремя другими, три реки или 3 возраста представляющими478. Прочие статуи сада незначительны. Ворота на остров с двух сторон большой аллеи понравились мне своею легкостию: по две колонны по сторонам, над ними Каприкорны, девиз Медицисов479, между колоннами решетка, перекладин нет. В одном месте сада, недалеко от Kaffehaus480 видел пальмы, растущие в земле, и алоис. В саду все зелено и много цветов. Что теперь в П<етер>бурге? В исходе 5<-го> часа пошли обедать. П<осле> об<еда> я был у Vieusseux481. Читал в ‘Journ des Voyages’ извлечение из путешествия Кохрана в Сибирь482. Теперь хочу начать письмо в П<етер>бург. — Правду пишет Angelis483 в ‘Revue Europenne’, что, несмотря на множество путешественников, народ италиянский весьма мало известен484. Здесь иностранцы живут с памятниками, с произведениями искусств, с природою, — и с своими земляками. До итальянцев им как будто и дела нет!
13/25 окт<ября>. Понед<ельник>. 1/2 9<-го> утра. Вчера поутру после кофе выпил стакан Tettuccio и сегодня два раза по 1 1/2 ст<акана>. Имел теперь н. н., опять туго. Кофе еще не пил. Вчера повечеру написал письмо в Россию {Рядом на полях выставлено: No 15}. Теперь попробую с кофе есть хлеб. Доктор гов<орил>, чтобы около еды выпить воды, дабы она менее шла уриною, а более низом, ибо урины идет много.
1/2 9<-го> веч<ера>. Поутру был на панихиде Луд<овика> XVIII в ц<еркви> Frediano dei Cistelli485. — Церковь хороша. Музыка не очень. Поев винограду у Черт<ко>ва, пошел с ним в Sta Croce486. То же впечатление. Огромность церкви и картины — вот что хорошо. Особенно замечательны фрески и образа Giotto, Cimabue, Gaddi. Картины Allori487. Прочее, т<о> е<сть> то, что делать должно из этой церкви здешний Westminster488, не хорошо. Памятники все замечательны. — Потом был в Casa Pia di Lavora489. Тут 548 чел<овек> обоего пола работают, получая содержание и 1/6 продажной цены их произведений490. В 5 часов пришли к обеду. После об<еда> я съел у Бот<егоне>491 3 морож<еных>. Теперь одеваться и ехать к Демид<ову>. — Я и братьям сегодня писал, что потаенная жизнь мне не надоела. Напротив, она, кажется, начинает мне нравиться. Я в чужих краях могу даже и тем кончить, что буду ездить в общество, хоть немного. В П<етер>б<урге> это для меня навсегда невозможно. Климат также важная вещь. Поутру идешь на Арно, и солнце греет. Повечеру не застегиваешь фрака, ни сыро, ни холодно. Люди — вот что всегда остается без замены, но не видать многого и многих — и это не безделица. Право, консульство вещь хорошая. Но нет! Одни приятности не привлекут меня в чужие край. Россия необходима для моей души. Только здоровье может заставить меня оставить ее. С дурным желудком ничто не взлюбится.
1/2 11<-го> н<очи>. Оделся, дожидался Ч<ертко>ва, сходил с лестницы. Вошел опять в свою комнату. Наконец, получил уведомление, что карета не приехала. Я поем винограду и лягу спать. Между тем замечу, что сегодня я особенно воображал себе, как я буду смотреть на ‘Jean qui pleure et Jean qui rit’ {‘Жана, который плачет, и Жана, который смеется’ (фр.).}492. Странно и сериозно странно, что все случается не только не так, как воображаешь, но напротив. Что же мечтания о будущности, которые одни только услаждают иногда скуку жизни!
Сегодня в Cappella Niccolini в Sta Croce, где Сибиллы493, я видел статую, подле кот<орой> единорог. Custode {Целомудрие (ит.).} изъяснил, что это La Virginit {Смотритель (ит.).} с своим девизом la difensione {защита (ит.).}, единорог494. Я не знал, что наш герб495 означает защиту.
14/26 окт<ября>. Вторник. 1/2 9<-го>. Сегодня выпил 3 ст<акана> T и имел н. н. не очень много, но не туго. Кажется, от воды Tettuccio, от винограда и от зелени желудок идет на лад. Сегодня и ночью, и теперь дождь. — После одной чашки кофе еще имел н. н. немного, но не туго. Теперь в брюхе как будто легче, нежели все эти дни.
1/2 4<-го>. Сегодня за дождем пошли в Галерею496 — и не раскаиваюсь. Видел чудеса живописи. По замечанию Кефалидеса смотрел в коридоре на ‘Распятие’ Lippi. Подлинно хорошо. Но, не говоря о эпохе, не знаю, почему Кеф<алидес> так высоко ставит эту картину497. За толпою был в Кабинете ваз498. Настоящие этрусковые некрасивы ни живописью, ни матернею, из кот<орой> сделаны. Лучшие, называемые этр<усски>ми, суть греческие, найденные около Неаполя. В Зале Ниобы смотрел на сына, кот<орый> одною ногою на колене, и бодрствует499. Сильное выражение. Этой статуи тут два экз<емпляра>. Бюст Александра тут же прекрасен силою выражения500. В Salle du Baroccio501 первая картина, Grard de Nuit {Ночной Герард (фр.).}, замечательна светом от Христа502. Ange Allori, ‘Снятие с креста’, прекрасно503. Но я уже сей картины теперь не помню за другими чудесами сего же Аллори. Mantegna, портрет Елисаветы Гонзаг504, в старом вкусе, прекрасен. Barroccio: Богородица молит о богатых, дающих милостыню бедным, — богатая картина505! В сей зале я должен был кончить осмотр Магдаленою Карла Dolce, с вазою506. Морген недавно ее выгравировал507. Какая нежность, прелесть в отделке! Мне нравится более его ‘Поэзии’508.
1/2 10<-го> ночи. Ecole Vnitienne {Венецианская школа (фр.).}. В самом начале представился мне Giorgione: портрет ген<ерала> Gattameata509. Эта картина повешена высоко, и я не мог ее порядочно рассмотреть. Но кажется, кисть сильная. Портрет скульптора Sansovino, par Titien, очень хорош: толстый, полнощекий мужик510. Могопе: чей-то портрет во весь рост в черном гиспанском платье511. Лицо сделано очень хорошо. Le Moretto: Венера со свитою — нагие — прекрасны512. — Bassano: вся их фамилия: поют и играют на инструментах — очень натурально513. И этой залы не досмотрел. Ecole Toscane {Тосканская школа (фр.).}, вторая зала. Тут-то я видел чудеса живописи. Эмполи: ‘St. Ives lisant des requtes’ {‘Святой Ив, читающий прошение’ (фр.).} — большая, отличная колоритом и выражением лиц картина514. Портрет Andrea del Sarto, им самим пис<анный>515. Физиогномия не отличная. Pontormo чей-то портрет с маленькою бородою516: прекрасная отделка. Bazzi — Св. Себастьян — ‘un tableau du premier ordre pour la beaut des proportions et de l’expression’ {‘первоклассная картина по красоте пропорций и выражения’ (фр.).}517. — Правда. Biliberti: Путифарова жена, удерживающая Иосифа518. Она сделана прекрасно и натурально. Гирландайо: две отличные картины: чудо Св. Зиновия над мальчиком, упавшим с балкона, — в лице мальчика удивительное выражение: иначе он не мог смотреть, возвращаясь к жизни. И перенесение тела сего св<ятого> в собор519. Фигуры точно похожи на Рафаелевы и могут стоять наряду с ними. Delia Porta: Богоматерь и пр<очие> — не красками520. Отличная картина по рисунку. Но вот чудо, кот<орое> меня поразило! Это картина Анжа Allori Bronzino ‘La descente du Sauveur aux Lymbes’ {‘Схождение Спасителя во ад’ (фр.).}521. В теле Христа в сгибе есть что-то ненатуральное. Все прочее — совершенство: рисунка, колорита, красоты. Все фигуры почти нагие, каждая из женщин красавица, и, несмотря на наготу, ‘les corps s’arrondissent parfaitement sans beaucoup de clairs-obscurs partiels {‘тела совершенно округляются при отсутствии большого количества частичных светотеней’ (фр.).} и пр. (см. guide, p. 297)522. В лице Авраама, впрочем страшном, ибо без бороды, точно видно желание перейти в небесное жилище. В позиции Евы видна Венера Мед<ицейская>523. Внизу налево в углу портрет Pontormo, учителя Бронзини524. Cigoli, ‘Убиение Св. Стефана’525. Один из убийц наступил на него ногою: фигура ужасная. Но лицо св<ятого> без выражения особенного. Может быть, это атрибут святости. Отделка, даже в платье архидиакона, прекрасна. Mariotto Albertinelli, ‘La visitation de Ste Elisabeth’ {‘Посещение Марии Святой Елизаветой’ (фр.).}526. Эта картина обращала мое внимание прежде, нежели я дошел до нее. ‘Admirable et extraordinaire est la vrit’ {‘Правдивость восхитительна и необыкновенна’ (фр.).},— гов<орит> guide527. И подлинно! Только две фигуры (во весь рост), кот<орые> встречаются и обнимаются. ‘Les sentiments n’ont jamais t rendus avec tant de clart comme dans ce tableau’ {‘Никогда еще чувства не были переданы с такой ясностью, как на этой картине’ (фр.).}528. Правда. Особливо Елисавета исполнена натуральности — все просто и все великолепно: рисунок, колорит, сила. — Lippi, ‘Adoration des Rois’ {‘Поклонение волхвов’ (фр.).}. Тут портреты Медицисов529. Pagani, ‘Товия возвращает зрение отцу’ — прекрасный колорит530. — Эту залу всю осмотрел. Осмотрю еще. Но сего <не> нужно, чтобы навсегда запечатлеть в моей памяти картину Allori и Елисавету Albertinelli531. — В 3-м часу пошел домой. Поев винограду, был в ванне. Обедал в рест<орации> суп, кусок мяса, капусту, шпинат, 2 п<ары> вареных груш. После обеда 3 п<орции> прекрасного мороженого и 4 каштана в сахаре. Потом читал я газеты. Нового ничего. В Гиспании непостижимые ужасы532. Едва ли когда какое госуд<арст>во было в таком положении. Во Франции все ликует533. Журналисты, либералы с ультрами не бранятся, но общими силами и сильно нападают на Министерство и на его журналы534. Сим последним особенно поделом: нельзя заслужить более презрения. — Книга сия кончается. Завтра будет готова другая. Я сам иногда дивлюсь, как я так сериозно записываю здесь то, что вижу. Алкая сериозного в последние годы — описываю теперь картины! Но я иным не занимаюсь и едва о чем думаю, кроме желудка, солнца, консульства и иногда женитьбы!
16/28 октября. Четверг. 1/2 9<-го>. Вчера поутру заходил в ц<ерковь> Св. Гаетана: обширна, хороша, и фасад недурен, хотя g его и не хвалит535. После смотрели капеллу Ручелаи, где копия с гроба Господня536. Потом были в Академии537. Там в одной зале начало, усовершенствование и упадок живописи. — Теперь идет дождь. Новой книги не принесли. (См. 1 стр. с начала книги.) {Следующая запись сделана на остававшихся свободными л. 1 и нижней части л. 1 об.}
16/28 октября. Четверг. 1/2 10<-го>. Академия художеств. В стене несколько барельефов Luca della Robbia538. Кустод539 толковал нам, что глина, из кот<орой> работал этот художник, и теперь известна и существует, но что потеряно искусство фирниса540, или глянца, коим он покрывал свои произведения. Чертков же толкует все свое: что эти редкости суть не что иное, как наша кафельная работа541. В ц<еркви> Novella542 монах гов<орил> мне, что и глина теперешняя не так тверда. В портике две группы Jean Bologna из гипса: похищение Сабинок (в Loggia мрам<орная>) и Добродетель на Пороке (в Pal Vecchio)543. В большой зале расставлены картины по порядку успехов живописи. В начале большой образ Cimabue544. Есть выражение. Потом Giotto: маленькие образа545. Тут рисовка тонкая и много выражения и прелести в работе. Orcagna: большой образ546. Все женские фигуры совершенно на одно лицо. И это искусство: сделать несколько одинаких лиц! Следует Gaddi547. Потом Fabriano: золотые платья отлично тонкой работы548. Fiesole, ‘Снятие со <креста> {В рукописи символ — крест.}’549. Есть лица, весьма выразительные (теперь не помню). Lippi, ‘Incoronazione della Vergine’ {‘Коронование Девы Марии’ (ит.).}550. В сей картине — не знаю, более ли искусства, но уже более сходства с картинами последующих времен. Ghirlandaio: здесь сего сходства еще более, и картина прекрасна (теперь не помню)551. Perugino: большая, превосходная картина (‘L’Assomptione della Vergine’ {‘Вознесение Богоматери’ (фр., ит. искаж.).})552. О ней говорит с таким восторгом Кефалидес553. Лицо Богоматери и фигуры некоторых святых, особливо в красной мантии и в шляпе, прекрасны, кисть сильная, исполненная выражения. Точно Рафаель мог быть учеником только этого великого живописца. Но касательно Архангела (Михаила) я с Кефалидесом не согласен554. Он мне не нравится. S Position ist steif {Его поза деревянная (нем.).}, и вообще я его и сравнить не могу с тем, о кот<ором> гов<орит> Кеф<алидес> и кот<орый> в Риме сделал на меня столь сильное впечатление555. Андреа del Sarto: маленькие картины и другие четырех святых — очень хороши556. Fra Bart della Porta (‘Снятие с креста’) очень хороша557. Ligozzi, ‘Adoration des Mages’ {‘Поклонение волхвов’ (фр.).}558. Одни из них в бархатном платье и в штиблетах. Это барх<атное> платье сделано превосходно. После сих картин идут другие, в кот<орых> заметен уже упадок живописи: Passignano, Santo di Tito, Viliberti, Rosselli559. Но между сими картинами есть одна: ‘Богоматерь с маленьким Христом и Иоанном’, одного неизвестного ученика Andrea del Sarto560. Эта картина прекрасна рисунком, колоритом и преле-стию всего целого. Она тут только по времени, а по искусству это анахронисм. — Из этой залы прошли вниз. Там, как в кладовой, наставлено множество старинных образов, из коих несколько Fiesole — отличной работы561. — В зале статуй видел прекрасный альфреск: Богородица на осле, Иосиф и пр., par Giov di S Giovanni562. В одной зале видел рисунки Рафаеля и других563. В классе живописи головки новых живописцев564.

КНИГА ПЯТНАДЦАТАЯ


<Флоренция -- Пиза -- Флоренция>

16/28 октября 1824. Четверг. 1/2 3<-го> дня. Сегодня поутру получил письмо от братьев от 24 сентября/<6> {Пропуск в рукописи.}. Бр<ат> Ал<ександр> Ив<анович> пишет из Москвы. Нового ничего. Бр<ат> Сергей пишет, что теперь здоров. Он не предвидит еще возможности ехать в чужие край. Отсюда эта возможность представляется более удобною. — С желудком моим идет порядочно. Испражнения теперь не так трудны, т<о> е<сть> не так жестки и не так туго. В количестве, кажется, могли бы быть значительнее. Впрочем, я ем одну только порцию мяса, ростбифа, в день. Прочее состоит из хлеба, зелени, плодов. Но пища пучит, производит ветры, после об<еда> чувствую тяжесть в брюхе. Но н. н. бывает ежедневно, и я доволен. Вчера я выпил только два ст<акана> Tettuccio. Сегодня также.
Сегодня в 11 часов пошел с Черт<ковы>м и с Венг<ерски>м4 в Palazzo Pitti2. Прошли прямо в комнаты, в кот<орых> картины. Богатство живописи и здесь ослепляет. К сему присоединяются прекрасные залы, столы из pi&egrave,tre dure {Букв.: твердых камней (ит.).}3. Замечательнейшие для меня картины: Лутер и Кальвин, par Giorgione4. Прав Кефалидес, хваля этого живописца5. Лицо Лютера, довольно молодое, очень хорошо. Сильная кисть, твердый рисунок, выразительность. Тут и жена Лютера. ‘Assomption avec quatre Saints’ {‘Вознесение с четырьмя святыми’ (фр.).}, Andr d Sarto, прекрасна6. Сейчас узнаешь его характеристические лица. Прекрасные портреты Рембрандта, Тициана7. Портрет жены Павла Веронезе, им писанный8. Что за рожа! Толстая. ‘Магдалина’ Перужинова очень хороша9. St Franois — его присяжным живописцем Cigoli10. ‘Une Sainte Famille’ {‘Святое семейство’ (фр.).}, par Pordenone, прекрасна11. Две ‘Богоматери’, Morillos12. ‘Une Ste Famille’, And d S, прекрасная13. Его портрет, им же пис<анный>. Здесь два его портрета. Один похож на виденный мною, кажется, в Галерее, другой моложе, и лицо значительнее14. ‘St Philippe devant la Ste Vierge’ {‘Святой Филипп перед Богоматерью’ (фр.).}, par Ch Maratta15. Лицо Филиппа прекрасно16. ‘Ecce homo’ {‘Се человек’ (лат.).}, par Cigoli — очень хороша17. ‘Портрет секретаря Козмы I’, par P Veron18. Портрет Галилея, par Subtermans — умное лицо, с седою бородой19. ‘St Marc’ — большая картина Fra Bart de St Marc, или della Porta20, что, по словам кустода21, то же. ‘Св. Петр’, Карла Dolci22. Рубенсова картина, представляющая его, его брата, Гроция и Lipse — прекрасные фигуры23. ‘Юдифа’, несравненная ‘Юдифа’, Христофа Аллори24. Она здесь больше той, кот<орую>я видел в Галерее, и еще лучше. ‘Satire et Nymphe’ {‘Сатир и нимфа’ (фр.).}, par Giorgione25. Нимфа прелестна, сатир смеется — лицо гадкое, но искусство большое. Portrait, dit la Monaca {Портрет, называемый Монахиня (фр., ит.).}, de Leon da Vinci,— прекрасной отделки26. Черт<ко>в восхищался им, особливо титками27. Впрочем, видно, что портрет, ибо лицо не прелестно. ‘Клеопатра’ Гвидова — прекрасна28. Портреты ребят из фамилии Медицисов, P Veron29 — премилые. — ‘Богоматерь’, Карла Dolci,— превосходна нежностию — мне понравилась даже более его ‘Магдалины’30. ‘Три парки’, Мих<ель->Анжа31 — кажется, он писал не кистью, а резцом. Так силен его рисунок и черты лиц — превосходная картина! Ребенок Ко-реджиев32 — премилый,— и тут игра света удивительная. Это единственная его картина в Pal Pitti. Климент VII Тицианов33 — удивительный колорит тела, особливо рук. Pendant {Пандан (фр.).} сего портрета Юлий II, копия с Рафаэля, par Jules Romain34. Превосходный портрет: он мне нравится более Тицианова35 — более силы в рисунке, более живости в цвете платья,— и вместе с тем я находил — не знаю, различил ли бы их поставленных рядом! — но я находил, что оригинал лучше копии36. Наконец помещаю картины Рафаеля. Первая, кот<орую> я увидел, ‘Madonna della Seggiola’ {‘Мадонна в кресле’ (ит.).}37. — Она на меня имела теперь более действия, нежели в Париже. Лицо ее очаровательно, нежность вся тут. В лице Христа прелести неба и земли. ‘Портрет Леона X с двумя кардиналами’38. Я видел тут верх искусства. — По крайней мере мне казалось, что я ничего подобного не видал. ‘Une Ste Famille’, dite ‘de l’Impannata’ {‘Святое семейство’, так называемое ‘с завесой’ (фр.)}39. Лицо Христа, старухи и одной женщины за нею отлично совершенны. ‘Богоматерь со Христом’, 2-й его манеры,— из спальной герцога40. Лицо Христа божественно. Портрет кардинала Bibienna41. — Я сказал, что это Рафаелева картина. Наконец, ‘La Vision d’Ezeckiel’ {‘Видение Иезекииля’ (фр.).}, маленькая картина, где старик — не знаю кто — лежит на драконах или т. п.,— удивительный рисунок42.
Пройдя через несколько прекрасных парадных комнат, заглянув в баню, взглянув на столы из pi&egrave,tre dure {Букв.: твердые камни (ит.).}43, на две алебастровые вазы, на прекрасные фрески, мы дошли до Кановиной ‘Венеры’44. — Мне кажется, что она имела более право занимать место Венеры, нежели Персей место Аполлона45.
1/2 9<-го> веч<ера>. Имел перед об<едом> н. н. хорошо и противное тугому. Это меня облегчило, так что я и после об<еда> не чувствовал тяжести. За об<едом> ел суп с капустою, бифстекс со шпинатом, цветную капусту и компот из груш. После об<еда> ел мороженое. Теперь читал в ‘Revue Encyclopque’ article {статью (фр.).} о X и XI тт. ‘Истор<ии> Рос<сийского> г<осударства>‘46. Article незначительный. Что-то скучно, хотя и не очень. Когда я в этом расположении духа, то мне кажется, что нигде лучше нельзя мне жить, как в П<етер>бурге. Сегодняшние письма напомнили мне тамошнее житье-бытье. Может быть, для русского теплый климат точно не во всех отношениях хорош. Нам нужна и свежесть, т<о> е<сть> холод. — Хорошо, что я здесь обедаю в 5 часов. Иначе что бы делать по вечерам! Театр не развлекает и не занимает. Вчера мы были в Ognissanti47. Правда, что это худший. Но зато и порядочно дурен. Давали ‘Fanchon’48, переделанную. Ни пенья, ни игры. Балет глуп. Мы ушли с Ч<ертковым>м до конца, оставив там Венг<ерско>го. Сегодня у Демидовых нет театра49. Они все уехали в Ливорну. — Перед об<едом> заходил в Батистерию50. Здесь крестят гораздо лучше, нежели у нас. Едва обливают голову младенца водою, и он почти совсем не плачет. Я уже двух видел. Попу иные дают деньги, иные не дают. Сегодня отец, кажется, не дал, но поп был с ним ласков. Все жители Флоренции и некоторые из околотку крестят детей в здешней Батистерии.
17/29 октября. Пятница. 10 утра. Сегодня им<ел> н. н., хотя и немного. Совсем не туго. Погода пасмурна. Иду к Черт<ко>ву. Мы в затруднении, что смотреть. Завтра пойду один смотреть то, что он уже видел.
1/2 4<-го> дня. В 11-ть часов пошел с Чертк<овы>м, от него, осматривать die berflssigen Merkwrdigkeiten {излишние достопримечательности (нем.).}. Начали с ц<еркви> SJacopo5i. Ц<ерковь> хороша, светла. Картины, означенные в гиде52, не замечательны — во Флоренции — по крайней мере для нас. Но в сакристии есть маленькие образа Cimabue и большая, прекрасная картина (‘Распятие’) Гирландаио53. Около распятия вверху куча ангелов — я начел их 61. Поп заметил, что нет из них ни одного лица, схожего с другими. Я смотрел и видел всё различные лица. На той же улице заходили в какую-то лавку, где продаются разные штучки. Три игрушки, по словам хозяйки, работы Cellini. Оттуда пошли в Sta Flicita, придворная церковь54. Внутри обширна, светла, прекрасна: крестом, но не <латинским>, а <антониевским> {В рукописи кресты обозначены графическими символами.}, что мне очень нравится, похоже на Анунциату , только что в сей последней передняя часть под прекрасным, большим куполом. Из картин замечательна одного новейшего живописца Berti, ‘Мучение Св. Фелицы’56. Рисунок и колорит хороши. Живопись в куполе, par Cinganelli, хороша57. ‘Св<ятая> Троица’, Portelli, хороша58. Оттуда прошли в ц<ерковь> S Girolamo, женский монастырь59. В церкви, небольшой, две картины Гирландайо, но нам не очень они понравились60. Оттуда в Spirito Santo, также монастырь61. Тут церковь хороша. В первом монастыре я хотя прошел по chiostro {монастырскому двору (ит.).}. Во второй совсем не пустили. Проводница постучала у дверей. Через несколько минут отворилась маленькая форточка. — ‘Ave Maria! — сказала старая монахиня,— чего хотите?’ — ‘Посмотреть’. Нельзя! Пришла другая и через решетку отвечала: ‘Perdoni! Chiausura!’ {‘Простите! Закрыто!’ (ит.).} T е<сть> что в монастырь никто не ходит.
В ц<еркви> Sta Lucia62 ничего замечательного, но подле сей церкви капелла, копия дома Богородицы в Loretto63. Комната большая, за олтарем камин. Стены расписаны. Но вообще очень темно. Ч<ертко>в говорит, что похоже на оригинал64.
Между прочим мы были сегодня в Palazzo Tempi65,— большой дом и чистый. Тут показывают Рафаелеву ‘Мадонну’, 2-го манера, похожую на ту, кот<орая> стоит в спальной герцога и кот<орую> я видел вчера в P Pitti66. He знаю, точно ли она писана Рафаелем, но я в ней ничего не нашел отличного. Напротив, сама Мадонна мне не понравилась. Христос хорош. Тут же маленькое бронзовое распятие, приписываемое Jean Bologna67. И оно мне совсем не понравилось, и если оно точно сего мастера, то все не хорошо. В капелле alfresco над олтарем: Богородица и Христос en raccourci {в ракурсе (фр.).}, par Sabatelli68. Издали Христос хорош, но правая нога что-то не ловка. — Наконец, были в Cassine le Blanc {Домик Леблана (фр. устар.)}, прекрасный сад по горе69. Виды прелестные — жаль, что погода пасмурна и дождлива. С двух мест виден весь город и горы. Я видел Duomo, Sn Lorenzo70, трое ворот71, Arno под ногами и проч. На горе дом прекрасный. — Хотели было идти к воротам S Niccol. Но я их видел из саду, и, чувствуя усталость, пошли по домам. Я поел винограду и скоро пойду обедать.
1/2 10<-го> н<очи>. Пообедав супом, рыбою, зеленью и компотом, съел у Ботегона72 3 мор<оженых>. Пошел в Pergola73. Но партер был уже наполнен. Мне сказали, что я, не платя еще за билет, могу прийти в воскресенье. Я возвр<атился> к Бот<егоне>, съел еще порцию мор<оженого> и пошел к Vieusseux74. Тут читал в ‘Annales des voyages’ о Мексике в то время, когда Итурбид сделался импер<аторо>м75. Погода завтра, кажется, будет лучше. Сегодня было немного душно. Сегодня получил письмо от Мериана — незначительное.
18/30 окт<ября>. Суббота. % 9<-го>. Сегодня выпил 2 ст<акана> T и вчера повеч<еру> 1. Имел н. н. очень хорошо. Кофе не пил. Теперь съел 2 груши и 1 персик с хлебом. Пойду в Pal Riccardi и пр.76 Погода пасмурна, но тепла.
19/31 окт<ября>. Воскр<есенье>. 1/2 9<-го>. Вчера пошел со двора один, но ранее обыкновенного. Погода разгулялась и была хороша. Начал с Pal Riccardi, или Medici. Комнат со старинными мебелями, о кот<орых> гов<орила> Lady Morgan, теперь нет77. Все залы заняты различными комиссиями прав<ительст>ва, напр<имер> Ком<иссией> кадастра. Я видел только капеллу. Она очень темна, и проводник зажег четыре маленьких свечки на длинном шесте и показывал мне прекрасные фрески Gozzoli78. Главный сюжет — волхвы. Некоторые лица отменно сделаны, прекрасный рисунок, много тонкости в отделке. Костюмы и убранство лошадей, отчасти золотом, сделаны превосходно и сохранились во всей свежести. Не знаю, почему L Morgan гов<орит>, что эти фрески неприличны для церкви79. — Scalzo80. В маленьком портике, покрытом теперь стеклами, на стенах фрески en clair obscur {светотенью (фр.).}, т<о> е<сть> не красками, по-моему, Андрея del Sarto81. Этот портик принадлежит теперь Акад<емии> худ<ожеств>82. Живопись очень пострадала от времени и воздуха, но виден рисунок прекрасный и даже выражение. Одна фигура, представляющая Религию, направо от двери, весьма мне понравилась и казалась мне знакомою83. Зашед через час после того в Анунциату, я увидел ‘Mad del Sacco’ {‘Мадонну с мешком’ (ит.).} и узнал Религию84. Прекрасное лицо! Эта ‘Mad d Sacco’ меня восхищает: точно есть в расположении картины какая-то особенная простота. Над дверьми портика бюст Андрея85. В этой же улице мастерская скульптора Ricci86. Тут я видел гипсовый монумент Данте, кот<орый> будет, в мраморе, стоять в Sta Croce87. Идея обыкновенная: Дант сидит на гробнице, по сторонам кот<орой> стоят Италия и Поэзия. Мудрено выдумать что-нибудь лучше сей позитуры монумента, потому-то, вероятно, она так часто и повторяется. Статуя Италии хороша, но особенно понравилась мне Поэзия, наклонившаяся на гробницу: позиция, сгиб, драпировка прекрасны. Этот памятник нравится мне более памятника Альфиери88. Монастырь degli Angiolini89. В этом женском монастыре нет chiausur’ы {запрета на посещение (ит.).}, потому что монахини занимаются воспитанием. Я постучал в дверь. ‘Ave Maria’,— ответила мне какая-то монахиня. Потом пришла другая, очень ласковая и приветливая, и повела меня сперва в одну комнату, где, в весьма невыгодном свете, висит картина Андрея90, потом в церковь, где в bnitier {кропильнице (фр.).} маленькая статуя Иоанна Крестителя, приписываемая Болоньу91, и в пяти lunettes {люнетах (фр.).} прекрасные фрески Curradi92. В комнате, из кот<орой> монахини слушают обедню, я видел одну, истощенную, вероятно, молитвою и постом. В рефектории93 есть фрески, но монахини обедали, и проводница просила зайти в другой раз. Оттуда пошел в Pal GheraldescaM, почти у самых ворот Pinti95. Тут маленький мраморный барельеф, представляющий Уголино и приписываемый Мих<ель->Анжу96. Хорош. На стене большая картина Benvenuti, представляющая Уголино, сидящего в тюрьме97. На нем накинута бархатная шуба — прекрасной отделки. Лицо его изображает какую-то суровую твердость. Он скрепился, видя смерть одних детей и приближение смерти для других и для себя. Кулаки сжаты. Лицо сие превосходно. Один сын обнял его ногу. На лице отчаяние, мучение и слезы — выражены превосходно. Глаза вытаращены, смотрят и как будто видят смерть ужасную. Эта картина мне более гораздо понравилась, нежели две другие его картины98. — Монастырь de Sta Maria Magdalena del Pazzi99. Тут chiausura {запрет на посещение (ит.).}. И сквозь решетку я не видал монахини, кот<орая> сказала мне, что в монастырь войти нельзя, но что я могу идти в церковь в другую дверь. Я пошел. Церковь обширна и светла. Тут хорошие картины. Одна из них мне особенно понравилась: ‘Причащение Св. Bagnesi Христом’100, над органами, par Cipriani, умершим в Лондоне101. Главная капелла богата мраморами и прекрасна. В капелле dei Neri, отдельной от церкви, большой потолок покрыт прекрасными фресками, par Pocetti, представляющими рай102. Тьма фигур, и между ними портрет живописца. Какое здесь богатство живописи. Эта церковь не из знатнейших. Но этот один альфреск в ином городе был бы предметом любопытства путешественников. — Orbatello богадельня для 50 старух103. Они тут живут, кажется, в хороших кельях. Подле сего заведения другое, для родов приходящих туда девок104. Здесь сии заведения вообще, кажется, хороши. Монастырь degli Angioli105. Тут при входе встретился мне старый монах и вызвался показать мне церковь106 и проч. В первом портике, как он мне сказал, похоронен русский младенец — девушка. Вероятно, Малышева107. Он написал на нее стихи. Я пожелал их знать. Он повел меня в другие chiostr’ы {Здесь: портики (ит.).}, из них один обширен и хорош. Оттуда в церковь — невелика, но есть хорошие картины. Наконец, в свою келью. Тут беспорядок холостяка, и холостяка монаха, и притом итальянца. Все запачкано, запылено, наполнено бумагами, камнями, медалями. Вместо стихов на Малышеву он начал читать мне какие-то предлинные анакреонтики108 на разные случаи. Гр<аф> Хвостов невольно пришел мне на память109. Я напомнил ему о стихах на младенца и ожидал коротенькой эпитафии. Он их отыскал, и я увидел четыре страницы. Когда он прочел одну, я спросил его, обедал ли он. ‘Да’. — ‘А я еще нет’. Было два часа. Он прервал чтение и начал показывать мне камни. ‘Я ничего не понимаю’. Он за картины. Наконец я откланялся, и он проводил меня до ворот. Позавтракав в лавке хлебника вареными грушами, я пошел читать газеты. В ‘Constl’ нашел реляцию о победах греков110. После 1/2 5<-го> пошел с Венг<ерским> и Чер<тковы>м обедать. После об<еда> съел одно мороженое. Курил трубку у Черт<ко>ва. Целый день было грустно. Пошел к Самарину. Тут болтал, и грусть прошла. Лег около 12 часов. Сегодня погода свежа и прекрасна. Собираюсь к русской обедне.
1/2 4<-го>. С Черт<ковы>м и Венг<ерски>м пошли в русскую церковь111. Она на мосту Карайя. Против олтаря дверь на террасу — очень длинный ход. Поп112 служил порядочно, но, увидев его после обедни, он показался мне и гадок, и жалок. Другой монах, что при посольстве, очень порядочный113. После обедни пошли к Дем<идову> завтракать. Я ел бифстек, сыр, плоды и пил шамп<анско>е. Не бывать пути! По крайней мере, после сделал с Ч<ертковы>м порядочный моцион: пошли к его учителю Pappi114, очень далеко и в каком-то захолустье. Оттуда я пришел домой и поел теперь винограду. Завтрак, вероятно, мне даром не пройдет. Погода прекрасная. Солнце очень греет.
20 окт<ября> / 1 нояб<ря>. Понед<ельник>. 1/2 10<-го> утра. Сошед вчера в 5-м часу с лестницы, стоял у крыльца на набережной. Много было гуляющих среднего класса. Одеты порядочно. Я вглядывался в женские лица, но очень мало видел хороших. Отобедав, был в Ботег<оне>115. Потом пошел в театр116. Уже в 7 часов лавки партера были полны. Давали новую оперу: сюжет из <крестовых> {В рукописи символ — крест.} походов117. Пел кастрат Veluti118. И голос, и искусство мне очень понравились. Музыка также хороша (Meyerbeer). Были прекрасные дуэты кастрата с тенором, кот<орый> также пел хорошо. Также квартеты. La prima Donna {Примадонна (ит.).}, Tosi, пела также очень хорошо119. Я хотел видеть и другое действие и потому остался после 1-го и видел в другой раз балет ‘Virginia’120. В италианских балетах видишь то, чего в других землях нет. Все, как действующие, так и фигуранты, действуют. Последние все в темп и одинаковыми движениями. Вообще почти каждый темп делает картину. Главные лица очень сериозно действуют. Один из них особенно делал страшные гримасы. Я не скажу, чтобы эти балеты были занимательны, но, конечно, любопытны: 20 или 30 человек двигающихся, действующих и беспрестанно представляющих картину,— это стоит того, чтобы посмотреть. Иногда выражение в лицах и в позициях хорошо. Костюмы как в опере, так и в балете богаты. Декорации также хороши. Театр был полон. Закрытые, т<о> е<сть> перегородками отделенные, ложи в италиянских театрах весьма невыгодны для вида. Если бы в таком огромном театре, каков Pergola121, ложи были открыты, то вид был бы лучше. — В антрактах я съел 4 мор<оженых> и несколько каштанов в сахаре. После прекрасного квартета во втором акте я ушел. Было 1/2 12<-го>. В 12-ть я был дома. След<овательно>, от Pergol’ы до моего трактира менее расстояния, нежели от Англ<ийского> клоба до Фонтанки122. Было свежо. Сегодня погода пасмурна.
10 утра. Видно, мороженое, кот<орого> вчера я съел 5 порций, немного поправило нарушение диэты вчерашним завтраком у Дем<идова>. Я имел теперь н. н., хотя и немного.
1/2 5<-го>. В 11 часов пошел с Черт<ковы>м в ц<ерковь> della Trinit123. Нам сказали, что тут праздник, по мертвым124. Служение было особенное. Оттуда пошли в Анунциату, чтобы еще видеть прекрасные фрески с другим гидом в руках125. Когда, глядя на картину, знаешь, что она славного мастера, то смотришь с большим вниманием. Большая часть фресков Андрея del Sarto126. Особенно хорошо сохранилось ‘Рождество Богородицы’. Прелестные лица. — В лицах Андрея del Sarto всегда что-то особенное, и мы их легко узнаем. Оттуда Ч<ертков> пошел завтракать, а я есть виноград. Во 2-м часу он зашел за мной, чтобы идти в Poggio Imple127. Встретили Погенполя и Мартынова128 и пошли все вместе. Вышед из Porta Romana129, поднялись по прекрасной аллее из кипарисов и зеленых дубов к прекрасному дворцу, в кот<ором> мне особенно понравились картины по сторонам130. На дворе в портике видели мраморную лежащую статую Мих<ель->Анжа, представляющую его жену, под видом не помню чего-то131. Мрамор нечист. Статуя прекрасна. Позиция очень трудная. Но Ч<ертков> на сей случай не бранил Мих<ель-Ан>жа. В прекрасных комнатах дворца видели некоторые прекрасные фрески, между прочим один Roselli, кот<орый> со всем сводом был два раза переносим из одной комнаты в другую132. Есть древние статуи. Один маленький Аполлон приписывается Фидасу133, но, кажется, того не стоит. Картины вообще для Флоренции не слишком замечательны. Одна, ‘Мадонна с Хр<истом>‘, приписывается Рафаелю, впрочем, только одни головы (2-й ман<еры>), из коих головка Христа очень хороша, а голова Богоматери мне не понравилась134. С заднего балкона дворца прелестный вид на плодородную гору. Тут на ближней горке (Arcetri) проводник показывал нам дом, в кот<ором> жил в ссылке Галилей135. Подле дворца Пог<енпо>ль водил нас в домик, принадлежащий Пини136. Вид сверху прекрасный. Ближние горы усеяны виллами и домами. Их, кажется, столько же, как и домов в городе. Возвратившись домой, они пошли через Boboli137, a я прямо домой. Зашел в ц<ерковь> Св. Феликса138, и тут, как везде сегодня, пенье. Право, католицизм никакой меры не знает в этих праздниках. Это ли богослужение? Правоверные, ходя в церкви, делают, кажется, из того забаву. Я хотя и не соглашаюсь с ревностными протестантами насчет многого, помня, что всякий молится, как умеет, и что ни отсутствие церемоний, ни излишество их не составляют сущности моления. Но все, что здесь видишь, идет слишком далеко и, конечно, препятствует истинному благочестию, т<о> е<сть> pit {набожности (фр.).}.
Я и сегодня ходил много. Устаю, но скоро и отдыхаю. Теперь иду обедать.
1/2 8<-го> веч<ера>. Звон превеликий во всем городе, как у нас на Св<ятой> неделе139, а церкви уже заперты. Обедал зеленью и одним куском мяса. П<осле> об<еда> съел 3 морож<еных>. Теперь курю трубку и буду читать L Morgan140. Потом одеваться и ехать к Демидову. Погода свежа и светла.
21 окт<ября> / 2 нояб<ря>. Вторник. 1/2 10<-го>. Вчера мы довольно рано приехали к Дем<идову>141. Оттого я имел случай видеть, как приезжают, рекомендуются и раскланиваются англичане. Какая-то простота в их движениях, особенно в женщинах, и какая-то bonne foi {чистосердечие (фр.).} мне очень нравятся. Одна из пиэс: ‘Maison de Lotterie’ {‘Лотерейный дом’ (фр.).}142 была хороша. Характер du clerc de Notaire {писца нотариуса (фр.).}143, кот<орый> радуется всем ссорам и неудачам и всем рассказывает о выигрыше, выражен хорошо. Играл эту роль Gouges очень хорошо144. Я лег в 1 <час> ночи. Курил трубку и читал. Сегодня чувствую что-то в горле. Видно, немного ввечеру простудился.
10 веч<ера>. Сегодня в 11 часов пошел с Черт<ковы>м в Duomo145. Там нашли архиерейское служение. Лавки в хоре были наполнены попами. Я их насчитал более 50 и почти столько же клериков146. Архиерей, с толстым брюхом, сидел на своем месте147. Наконец подали ему его лакеи и попы умыться, надели на него шапку, и он пошел в процессии из церкви. По одну сторону ее попы выстроились в два ряда, архиерей сел, пели, двинулись, вошли в церковь, два раза в ней таким же порядком останавливались. По окончании службы архиерей сел в карету, парою, три лакея шли впереди, один у кареты. Между прочим, в соборе была проповедь. Я мало понял, но вообще она была благопристойна. Позавтракав у меня, пошли смотреть часть города, означенную в гиде148 после тюрем. Подивившись сему огромному зданию149, вошли в ц<ерковь> и монастырь Badia150, в кот<орых> я был уже прежде один. Церковь красива, греческим крестом, картины некоторые хороши, их вообще мало. Св. Венедикт, в портике, нагой, бросающийся на терние (pines), (alfresco) совсем не хорош, хотя и Bronsino151. Еще раз смотрел на Palazzo nonfinito152. Огромное здание, но нижний этаж огромно-стию своею не согласен с верхним. Pal Altoviti замечателен 15-ю бюстами, вделанными по трем этажам в стенах153. Они изображают славных флорентийцев. S Firenze, ц<ерковь> и монастырь. Тут снаружи два фасада: оратории и церкви, посредине монастырь. Все составляет одно целое154. Тут монахи не дают обета (di S Filippo Neri) и могут всегда выйти из общества155. Церковь не огромна, но хороша так, как все здешние церкви. Между картинами мы не заметили отличных156. Sta Margareta, приходская церковь157. Веселый поп показывал нам ее. Св. Маргарета, par Giotto, закрыта158. Внизу сей картины маленькие картинки della Scuola di Giotto {школы Джотто (ит.).}159. Предметы из жизни святой. На одной, по словам попа, представлен какой-то повелитель, хотевший соблазнить святую. За отказ ее он ввергнул ее в тюрьму, в кот<орой> чудовище ее поглотило: голова ее уже в горле дракона160. Чер<тко>в заметил, что она задом к тирану и в неприличном положении. Но поп это как-то изъяснил. Этот поп рассказывал мне, что соборные попы очень небогаты, имеют по 3 паола в день доходу, другие духовные в соборе по одному, clerici {причетники (ит.).} ничего, и что только двое из каноников имеют один 1000, другой 500 пиастров в год, что приходский поп имеет 8 пиастров в месяц, след<овательно>, более соборных, имеющих только 5. — После пошли к Vieusseux161. Перед обедом, в 5 часов, я заходил в ц<ерковь> della Trinit слушать проповедь162. Было темно. Я не мог даже рассмотреть лица монаха, гов<оривше>го проповедь. Она мне вообще понравилась. Он говорил о приятностях смерти с чистою совестию. D Vortrag {Манера речи (нем.).} очень монотонен, но когда проповедник разгорячился, то и тон переменился. Отобедав, ел мороженое и теперь читал газеты. В ‘Constl’ пишут, что португ<альская> королева арестована в ее дворце за новый открытый заговор163. Более любопытного ничего. В Гиспании хаос никак не развертывается164.
22 окт<ября>/3 нояб<ря>. Середа. 9 утра. Вчерашний завтрак не сошел с рук так хорошо, как завтрак Дем<идова> в воскресенье. Несмотря на то что я ел вчера виноград, зелень, морож<еное> по-обыкновенному и выпил сегодня 2 ст<акана> Tettuccio, имел теперь н. н. очень мало. Разница в том, что я вчера менее ходил и выпил 1/2 ст<акано>м менее воды. Lasarini гов<орит>, что желудок будет хорошо варить, если я буду есть все зелень. Но неужели и в П<етер>бурге сохранять эту же диэту? Плохо, плохо! Выпью сегодня поутру еще Tett. Погода пасмурна. В такую погоду более хочется домой, в теплую комнату, в семейную жизнь. — Завтра уже месяц, как я здесь. Не хочется с места, а надобно в Пизу. Хочу теперь кончить осмотр Галереи и P Pitti165 и потом некоторых церквей. Полно смотреть церкви и домы. Через неделю надобно ехать в Пизу и Ливорно, а через две в Рим.
1/2 11<-го>. После кофе выпил 1 ст<акан> T и имел еще н. н. Теперь читал в Нiee о дороге в Пизу. Nolens-volens {Хочешь не хочешь (лат.).}, a надобно туда ехать, хотя путешествие и должно расстроить мою cure {лечение (фр.).}. He везде зелень и Tettuccio. Сегодня принесли мне корзинку персиков, 7 1/2 фунтов, 2 1/2 paol’a. Говорят, что хороши. Виноград же все очень хорош и сладок и еще мне нимало не приелся.
1/2 4<-го>. Подле моего трактира, в переулке, есть ц<ерковь> degli Apostoli167. Я пошел ее сегодня смотреть. Должен был спросить, где она, в совершенном захолустье. Вообще здесь церкви стоят невыгодно, ибо часто в улицах, наравне с домами, и архитектура их мало отличает. Также и театры. Эта церковь почитается одною из древнейших во Фл<оренции>. Говорят, что построена в X веке. Для того времени внутренность ц<ерк>ви точно отлично хороша: архитектура легкая, красивая и простая. Гид замечает, что Brunelleschi по сей церкви строил S Lorenzo и S Spirito и тут сделал ошибку, подражая Апостолам, поставив колонны на полу, а пилястры на ступени168. Это точно некрасиво и нехорошо. Но, верно, Br не подражал в точности, ибо здесь пилястры стоят на ступени только на одной стороне церкви, на другой же ступень равна с полом. В этой переулочной, ниоткуда не видной церкви есть прекрасные картины: ‘Св. Мартын, раздающий милостыню’, Gamberucci169. ‘La Conception’ {‘Зачатие’ (фр.).}, ‘chef d’oeuvre de Vasari’ {‘шедевр Вазари’ (фр.).}, очень хороша170. Один из олтарей сделан или украшен глиною Luca della Robia171. Пошел в Галерею172. В Scuola Olandese {Голландской школе (ит.).} заходил посмотреть надпись на портретах саксонских курфирстов, стоящих вместе с Лютеровыми173. Под Фридрихом III, в стихах, между прочим следующее:
Das Ppstlich Reich strzt es (Gottes Wort) nieder
Und bracht rechten Glauben wieder*174.
* Папское царство низвергло оно (Слово Божие) / И вернуло правую веру (нем.).
О сей надписи кустод175 сказал Кефалидесу, что этих вещей теперь уже не понимают176. Scuola Veneziana {Венецианская школа (ит.).}. Посмотрев в первой комнате на некоторые картины, виденные мною прежде, и именно на семейство Бассаново177 и на портрет во весь рост в черном платье, par Morone178, начал осмотр остальных картин сей же комнаты. Два Тициановы портрета герцога и герцогини Урбинских179 — удивительны прелестию, нежностию колорита. ‘Тень без сильной краски’,— гов<орит> г<ид>180, а между тем все сильно и выразительно. Латы на герцоге сделаны очень искусно. Лицо удивительно. На этой же стене четыре прекрасных портрета других мастеров — но не Тициановы181. Не знаешь, чего им недостает,— но они не Тициановы! — Во второй комнате: две славные легавые собаки Bassano182, Тицианова Богоматерь183 и проч. Tintoretto: свадьба Галилейская ‘avec une perspective magique’ {с удивительной перспективой (фр.).}184. Точно, картина как будто занимает большую глубокую комнату. Сидящие лица за столом отделены одно от другого и следуют в пространстве, как живые, одно за другим. Между прочим, я заметил, что с кот<орой> стороны ни подходи к картине, стол с гостями и Христос в главном месте представляются в одном и том же направлении. Кустод изъяснил мне, что это должно всегда так быть, коль скоро правила перспективы строго соблюдены. Порденонова Юдифа — толстая баба, но кровь с молоком185. Было бы чем, а есть во что! Giorgione, маленький Моисей и пр<очие> в маленькой картине186. Рисунок старого времени. Мороне, портрет старика: только что не говорит, гов<орит> g187. Правда. Tiziano, ‘Богоматерь в красном платье, Св. Екатерина подает Христу гранату’ — один из его шедевров188. Piombo, портрет воина — очень сильная кисть189. Этот живописец был некоторое время соперником Рафаеля (см. p. 236)190. Два Giorgione: ‘Суд царя Соломона’ и ‘Сон святой’191 — маленькие фигуры, рисунок силен, но steif {жесткий (нем.).}. В этой же комнате его портрет одного мальтийского кавалера с черной бородою192 — отменно хорош: кисть сильная. Вероятно, за такие картины Кефалидес так его хвалит193. Другие в сей комнате только похожи на древние произведения первых живописцев нового времени. Schiavone, портрет — похожий на покойника Августина194. Тицианова Св. Екатерина хороша и в прекрасном платье, но похожа на придворную даму195. И подлинно, он представил здесь Екат<ерину> Корнаро, королеву Кипрскую196. Tinelli, портрет поэта Strozzi197 — прекрасный: лицо открытое, с усами. Palma le Vieux, над дверью, портрет одного геометра, хорош198. — Итак, я кончил эту школу. За толпою должен был идти в залу Niob199. При сей верной оказии я еще посмотрел на статуи и на прекрасный бюст Александра200. Наконец пошел в Baroccio201. Полюбовавшись некоторыми головками в большой картине сего мастера (молящаяся Богоматерь)202, я начал смотреть те картины, кот<орые> не видал прежде. Картина Caravaggio (‘Фарисей, показывающий монету Христу’) по рисунку хороша203, но кисть его слишком черна. Francia, портрет,— сильная, хотя несколько жесткая кисть, как справ<едливо> гов<орит> g204. Rubens: ‘Une baccanale’ {‘Вакханалия’ (фр.).} — славная картина205. Тут фигурка одного мальчика, кот<орый> сидит и топырится, очень хороша. С Dolci, ‘St Clovis des Cordeliers’ {‘Святой Хлодвиг Ордена кордельеров’ (фр.).} — большая картина, что редко206. Кажется хороша, но не то что ‘Galla Placidia’207. — Albano: Ребенок Христос в красном платье208, около него амуры или ангелы с орудиями его мучений. Лицо Христа прекрасно. Некоторые из амуров отменно милы. Наконец, С Dolci, ‘Galla Placidia, ставящая крест на место кумира’, представляющая эрцгерцогиню Австрийскую209. Колорит рук и все отлично. Платье, на кот<ором> низанные камни, всё удивительной нежности и истины. В сей комнате 4 стола из твердых камней. Все удивительны, и особенно замечателен 8-угольный, стоящий посередине и почитаемый лучшим произведением сего рода искусства. Ни одно из сих произведений мне так не понравилось, как это. И рисунок хорош в своем роде. Богатство красок ослепляет, так что после все картины казались бледными. Одна гвоздика точно развертывается — и это твердые камни! — После были в зале портретов. Я особенно смотрел на некоторые и на Вазу210. Нога у Дианы нехороша, и у Ифигении что-то подгуляла. Мужские фигуры прекрасны. — Вышед на площадь, я смотрел на статуи. — Теперь ожидаю земляков, чтобы идти обедать к Дем<идо>ву. Било 5 часов. Завтракал персиками и виноградом. Сегодня ходил мало, хотя и смерил два раза лестницу в Галерее.
Я вижу из своего окна, что беспрестанно возят землю со дна Арно на лодках и телегах. Цирюльник мой сказывал сегодня, что из этой земли делают какую-то хорошую глину, кажется, для посуды.
23 окт<ября> / 4 нояб<ря>. Четверг. 9 утра. Обед был у Дем<идова> большой, т<о> е<сть> кушаньев много, хотя на мой вкус была только цветная капуста, щавель, салат и русская каша, впрочем нехорошо уварившаяся. Белое вино, кот<орое> я пил и прежде у Самарина и у Дем<идова>, кажется мне особенно крепким, как будто с водкою. Это, верно, оттого, что я отвык от вина. Впрочем, и другие гов<орили>, что вчера вина были крепки. Повечеру был у Че<ртко>ва. Возвр<атился> в 12-м часу домой.
1/2 3<-го>. В 11 часов пошел с Ч<ертковы>м в другой раз в P Pitti2ii. Видел опять замечательнейшие из картин: Лютер, Кальвин и 3-е женское лицо, не похожее на Лютерову жену, Giorgione212. Тут сей живописец силен, прекрасен, как в виденном мною вчера в Гал<ерее> ‘Мальтийском кавалере’ и в ‘Нимфе и Сатире’, кот<орых> сегодня опять видел в P Pitti213. Эта нимфа прекрасна — сатир гадок и тут совсем некстати. Мудрено для меня, что один и тот же Giorgione рисовал эти портреты, или головы, и картины с маленькими фигурами, кот<орые> я вчера видел в Галерее214. ‘Assomption avec quatre Saints’ {‘Вознесение с четырьмя святыми’ (фр.).}, And d Sarto215. Эти 4 святые прекрасно сделаны. Головы их принадлежат Андрею216. ‘Ste Agn&egrave,s’, Cortona217. Хороша. Черт<ко>в обратил мое внимание на эту картину, а я ее заметил потому, что Кортона же расписывал некоторые потолки комнат, где сии картины218. Вид этих комнат непостижимо великолепен. Вверху прекрасные фрески, позолота, алебастровые и золоченые фигуры — по штофным стенам Рафаель, del Сарты219 — ‘Св<ятая> Фамилия’, Julio Romano220. Вообще я мало видел картин его. ‘Магдалина’, Peruggino221. ‘Чудо Св. Петра’, Гверчино222, колорит мрачный или бледный — но хороша картина. ‘Piet’ {‘Пьета’ (‘Оплакивание Христа’, от ит. piet — жалость, сочувствие).}, Andr d S223 — большая картина. Его же ‘Une Ste Famille’ {‘Святое семейство’ (фр.).}224. Христос у него везде почти в одном, или около того, положении, как в ‘М del Sacco’ {‘Мадонне с мешком’ (ит.).}225. ‘Ecce homo’ {‘Се человек’ (лат.).}, Cigoli — очень хороша226. На ‘Мадонну della Seggiola’ {‘Мадонну в кресле’ (рус., ит.).}227 смотрел долго, и встал с кресел, сказав: век нельзя на нее смотреть. — Проходя назад, взглянул еще на эту божественную картину — лицо Богоматери и Христа точно нечто выше человеческого — и сказал, что, может, в последний раз в жизни ее вижу. ‘Леон X’, его же228. Жаль, что оригиналы не имели лучших лиц. ‘Une Ste Famille de l’Impannata’ {‘Святое семейство с завесой’ (фр., ит.).}229. И тут Христос и все превосходно. И ‘Богоматерь’ второй манеры (которая обыкновенно стоит в спальней герцога) мне сегодня более понравилась230: Христос прекрасен, но и у Богоматери лицо покрыто каким-то чувством нежности. Рубенс с братом и проч., превосходная картина231. ‘Юдифа’ Ch Allori232 и сегодня отменно, и вскоре после Рафаеля, мне понравилась. ‘Une Ste Famille’, de Guercino233. Его колорит бледен и черен, похож немного на Спаньолеттов, но картины прекрасны. Сего Spagnoletto над дверьми большая картина, ‘Мучение Св. Варфоломея’: тени очень мрачны234. Андрей del Sarto с женщиною, портреты, его кисти235. Тут его лицо красивее других портретов и бюстов. Portrait, dit la Monaca {Портрет, называемый Монахиня (фр., ит.).}, Leon d Vinci, d’un fini sublime {исключительного совершенства (фр.).}236. Юлий II, Рафаелев237. Оригинал для картины был лучше Леона X238. Богоматерь вверху со святыми, его же239, внизу два ангела, один из них смотрит в бумагу и наклонился — неизъяснимой прелести240. — Албана почитают живописцем амуров и граций — но что прелестнее ангелов Рафаелевых! ‘Vision d’Ezeckiel’ {‘Видение Иезекииля’ (фр.).}, его же241. ‘Martyre de Ste Agathe’ {‘Мученичество Святой Агаты’ (фр.).}, Piombo: щипцами берут ее за титки242. Рисунок сильный. ‘St Jean’, And d Sarto, прекрасный, похож на Рафаелева — он ему должен быть по крайней мере двоюродный брат243. — ‘Martire de St Andr’ {‘Мученичество Святого Андрея’ (фр.).}, Caria Dolce244. Лицо апостола, с кот<орого> палачи снимают голубую ризу, удивительно — выражение сильное посреди этой Долчиевой нежности! — Богоматерь, его же, во весь рост, редкость: он писал по большей части одни головы245. Также и по сей же причине редкость: Богоматерь и несколько ангелов Вандика246. Но редкость по живописи и жизни портрета — портрет ребенка с длинными волосами, сего же Вандика247. Парки Мих<ель->Анжа и ребенок Кореджиев, коего улыбка освещена так прелестно248, понравились мне сегодня еще более, нежели прежде. ‘Клемент VII’, Тицианов, и копия с ‘Юлия II’, Julio Romano249,— я смотрел на них, не сравнивая их между собою. И сегодня заключил ‘Венерою’250 — я восхищался ею еще более, нежели в первый раз. Какой собор прелестей!
1/2 9<-го> веч<ера>. В 4-м часу хотел было взять кабриолету и ехать в Cascine251. Но не нашел. Пошел по дороге туда и зашел в мон<астырь> Ognissanti252, в кот<ором> я был в первые дни по приезде сюда. Церковь обширна253. Но за темнотою картины нельзя было хорошенько видеть, да и охоты не было — я сегодня был в Pitti! Но на фрески в chiostro {Здесь: монастырском дворе (ит.).} смотрел с восхищением. Из них 17 Ligozzi, 5 G di S Giovanni254. Одна из 5 сего последнего, представляющая проповедника и множество слушателей, прекрасна живостию выражения. На передней лавке сидят какие-то прелаты: лица их, все разные, в разных видах, выражают внимание — удивительное выражение. На фреске Ligozzi, ‘Свидание Св. Франциска с Св. Домиником’, искал слов, означенных в гиде, но не нашел255. Не нашел их и добрый монах, толковавший мне историю Св. Франциска, в фресках представленную. Этот монах гов<орил> также, что знатоки говорят, что в фресках Giovanni мало красок и все легко, едва нарисовано, а в Лигоцциевых много краски, труда, тяжести и пр. Я этого порядочно не понял. В церкви в хоре картина Gamberucci: ‘Ste Claire allant la rencontre des Sarrasins’ {‘Святая Клара, идущая навстречу сарацинам’ (фр.).}256. — Теперь оделся и ожидаю Ч<ертко>ва, дабы ехать к Дем<идову>. У Vieus читал в ‘Revue Europenne’ некоторые черты об итальянских разбойниках257.
24 окт<ября> / 5 нояб<ря>. Пятница. 1/2 9<-го> утра. В комнате поутру здесь не лучше, нежели у нас. Будет хуже, когда будет холоднее. Солнца нет, но часто оно показывается среди дня. Вчера был у Дем<идова>. Давали ‘Le Ci-devant jeune homme’ {‘Бывший молодой человек’ (фр.).} и другую пиэску: ‘Лжец’258. Кончилось ранее обыкновенного, так что мы прежде 12 часов оттуда уехали. Эти театры меня не так уже занимают, как прежде. — Сегодня намерен идти в Галерею, чтобы видеть бронзы и посмотреть на Трибуну259. В 3 же часа хочу идти на ту сторону Арно в Sto Spirito и le Carmine260, так чтобы к обеду быть у Ч<ертко>ва. — Вчера минул месяц {К этому месту в рукописи сделано примечание: Не месяц, а четыре недели. Месяц 26 окт<ября> / 7 нояб<ря>. По сие последнее число издержано мною 30 # <червонцев> или 360, или кругл<ым> числом, 350 руб. асс<игнациями>, 1 # <червонец> в день.} моему пребыванию во Фл<оренции>. Сделав счет издержкам, выходит, что вышло в месяц не более 25 <червонцев> {В рукописи обозначено: #}, или 300 руб. асс<игнациями>. Это немного. В Риме и в Неаполе должно быть более издержек, а если поеду на ту зиму в Лондон и во Францию, то хорошо, если бы только достало моих денег!
3 <часа> дня. Был в Галерее. Сначала попал в Кабинет бронз261. Между новыми посмотрел на бюст Козмы I, Cellini, и на щит и шлем, ему же приписываемый262. Последние прекрасной отделки. На ‘Жертвоприношение Авраамово’, Гиберти, за кот<орое> дали ему делать двери Батистерии263. На Давыда, Donatello, так похожего на Геродиаду Леонардову264. — В другой зале (bronses antiques {древней бронзы (фр.).}) смотрел расставленные в шкапах различные вещицы: кумиры, посуда, треножники и проч. Шпоры и пятки древних очень схожи с нашими. На некоторых печатях литеры en relief (выпуклые). Эти литеры совершенно так же сделаны, как те, кот<орые> служат для печатания. Ч<ертков> справедливо удивляется, что древние были столь близки к открытию книгопечатания и что между тем оно оставалось неизвестным несколько столетий. — В последнем шкапе g замечает: ‘Six gravures en argent qu’on connat sous le nom de Niello et qui sont tr&egrave,s interssantes puisqu’on dcouvrit d’apr&egrave,s les gravures la mani&egrave,re de multiplier avec la presse les ouvrages gravs sur cuivre ou argent’ {‘Шесть гравюр на серебре, называемых ниелло, которые очень интересны, поскольку благодаря таким гравюрам был открыт способ умножения при помощи пресса произведений, гравированных на меди или серебре’ (фр.).}265. Это Niello на вид то же, что тульская работа серебра с чернью266. Здесь стоит бронзовая этрусская статуя Оратора267. Весьма замечательна. Я не мог порядочно рассмотреть ее и других, ибо пошли в другую залу, и кустод268 предложил мне прийти в другой день поранее. Химера269 — посмотрю после. Побывав минут 5, точно не более, в Salle des vases cuites {Зале терракотовых ваз (фр.).}270, где Гений смерти271, и вышед оттуда с досадою, пошел в Трибуну. Статуи меня сегодня не очень занимали. (В первый раз напротив.) Прошел все картины с книжкою в руках272. — В ‘Сибилле’ Гверчиновой273, и кроме clair obscur {светотени (фр.).}, все прекрасно — взор ее устремлен вверх. Мадонна Мих<ель->Анжа, конечно, не прелестна, но кисть его, резец и рисунок правильный274. Второй Тиц<иановой> Венерою (на правой руке лежащей) восхищался275. Что за колорит! Богоматерь, Андрея del Sarto (стоящая на пиедестале с двумя святыми по сторонам) с прекрасным, Сартовским лицом276. Христос отлично хорош и в позитуре имеет сходство с Христом del Sacco277. Вообще более или менее этот великий художник везде сохранял эту позитуру. Гвидова Богоматерь (en contemplation {в созерцании (фр.).}) мне не нравится278. Головы его светлы, плоски, нет резкости, силы, теней. У Карла Дольчи нет резкого, но его тени, его нежность! ‘Le massacre des innocents {‘Избиение младенцев’ (фр.).} (Dan di Volterra)279. В сей картине точно виден рисунок Мих<ель->Анжа, его учителя280. Но я не люблю маленьких фигур. ‘St Jerome’, Spagnoletto281. Тут нет той большой черноты, какая заметна в других его картинах. Тут следуют Рафаели282. Я восхищался Богоматерью и Христом в той картине, где щегленок (Орл<ова>): она похожа на ту, кот<орая> в спальной герцога283. И особенно Христом в другой, 2-й манеры284. — Более же всего несравненною ‘Форнариною’285. Она мне сегодня еще более понравилась. Я не нашел в ней того недостатка благородства, кот<орый> мне казался быть прежде. Что за прелесть, и прелесть от глаз до волоска на шубе. Какая-то англичанка списала с нее прекрасную копию. Пророк Исайа, della Porta, мне более нравится, нежели Св. Марк в P Pitti286. Четыре картины Корреджио, особливо первая: Богоматерь на коленях перед Христом, прекрасны287. ‘Геродиада’ несравненна288. Наконец заглянул в Scuola Toscana {Тосканскую школу (фр.).}. Тут видел славную картину Chr Allori, Св. Елисавету, Гирландайо две картины и третью большую, Biliverti: Иосифа и проч. и проч.289 Возвратясь домой, поел персиков и винограду. На площади Gr Duca290 поутру было очень живо. Между прочим я видел площадного доктора верхом, говорившего о лечимых им болезнях, особенно много говорил об urinare {мочеиспускании (ит.).}, показывал картинку и продавал пластыри. Vortrag {Манера речи (нем.).} его очень плавен. Ни разу не запнулся, хотя и осип. Произнося имя Бога или какого-нибудь святого, он приподнимал шляпу, что делали и некоторые из слушателей. Сын его, также верхом, выдернул у мальчика зуб и также болтал. Погода пасмурна.
25 окт<ября> / 6 нояб<ря>. Суббота. 1/2 9<-го>. Вчера в ц<еркви> S Spirito291 не мог хорошенько рассмотреть картин. Было темно. Замечательнейшая из них, кажется, Перуджино, Богоматерь, большая картина292. Любовался церковью и главным олтарем. Сей последний стоит под куполом, в 8-угольной трибуне, очень легок, красив и богат: мрамор и pi&egrave,tre dure {Букв.: твердые камни (ит.).}293. Колонны, ближайшие к стене, хотя и стоят на ступени, но так как они имеют базу, подобную колоннам, против кот<орых> они стоят, то и выходит, что они имеют параллельное расстояние все вообще, а не так, как в ц<еркви> Апостолов, где середние колонны стоят просто на полу, без базов294. След<овательно>, замечание гида не совсем справедливо295. При сей церкви два обширные, прекрасные chiostr’a {Здесь: портика (ит.).}, из коих я обошел один, осматривая фрески,— недурны. Церковь очень мне нравится, как обширностию, так вообще правильностию и хорошим стилем архитектуры. В ц<ерковь> dei Carmine296 зайти было некогда. У Черткова обед был очень хорош. Я ел много и пил. St. Pr297 и шампанское очень хорошее. Тяжести ни вчера, ни сегодня не чувствовал. Вечер провел у Самариных. Тут болтал с Свечиным298 и с хозяйкою299. Видел Мme Fredro, но не гов<орил> с нею300. В 12 часов возвр<атился> в свою комнату. Сегодня погода хороша. Я собираюсь ехать с Погенполем в Пизу и Ливорну завтра или послезавтра.
9 <часов>. Им<ел> н. н., но немного. Видно, есть много всегда нехорошо.
26 окт<ября> / 7 нояб<ря>. Восресенье. 9 утра. Вчера я взял коляску и поехал с Черт<ковы>м в Fiesole301. Выехав в P Pinti302 за город, мы начали подниматься в гору по узкой, излучистой шоссе, между стен, ограждающих сады, к villa’м принадлежащие. Погода была теплая. Солнце сияло. Мы видели себя среди самой роскошной природы. Горы, пригорки, на которые мы смотрели, покрыты оливками, виноградом. Загородные домы Borghese, Guadagni, Бутурлина и проч.303 являлись взору в их множестве. Мы восхищались тем, на что смотрели, и вместе я вспоминал, что все это для нас ненадолго. У подошвы горы вышли из коляски и пошли наверх по прекрасной мостовой в Fiesole. Шли полчаса. Останавливались, чтобы смотреть на горы, на прекрасную Флоренцию. — Собор304 ее всегда величественно украшал картину. Туман, висевший над городом и покрывавший, как завесою, горы, несколько мешал видеть все эти прелести. Это была лучшая часть нашей прогулки. В Fiesole мало замечательного. Мы были в соборной церкви305. Она довольно обширна и хороша. Неподалеку от собора видны стены, своды и места для сидения древнего амфитеатра: вероятно, под землею существует более сих остатков306. Тут поле, деревья. Возвращаясь назад, из коляски смотрели издали {В рукописи слово: смотрели повторено дважды: смотрели, из коляски смотрели издали} на аббатство и мост, представленные на картинке p. 469307. Проехав через город, выехали из P S Niccol308, посмотрели на сии ворота, одни оставшиеся в старом своем виде, вышед из коляски, пошли вверх к церкви Спасителя309. В этой, хорошей архитектурою внутренности, церкви нет ничего замечательного. Подле нее ц<ерковь> Св. Миниата (карт. p. 473)310. Ц<ерковь> обширная, пустая, в ней не служат и нет монахов. На главном олтаре много мрамора, стенка вся из мрамора между хором и олтарем. Прекрасный, в роде греческом, мозаик сохранился во всей свежести и блеске311. В сем храме множество колонн, составленных из кусков древних колонн, взятых в Fiesole. Внизу la Confessione {исповедальня (ит.).}. Там 36 маленьких колонн, древних. В сакристии стены покрыты фресками, представляющими историю Св. Венедикта312. Монахи все в белом их платье. Во многих местах нарисованы черти. Вышед из сей церкви, мы любовались видом Флоренции, освещенной солнцем. Сходя вниз, видели остатки укреплений Мих<ель->Анжа313. Это была крепость. Потом я один ездил в Cascine314. Прекрасное гулянье. В лесу большие деревья, из кот<орых> особенно красивы le Pini {пинии (ит.).}. В 5 часов возвратился в город к обеду. Повечеру был у Ч<ертко>ва.
1/2 1<-го> дня. Был у обедни в P Pitti315. Музыка была хороша, особливо понравилось мне Credo316. Пел один кастрат, но не очень хороший. В ц<ерк>ви был герцог, его супруга, вдова пок<ойного> герцога317 и еще одна дама. Одна из них делала tableau {Букв.: картину (фр.).} своим черным вуалем. В служении я заметил, что один из не служивших во время пения, когда попы сидели, делал им знак рукою, когда снять, когда надеть шапку. Этого я прежде не видал. Возвра<щая>сь домой, купил маленьких ядер, которые растут на Pini. Похожи на кедровые орехи. Сегодня очень свежо. Вчера ночь была прекрасная: луна во всем тихом своем блеске. Идя к Ч<ертко>ву, я остановился на P Carraja318, ел виноград и смотрел на луну, на Арно, на лес Кашине319. И это 25 окт<ября>! — у Ч<ертко>ва выпил вчерачашку сливок с горячею водою и после brioches {бриошей (фр.).}. Вероятно, оттого имел н. н. очень дурно. В брюхе тяжело, как было недели за две, пока не пил Tett.
27 окт<ября> / 8 нояб<ря>. Понедельник. Вчера до об<еда> ходил с Черт<ковы>м и с п<етер>бургским живописцем Мартыновым в Villa Strozzi320 за P S Frediano321. Погода была свежа, но ясна. Покуда шли городом и в саду виллы, было сыро, но на дороге за заставою от солнца тепло и хорошо. Вилла большая и прекрасная, на горе. По горе большие широкие аллеи. Перед домом наверху площадка, на баллюстраде и в земле цветы — фиалки, жасмины, запах прекрасный. Проводница дала нам фиалок. Мы вспомнили, что теперь в П<етер>бурге! Но я от тяжести в брюхе был невесел, а в сем расположении духа мне всегда П<етер>бург нравится более, ибо чувствую тогда более нужды в жизни с людьми, кот<орых> люблю. Вид с этой площадки обширный и прелестный: поля, горы, покрытые оливками и пр. и пр., Cascine322, отчасти город, множество вилл, вдали опять горы — вот прелестная картина, представляющаяся тут взорам! — Потом пошли к месту, называемому il deposito {Здесь: мавзолей (ит.).}: уединенный луг, окруженный большими деревьями, цветами, посреди un saule pleureur {плакучая ива (фр.).}. По одну сторону гробницы фамилии Strozzi, по другую — памятники великих италианских писателей323. — Через лабиринт, искусно сделанный из обстриженных деревьев, прошли на гору. Тут на маленькой башне еще вид прелестнейший. Тут мы сидели, любовались, и я неохотно расстался с этим местом. Подле этой башни другая горка, на которой растут кипарисы, видные с дороги в Cascine и снизу. Потом ходили еще на одно место, где растет высокая сосна, и откуда виден весь город. — Новые красоты вида! — Розы и цветы всякого рода цвели и благоухали в сем саду. — Сойдя вниз, я пошел один. Заходил в ц<ерковь> S Frediano, в которой была панихида по Лудв<игу> XVIII324. Тут монахи пели. Церковь красивая, светлая. Потом я зашел в ц<ерковь> del Carmine, в кот<орой> был прежде325. Прекрасная, большая, светлая церковь. Сев на лавку, я издали узнал одну картину Вазари, ‘Распятие’, по желтому платью Магдалины326. В этой церкви я еще смотрел на прекрасные фрески в капелле, о кот<орых> гов<орит> guide327. Но света в сей капелле мало. Тут два огромные chiostr’a {Здесь: портика (ит.).}. В одном много фресков. В другом один, очень хороший, ‘Жертвоприношение Илии’, Pocetti328. И эта церковь снаружи не кончена! — Было 4 часа. Я пошел по Lungarno329, где было много народу, обедать. После обеда от Ботегоне330 пошел в первый раз в театр Cocomero331. Дожидались около часа начатия с Венг<ерски>м. Давали оперу в одном действии Россини и один акт другой оперы, муз<ыка> Celli332. Обе очень хороши. Пели прекрасно. Первая донна хороша, но голос ее невелик и она иногда фальшивила. Первый тенор имеет приятный голос, приятную фигуру и благородную игру. Бас пел прекрасно — чистый голос, но в игре очень неловок. Буфф, кот<орого> был вчера бенефис, и пел и играл очень хорошо333. Я провел время в театре с удовольствием, несмотря на то что под конец захотелось спать. Ночь была лунная, светлая, но было очень свежо, дул холодный ветер. Теперь опять, кажется, холодно и нет солнца. Я хочу сегодня почитать о Пизе, Лукке, написать письма в Россию. В первый раз сегодня поутру, может быть, ничего не буду смотреть. — Третьего дня в ‘Conl’ была помещена из Масильона выписка, из кот<орой> я заметил следующее: ‘Les grands ne mritent plus d’tre matres, d&egrave,s qu’ils oublient qu’ils sont gens… Persuad, qu’en lui (Louis IX) confiant le pouvoir, ce n’est pas une idole que les peuples ont voulu se faire pour l’adorer, mais un surveillant qu’ils ont mis leur tte pour les dfendre’ (Mass. Pangyrique de St Louis) {‘Как только сильные мира сего забывают, что они люди, они не заслуживают того, чтобы быть господами… Убежден, что, вручая ему (Людовику IX) власть, простые люди не творили себе кумира для поклонения, но поставили над собой правителя для того, чтобы он их защищал (Массийон. Панегирик Людовику Святому)’ (фр.).}334.
Вчера ел много зелени и виногр<ада> и выпил поутру 3-ий ст<акан> Tettuccio и сегодня 2. Теперь имел н. н. оч<ень> хор<ошо>.
Сегодня писал в Россию {Рядом выставлено: No 15}.
28 окт<ября> / 9 нояб<ря>. Вторник. Вчера в первый раз во Фл<оренции> провел утро дома, ничего не смотрев. Писал письма в Россию, в Париж, в Дрезден до половины 4<-го> часа. Потом пошел в аптеку за пилюлями, Lasarini прописанными. Побродил. Был у Лизогуба, приехавшего на этих днях335. После об<еда> был в театре Piazza Vecchia336. Маленький театр, вход стоит 1/2 паола. Давали ‘Пирра и Андромаху’337. Для такого театра недурно. Оттуда пошел к Черткову, но ошибся улицею, прошел в via de la Scala, до садов Ручелайских и до Сверчкова338. — Пошел назад по другой улице к P Carraja339. У моста купил немного винограду, прекрасную грушу и 3 яблока — за 2 грации! Последние съел у Чер<тко>ва со сливками. Не знаю, не повредят ли желудку {К этому слову сделано примечание в конце записи: 1/4 11<-го>. Нет! им<ел> н. н. оч<ень> хор<ошо>.}. Теперь уговорился с ветурином340 ехать завтра в Пизу за 17 paol. В комнате моей холодно, хотя я в тулупе и в шапке. Как хорошо я сделал, взяв тулуп!

Пиза

30 октября / 11 ноября. Четв<ерг>. 9 утра. Во вторник поутру, уложив вещи, пошел к Ч<ертко>ву, оттуда в сад Torrigiani341. Прекрасный сад посреди города. В саду башня, которая стоила хозяину, гов<орят>, 14 т<ысяч> francescone! Она и в гербу его. В той же улице заходил посмотреть театр Goldoni342. Тут и арена, или дневной театр. Вчера в 9-м часу оставил Флоренцию. К полдню погода разгулялась. Мы проезжали несколько деревень: домы большие и чистые. Два городка, Empoli343 и Ponte d’Era344, значительны: большие домы, улицы вымощены, как во Фл<оренции> и здесь. По обеим сторонам деревни обработанные поля, покрытые деревьями с виноградом. Глаза даже пригляделись к сей беспрерывной обработанности и искали открытых, пустых мест {В рукописи описка: местах}. Иногда пригорки представляли прелестное зрелище. Покрытые деревьями, оливками, пинами, виллами, они свидетельствовали благосостояние жителей, кот<орое> везде заметно. Шоссе даже и по боковым дорогам. В некоторых местах представлялись взору виды на долину, орошаемую Арно. Деревни, местечки, каменные, казались более значительными, нежели они в самом деле. Я, между прочим, чувствовал, что к выгодам и прелестям климата легко привыкнуть и оттого более их не чувствовать. Особенно на меня эти прелести не так сильно действуют, как я воображал, будучи в П<етер>бурге. Пустой желудок — вот что делает для меня жизнь приятною. С ним и в слякоть п<етер>бургскую я буду доволен. Сюда мы приехали уже в 7-м часу. Было темно. Поужинав голубей с цв<етной> капустою, я пошел в ‘Caf del’ Ussero’345, съел там мороженое и смотрел, как студенты играли на биллиарде. Сегодня начинаются лекции. Во время учения запрещено им играть в биллиард, запрещено ходить в куртках, шапках. Их здесь 600—700. Вчера прошелся по Лунгарно. Эта набережная, кажется, лучше флорентийской346.
1/2 6<-го> веч<ера>. В 10 час<ов> пошел к архиерею Игнатию347. Не застал. К Vacca348 — idem {то же (лат.).}. Итак, заглянув в Рейхарда349, пошел в ц<ерковь> Св. Матвея350. Дорогою на Арно видел большой дом г-жи Scotto351. Сзади покрытая галерея, похожая на aqueduc {акведук (фр.).}, ведет к террасе, на кот<орой> деревья. Мой маленький cicerone {чичероне (ит.).}, сын хозяина моего трактира (‘della Pace’)352, показывал мне, на пустыре, подле сего дома, ямы, в кот<орых> сохраняют хлеб. Ц<ерковь> Св. Матвея небольшая, но потолок, свод, покрыт прекрасными фресками и рисованною архитектурою. — В соборе353 застал обедню и архиерея354. Служба была по случаю начатия лекций. Профессора были в церкви. При выходе я видел их. Некоторые имеют истинно гофратские лица355. Видно, что ученые, видно, чего обыкновенно здесь не видишь. Музыка с пением была хороша. Особенно понравилась мне игра органов в то время, когда архиерей молился на поставленном для сего нарочно налое: прекрасная музыка! Каноников356, попов, клериков357 было множество: пели как козлы. Я заметил тут церемониймейстера, какого видел в придворной церкви во Фл<оренции>. Вообще я с некоторым отвращением смотрю на это католическое богослужение. Приседают, раскланиваются, кричат, одевают архиерея как куклу, целуют его руки. Нужны ли пышные обряды для богослужения? — Теперь я думаю: нет. И простота более мне нравится. — Из собора пошел на Кампанеллу358. Оттуда виды прекрасные. С одной стороны горы, с другой — обширная равнина, орошаемая Арном. Тут некоторые поля покрыты деревьями, другие нет и только пересекаются канавками. Вся Пиза также видна с башни. Вдали башни Ливорны. Долго любовался я этим зрелищем. Два англичанина вошли наверх и, пробыв едва минуту, ушли! — Смотря на эти поля, я гов<орил> сам себе, что вижу, может быть, самое обширное пространство, кот<орое> видеть можно, столь хорошо обработанное. Позавтракав виноградом, пошел в Campo Santo359. Тут замечательнейшие картины Gozzoli, занимающие одну из длинных стен360. Я смотрел довольно скоро, но тотчас заметил превосходство фресков сего художника, мне, впрочем, неизвестного. La Vergognosa {Стыдливая (ит.).}, кот<орая> смотрит сквозь пальцы на Ноя, очень хороша361. Вообще, il Campo Santo и как здание красиво. Возвратясь оттуда, ходил по Lungarno. Много народу для Пизы, но почти всё студенты. Женщин не видно. Теперь буду обедать. Искав сегодня башни Уголиновой362, зашел в один сад и съел с дерева несколько фиг. Дерево было очень велико. Приносит 45 паолов в год.
1/2 10<-го> ночи. Обедал и сегодня очень хорошо: ел оч<ень> хор<оший> суп (Giardiniero {Здесь: овощной суп (ит.).}), оч<ень> хор<оший> шпинат и хор<ошую> цв<етную> капусту с пров<анским> маслом и проч. Сверх сего съел кусок мяса и 3 маленькие рыбки. Белое вино с водою, сладкое, пью то же, что и во Фл<оренции>. В 7 часов пошел к Игнатию. Болтал с ним о обыкновенных предметах. Он сидел в комнате на большом диване. Тут был Мострас363 и еще кто-то. Не знаю почему, жизнь его показалась мне приятною. Может быть, потому что я, будучи теперь один, чувствую невыгоды сего и воображаю приятности быть с людьми. В 8 часов пошел от него в какой-то маленький театр, где давали балет. Мальчик и девочка, особливо первый, танцевали с какою-то живостию, а он и с приятностью. До начатия и во время балета студенты кричали, топали, хлопали. Они напомнили мне немецких студентов. Но эти так не шумят, вероятно, по причине природной флегмы. Впрочем, филистры здесь не так менажируют студентов364, ибо им шикали и кричали, чтобы были смирны. Впрочем, и в больших городах Германии филистры не в тех отношениях к студентам, как в Гетт<инге>не, по кот<орому> я сужу о нем<ецких> универ<ситета>х. Завтра еду в кабриолете в Ливорно за 10 paol взад и вперед.
31 окт<ября> / 12 нояб<ря>. Пятница. 6 веч<ера>. В 8 утра поехал в кабриолете в Ливорну. Шоссе прекрасная. Поля по обеим сторонам дороги не представляют той обработанности, какую я видел доселе. Нет винограда. Впрочем, самые поля весьма хорошо обработаны. Везде канавки, кот<орые> служат и для орошения земли. Лесом, о кот<ором> гов<орит> Н, я не проезжал365, но видел вправо от дороги лес, принадлежащий, равно как и земли около ц<еркви> Sn Piero366, здешнему архиерею367. От Пизы до Ливорны все равнина. В 10 часов я был там. Улица {После этого слова в рукописи сделана помета: (Пошел обедать. Потом гулял, ел мор<оженое>. Теперь 8 веч<ера>). Далее запись была продолжена.}, в которую въезжают из Пизы, via Ferdinandina, широка, идет через площадь к другим воротам (Colonella)368. Домы на ней большие, красивые. Вообще она представляет вид благосостояния, живости. Народу было много как на сей улице, так и на площади, Piazza d’Arme369. Эта площадь — правильный параллелограмм. По трем сторонам большие красивые домы. На четвертой собор370. Я начал с сего собора. Снаружи портик. Внутри красив, просторен. Две большие боковые капелли и главный олтарь украшены мраморными колоннами. В одной из сих капеллей потолок покрыт очень хорошими фресками. Вышед за Porta Colonella, сел в лодку и поехал в лазарет, или карантин371. Их здесь три. Сей первый лучший и менее строгий. Я его видел, но не получил ясного понятия о целом вообще, может быть потому, что воображал себе его иначе. Я проходил через несколько парлаторий372. В одном месте говорят через решетку только. Это для секретных разговоров. В другом через решетку же и некоторое пространство разделяет разговаривающих. В третьем сажени 1 1/2 отделяют приходящих говорить с людьми, держащими карантин. Проходя по дворам, где устроены анбары для проветривания товаров, проводник показал мне дом, где живут держащие карантин, и двор, где они ходят. Тут они не должны дотрогиваться друг до друга. Иначе для одного число дней (коих вообще для сего карантина 20) увеличивается, дабы сравнять его во времени с другим. Везде караульные, кот<орые>, в свою очередь, исполнив должность, держат карантин. На берегу канала устроены в некоторых местах маленькие домики, из коих желающие могут торговать кораллы, привозимые в лодках, кот<орые> в канале держат карантин. Я видел как одного везли в карантин, как другие разговаривали с знакомыми. Мне было жалко смотреть на них: вид неволи всегда грустен. — Для сообщения держащих карантин с посторонними, кажется, все продумано. — Синагога313. В одной грязной улице ввели меня в дом и в синагогу. Обширная, высокая — что? Конечно, не церковь — синагога! Хоры или ложи поддерживаются мраморными белыми колоннами. Олтарь и кафедра из мрамора. Какое-то неприятное чувство господствовало во мне, покуда я был в синагоге. Вид жидовки, называвшей себя sacristana {служительница (ит. sacristano — ризничий).}, конечно, не противудействовал сему чувству. Я спешил вон. Зашел в фабрику кораллов374 — и тут жид, и притом не очень учтивый. Выпив в ‘Caf del Greco’ кофе, прочитав два No ‘Constitutionnel’375, поехал на английское кладбище376. Гробницы, или памятники, вообще просты, есть красивые, все из белого мрамора. Их осеняют saules pleureurs {плакучие ивы (фр.).} и кипарисы. Оттуда поехал в капуцинский монастырь377. Церковь старинная, небольшая, на одной стене фреск, Св<ятой>, кажется, Амвросий, мне понравился. В хоре молились монахи. Я вошел туда. По окончании они кланялись в землю перед распятием, и один из них повел меня в сад, по коридорам, где кельи. Тут монахов 23, в церкви было только 6. Проводник сказал мне, что другие пошли в город собирать масло. При выходе из монастыря я видел, как один капуцин кормил супом двух нищих. Это меня тронуло: бедный помогает бедному. Кучер сказал мне, что бедных за супом приходит до 40, но суп дается только по пятницам. Греческая церковь378. Построена для католического исповедания. За иконостасом олтарь католический и в хоре места для сиденья. Проста, невелика. Армянская ц<ерковь> красивее379. Одна картина, представляющая святых учителей в католическом архиерейском одеянии, хороша (par Ottani)380. Тут нет никакого отличия от церкви католической. Подле распятия две доски с ex voto {вотивными (т. е. приносимыми в дар по обету) дарами (лат.).}. Кустод381 гов<орит>, что они приклеены тут и католиками, и армянами и что и католики тут иногда служат. И в сей церкви есть мрамор. Ц<ерковь> del Francescani, большая, светлая382. Есть мрамор, которого вообще и в Пизе, и в Ливорно много. Ц<ерковь> Доминиканов, высокое, круглое здание383. Мраморный пол. Тут работали. Она в квартале, наз<ываемом> Венеция384. Подлинно, эта часть города похожа на Венецию. С одного мосту идет улица Вогга385, широкая, красивая. Тут по большой части живут англичане. Она не так запачкана, как другие. — Весьма любопытным показался мне масляный магазин386, кот<оры>м я заключил мой осмотр Ливорны. Под сводами, впрочем невысокими, сделаны лари, каменные или кирпичные, над каждым из них отверстие, в кот<орое> вливают масло. Тут всякий, заплатя известную подать, сохраняет свое масло для продажи. При мне вливали из бочки масло в один из сих ларей. — Вообще Ливорна не сделала на меня приятного впечатления. Думав иногда дорогою и во Фл<оренции> быть там консулом, я ужасался сей мысли, ходя по улицам ливорнским. Нет! в П<етер>бурге лучше. Флоренция уже мне в Ливорне более нравилась, и если б я возвращался не в Пизу, куда звала меня одна только цветная капуста и шпинат, а во Фл<оренцию>, то думал бы возвращаться несколько как будто домой. Торговая живость заметна в Ливорне. Улицы большие, домы высокие, лавки с множеством товаров. В одной из них (Micheli)387 множество статуй, бюстов, картин и проч. — Возвращаясь из карантина388, я всходил на плотину, Molo389. Хотя погода была хороша, но я видел только вдали остров Gorgogna390. В пристани было несколько кораблей. На берегу мраморная статуя Ферд<инандо> I, у подножия кот<орой> 4 раба в цепях!! (Н сделал сии же знаки)391.
В 1/2 4<-го> я оставил Ливорну. Погода была недурна. Но вдали были темные тучи. Над горами туман. Проезжая по дороге и видя в стороне большое здание, я спросил кучера, что это? — Cortano {Вероятно, искаж. от ит. cantiere — двор, усадьба, испольщик, издольщик (ит. устар.).}, принадлежащее герцогу. В сем доме живут крестьяне. Им отдается земля исполу (mezzajoli, половинка)392. Вообще здесь земли отдаются крестьянам из половины. Господин снабжает их скотом. Но если скот падет, то крестьянин несет половину убытка. Если скот продан будет с барышом, против покупной цены, заплаченной господином, то крестьянин получает 1/2 барыша, неся и половину убытка, если скот продан будет ниже покупной цены. Вот что говорил мне мой кучер. Он сам нанимает здесь сад и вместе извозничает. Но он не mezzajolo {В рукописи: Barmy}. Он же гов<орил> мне, что в его саду растут лимоны не в горшках, а у стен. Это дешевле, но плоды в горшках лучше. — Ехав еще сюда из Фл<оренции> и видя, что поля обрабатываются заступом, я заметил сие, и мои спутники сказали мне, что два года поля обрабатываются быками, а в 3-й заступом. Сегодня на дороге видел возы, запряженные буйволами. Пообедав здесь, ходил по Лунгарно393, ел мороженое, опять ходил по Л<унг>арно. Хочется назад во Фл<оренцию>. Здесь нет и театра. Но надобно видеть бани {В рукописи было первоначально: веч<ера>.}394 и послушать лекций италиянских.
1/13 ноября. Суббота. 1/2 7<-го> утра {Слово: утра приписано позднее сверху над строкой.}. Сегодня встал ранее обыкновенного для того, чтобы идти в 8 часов на лекцию уголовного права,— кофе уже мне принесли. Я уже привык пить этот плохой италиянский кофе, плохой, впрочем, от молока, кот<орое> здесь не хорошо. Кофе сам по себе хорош. Здесь в Пизе услуга в трактире гораздо лучше, нежели во Фл<оренции>. Я живу в доме почти один. Постель несравненно покойнее, нежели во Фл<оренции>, и комната даже здесь чище. Обедаю я также здесь лучше. Вчера ел опять прекрасно изготовленный шпинат, какого в Фл<оренции> не ел. Третьего дня дали здесь очень хороший суп, какого также в ресторации Красного креста395 нет. Мороженое в ‘Caf del’Ussero’396 похуже, нежели у Bottegone397, но при всем том очень порядочное. В Ливорне я ничего не ел, кроме хлеба с кофе и винограда с хлебом.
Читая у Vieusseux398 ‘Гермеса’, я выписал следующее: ‘ber auerordentliche Strafen. — Schuldig oder nicht shuldig. In Schottland gibt es ein Drittes, welches der Natur der Sache nach zwischen erwiesener Schuld und erwiesener Unschuld in der Mitte liegt, indem die Geschwornen ein Zweifelhaft aussprechen knnen’ {‘О чрезвычайных наказаниях. — Виновен или невиновен. — В Шотландии есть еще третье, находящееся, по существу дела, посередине между доказанной виной и доказанной невиновностью, когда присяжные могут вынести приговор ‘сомнительно» (нем.).}399. Также я заметил заглавие книги: ‘Lois concernant l’organisation judiciaire’ {‘Законы, касающиеся организации судопроизводства’ (фр.).}, par Andr Dupin. 1819400. — В Неаполе хвалили трактир ‘Speranzella’401.
1/2 7<-ro> веч<ера>. В 8 часов отправился в Sapienza402 слушать лекцию уголовного права, проф<ессора> Carmignani403. На дворе сего здания портик, на который выходят двери из комнат, где проф<ессора> читают лекции. Столы и скамьи такие же, как в Германии. Для проф<ессора> стоит кафедра, похожая на налой проповеднический. На эту лекцию нашло много студентов. Многие стояли. Все в шляпах. В портике я читал некоторые объявления, показывающие, что студенты мало имеют воли и даже произвола в учении. Они не только не могут отлучаться, но даже и прогуливать лекций без законных причин, и, если я не ошибаюсь, даже порядок лекций, кот<орые> они должны слушать в течение 4-годичного курса, предначертан для них начальством. Они должны держать экзамен. Профессора делают им на лекциях вопросы. Разговаривая с одним студентом, я заметил, что в других землях этого нет. Он мне назвал Геттинген и прибавил, что здесь нельзя поступать иначе, ибо студенты не стали бы вовсе учиться. — Конечно, привычка обтесывает человека, и рабство воспитывает рабов. — Carmignani вместо лекции прочел на лат<инском> языке какое-то введение, а потом гов<орил> по-ит<альянс>ки вообще о своих лекциях и между прочим, что для студентов, как и для всех людей, нужно наружное поощрение, что редки люди, не имеющие в этом нужды, что, впрочем, он разумеет поощрение — меры нравственные, а не такие, какие употребляются для скотов. Мне показалось, что эта шутка не показывает большого уважения к студентам. Наконец он объявил, что студенты, желающие слушать его лекции, должны записать свои имена (rassegna {Здесь: журнал присутствия (ит.).}). Побывав в соборе404, я возвр<атился> в Sapienza и попеременно был на лекциях: физики теоретической, пр<офессора> Gerbi405, и пандектов, проф<ессора> Quartiera406. Первый сидел в профессорской шапке за столом. Около его стояли и сидели студенты. Он гов<орил> о сведениях в астрономии и физике древних. Хвалил Аристотеля. Гов<орил>, что несправедливо приписывают ему многие нелепости, что сии нелепости или принадлежат не ему, а передававшим слова его, или суть плод тогдашнего суеверия, вследствие которого многие ученые, излагая истины, сделались жертвою своей учености. — Проф<ессор> Q после латинского вступления гов<орил> о законном толковании законов (interpretazione legale). Вообще фортраги407 всех их свободны. И меня это, после кавалериста-доктора на Piazza del Gr Duca408, не удивляет409. Студенты ничего не записывали, по крайней мере сегодня, в первую лекцию. Лекции продолжаются 1 1/2 часа410.
В соборе411 я опять застал большое служение. Праздник: La Benedizione или что-то такое di Pisa412. Мне попался cicerone {чичероне (ит.).}, кот<орый> надувает органы. Он водил меня вокруг стен, показывал картины и пр. За олтарем одной капеллы Адам и Ева из мрамора del Moschino413. Она в аттитуде414 Венеры Мед<ицейской>415. Но очень обе статуи плохи. Гробница Генриха VII под дверьми, старинная416. Мадонна на пилястре, в рост, par Vaga, учен<ика> Раф<аэля>417, хороша, но ее плохо видно, ибо висит за светом. С противуположной стороны сей же пи-ластры ‘Ste Agn&egrave,se’, Andr d Sarto, хороша418. Но две его картины: ‘Св. Екатерина’ и ‘Св. Варвара’ в хоре несравненно лучше419. Лучше и его же ‘Св. Иоанна’ и какого-то апостола, также в хоре420. Как в хоре (тут в несколько рядов, один над другим, и картины менее), так и по всем стенам большие картины Passignano, Lomi и пр.421 Вообще недурны, но очень маниере422. Между ними Benvenuti: ‘Il Martirio del Beato Signoretto’ {‘Мученичество Блаженного Синьоретто’ (ит.).}423. Голова святого хороша, хотя не изъявляет боли, что я заметил во всех картинах мучеников. Но и тут фигуры несколько актероваты. Над олтарем большой мозаик, par Gaddi424, похожий на тот, кот<орый> я видел в монастыре Св. Миниата в Фл<оренции>425. На стенах хора, вверху, фрески Гирландайо426. Все это — по словам моего чичероне, кот<орый> бронзовые двери приписывал Jean Bologne427. Сии двери хороши, но не так, как Гибертиевы428. Но здесь их, по крайней мере, хорошо видно. У главных дверей две колонны с резною работою, из Египта, работа же греческая. (В церкви у одной капелли две небольшие колонны из verde antico {Букв.: старинный зеленый (ит.).}, кот<орые> происходят из Ефесского храма, по словам Рейхарда429.)Гирлянды, виноград, по сторонам больших, средних, дверей очень хороши. Батистерия430. Купол ее гораздо более соборного. Она выше флорентийской431, внутри колонны. Но флорент<ийская> внутри более интересна. На кафедре барельефы из alabastro orientale {восточного алебастра (кальцитового алебастра) (ит.).}, par Nicolo Pisano432. Самая батистерия, т<о> е<сть> купальня, из мрамора. В ней четыре большие дыры, в кот<орые> прежде погружали младенцев. Теперь их только обливают, и для сего тут вделан ящик. У кафедры две маленькие колонны из мрамора, наз<ываемого> brocatelle {брокатель (фр.).}433. Одна из сего же мрамора и также небольшая под кафедрою в соборе, кот<орую> Reichardt называет лучшею в свете по причине редкости сего мрамора434. Кустод435 смерил маленькую колонну в основании и потом в вышину, и вышло, что она в ширину более, причем он сказал, что и колокольня более в ширину, нежели в вышину. Это так — но, не зная сего, я бы этого не подумал. Колокольня в вышину 94, в ширину 97 braccia {локтей (ит.).}436. Эхо в батистерии очень сильно. Между прочим, кустод, прислонясь к стене, шептал, впрочем, довольно сильно, но шептал. Я на другой стороне, также прислонясь к стене, слышал слова его. — Батистерия, собор и снаружи колокольня — всё из мрамора. После сего вошел опять в собор. Туда пришли монахи 4-х орденов и вместе с попами-канониками ходили в процессии около собора. Всего было человек 200. Эти комедии более и более становятся мне гадкими. — Поев дома винограду, поехал в бани437. Они в двух местах, одно подле другого. В одном колодезь, из кот<орого> пьют. Я выпил почти стакан. Вода теплая и кислая. Ванн 37. Все прекрасны, из мрамора. Есть большие, маленькие. Для душей все придумано. Можно делать душ на один член, не замочась в других местах. Смотрел и клистиры из сей воды. Проводник сказал, что действие бывает в 10 и 15 минут. Эта вода, по словам его, только слабит. Другая за 2 мили оттоле, aqua acidula {Букв.: кислая вода (ит.).}438, крепит. Для ходьбы есть одна неширокая аллея, вдоль канала, и покрытая подле ванн небольшая галерея. Горы, у подошвы коих сии бани, называются di Sn Giuliano, также как и бани. За ванны платят по 1 Й и по 2 паола. — Дорогою я болтал опять с ветурином439. Он гов<орил>, что в Лукке нет половников440, но что там крестьяне отдают господину первую жатву, вино делят пополам. Лошадей здесь кормят овсом, отрубями, бобами. Овсом для толщины, бобами per trottare {чтобы бежали рысью (ит.).}, гов<орил> мой vetturino {ветурин (ит.).}. Он очень бранил пизское дворянство за скупость. У полей в некоторых местах сделаны каменные большие лари для навоза и говна, который собирают в городе на улицах и носят в корзинах за город. Возвр<атясь> в город, я проехал мимо церкви Св. Екатерины441. Фасад несколько похож на соборный. Проезжая по улицам, я заметил один дом с широкими окнами, как в Фл<оренции>. После видел на Лунгарно442 таких дома 2 или 3. На Лунгарно лошадь упала. Упала и моя палка. Я увидел, что нет набалдашника. Мне сказали, что его кто-то поднял и унес. Ходя по набережной, я увидел большой дом, мраморный, с надписью: Alla giornata {День в день (ит.).}443. Эта надпись произошла из какого-то разговора хозяина дома с одним из Медицисов, как сказал мне один встретившийся на улице, но я его не понял порядочно. За об<едом> ел хор<оший> суп и зелень. П<осле> об<еда> мор<оженое>. Теперь буду укладываться. Завтра во Фл<оренцию>.

Во Фл<оренции>

3/15 ноября. Понед<ельник>. 1/2 9<-го>. Вчера в 8-м часу выехал из Пизы. Утро было свежо, погода хороша, и мне было хорошо, потому что я имел н. н. перед отъездом, хотя и менее обыкновенного. Желудок требует спокойствия, а я собирался ехать, и потому, несмотря на 3-ий ст<акан> Tet и на двойную порцию кофе, н. н. было менее. За городом я сел на блучок (scopo)444. Тут гораздо приятнее: все видно. В Ponte d’Era445 vettur446 останавливался. Я съел фунт винограду. Это местечко значительно. Мне сказывали, что лет за 30 тут было мало жителей. Причины умножения населения я порядочно не узнал. Ехавший со мною каменщик, из Итал<ьянской> Швейцарии, толковал, что многие крестьяне переселились сюда и завели лавки. В этом местечке есть промышленность, торговля. Около половины от Пизы до Фл<оренции> дорога ведет по пригоркам, и везде по сторонам видны маленькие горы, вдали высокие. Но обработанность достает землю и на пригорках. Все вспахано и притом чисто и хорошо. Виды прекрасные. Множество вилл, по горам, городов и деревень по долинам. Особливо вид хорош на одной горке, где в некот<ором> расстоянии стоит вилла, принадлежавшая прежде Caponi447, и монастырь San Romano (30 миль от Фл<оренции>)448. Отсюда видно, как показывал мне ветур<ин>, 9 городков и местечек, и между ними Sn Miniato, откуда происходит фамилия Наполеона449. В двух местах, на горах, видны башни, очень живописные. Внизу Арно протекает по полям, обработанным и покрытым оливками и проч. (Я не забуду, как камериер450 в Пизе, взяв масло из судка, налил его в лампаду в моей горнице.) Вообще я удивлялся не только обработанности полей, но и строениям в деревнях, через кот<орые> проезжал. Все очень массивно. Особливо везде по дороге прекрасные мосты, и один недалеко от Фл<оренции>, ведущий в Prato451, очень большой, с прекрасными, легкими, впрочем не одинаковой величины арками. Вид жителей также меня удивлял. Мужчин много молодцов. Из женщин много красавиц. Было воскресенье. Мужчины и женщины гуляли. Первые по дороге часто играли в кегли. Одежда женщин, с их шляпками и перьями, очень красива. Особливо эти шляпы придают старухам какой-то приятный вид. Все показывает необыкновенное благосостояние. Я удивлялся, однако же, и противуположности, которую представляет чистота большой дороги и полей, одежда жителей, особливо женщин, с нечистотою улиц в городах. В маленьких селениях почище. Домы крестьянские все живописны: башенки, большие навесы или арки — все это для картинок как нарочно сделано. Чем ближе я приближался к Фл<оренции>, тем заметнее было благосостояние народа. Вечер был прекрасный. Сюда приехал в 6-м часу. У ворот дал 2 p, и сундук мой только открыли, не смотрели. Отобедав, был в театре с книжкою452. Велути, Reina (1<-й> ten) и Bonini (pr donna {примадонна (ит.).} пели прекрасно453. — Дорогою каменщик толковал мне надпись ‘Alla giornata’ {‘День в день’ (ит.).} (в Пизе)454 так, что когда владелец сего дома, позабыл его имя, был в плену у турок (из кот<орого> избавился тем, что ел в пятницу мясо — а в эту пятницу было Рожд<ество> Хр<истово>, когда позволено мясо), то родственники его заняли в Генуе денег для его выкупа и за 1/2 часа до срока заплатили долг, так что день (giornata), 24 часа, еще не кончились, иначе дом и имение были бы конфискованы. Этот день — giornata — был поводом к надписи. Въехав сюда, я видел на Арно большое множество народа. Видно, наиболее гуляют в то время, когда мы обедаем. — Я живу в другой комнате за 3 p. Подле нужника, но это не худо. Тут же и кран для воды.
1/2 2<-го>. В 10 часов пошел к P Pitti, намереваясь быть там у обедни: сегодня рождение герцога455. Но ничего не было. Швейцар сказал мне, что обедня праздничная будет в соборе456. Я думал, куда идти: в собор, в Галерею457 или в библиотеки, кот<рые> по прошествии ферий458 открылись. Галерею нашел запертою. В соборе пенье или кричанье попов в хоре с мальчишками. Послушав и посмотрев, пошел в P Ricardo59. Видел залу, в которой обширный потолок <с> славными фресками Luca di Giordano460. Они сделаны за 140 лет и сохранили всю свежесть. Говорят, что одни краски стоили 11 или 12 т<ысяч> скудов. В сих фресках есть особенно замечательные, по превосходству искусства, группы: 1. Смерть Адониса — прекрасные четыре фигуры. Особенно понравилась мне женщина в голубой мантии, стоящая на коленах, задом. 2. Нептун в колеснице с 4 пегими лошадьми, прекрасно сделанными. 3. Сила. Тут в углу одна фигура, представляющая Страх, отлична. <4> {В рукописи ошибочно: 3}. 2 быка с оратаем461. Они заметны обманом перспективы. С кот<орой> стороны ни смотришь, отвсюда они кажутся в одном и том же направлении. <5> {В рукописи ошибочно: 4}. Недалеко от быков Флора, сидящая на камне, с прекрасными живыми глазами. Между прочим на потолке представлен ад в отдалении. Все целое потолка ослепительно хорошо. — В сей прекрасной зале четыре больших зеркала покрыты живописью: прелестные амуры с гирландами, par Gabbiani462. Говорят, что questo arte (писать на стекле) е perduto {это искусство … утрачено (ит.).}. — В библиотеке Ricardiana мне показывали манускрипт Плиния, IX в., ненапечатанный, как гов<орил> проводник463. Виргилия XV в. с прекрасными виньетами, покрытыми золотом и красками464. Те, кои остались в одних абрисах465, еще лучше первых. Лактанция, напечатанного в первые времена изобретения книгопечатания466. Литеры — смесь немецких с латинскими. Список Данта 1300 г. чист467. Другого Данта, печатного, в кот<ором> печатные рисунки первых времен изобретения сего искусства468. Они похожи на тульскую работу чернью469, 1450. — Библиотека Mediceo-Laurentiana, в монастыре S Lorenzo470. Я с большим любопытством желал увидеть лестницу сей библиотеки, М<икель->Анжа, кот<ора>я мне так понравилась за 13 л<ет>471. И подлинно, она прекрасна своею простотою. Она как будто приставлена к дверям, ведущим в библиотеку. Подле середней лестницы есть два крыла также со ступенями. Высокие сени, в кот<орых> она стоит, не кончены в отделке, но то, что видно, колонны, соответствует этой знакомой мне лестнице. В сей библиотеке я видел: Атлас, XV в., Теренция, написанного очень четко на пергамене Бокачием472, Тацита, XI в.473, Виргилия, написанного, очень четко, в III-м веке, как гов<орил> проводник474, пандекты, написанные в VI в. четко, чисто, но литер не легко разобрать. В сей книге весу 30 ф<унтов>, в другом волюме пандектов — 20. Эти пандекты найдены пизанами в Amalphi (Неап<олитанское> кор<олевство>) в XII в.475 Виргилий и пандекты за стеклом. Гомера, XV в., Алкоран, XIII в.476 Il messale (книга для обедни) с картинкою, распятие, тонкой работы — 1494477. На столе, в стеклянном футляре, сохраняется указательный палец Галилея478. На окнах сей большой залы арабески, прекрасные, Giovanni d’Udine, ученика Рафаеля, представляют амуров и пр<очее> около гербов Медицисов479. Наконец, в Уфициях видел Biblioteca Magliabechiana780. В этой я нашел немного поболее народу, т<о> е<сть> человек до 10. Большая и несколько небольших зал. — Чтобы вспомнить когда-нибудь, во время сидячей жизни, маленькие хлопоты путешествия, означу здесь сегодняшние. Выходя из дому, я думал, что мне надобно было делать: справиться о библиотеках, велеть сказать портному, чтобы принес мой фрак, женщине, кот<орая> мне делала пояс (я его надел, по совету Лаз<арини>, в день отъезда в Пизу, в 1-й день жал, теперь привык), сказать о перемене пряжек, велеть принести винограду. В библиотеках был, виноград заказал, женщине, или мужу ее, сказал о пряжках, к портному послал и, сверх того, нашел лавку, где можно починить перчатки, поправить палку, и спросил одного ветурина о цене в Рим. Теперь понесу отдать перчатки. Палку поправят в то время, как я буду обедать.
1/2 8<-го> веч<ера>. Флорентинцы справедливо слывут учтивыми. Спросишь ли кого на улице, отвечает охотно и иногда даже гов<орит> слишком много. В театре я оставлял другому свое место, и при возвращении с благодарностию уступали мне опять мое место. Впрочем, этой французской учтивости, кот<орая> также хороша, т<о> е<сть> при малейшем движении, толчке: pardon, они, кажется, не знают. Справедливо, кажется, заметила и Lady Morgan хорошее обращение высших классов с нижними481. В ‘Caf Botegone’482 садится без церемонии также и торгаш, продающий цветы, и т. п. Эта простота мне нравится. Ссор, брани на улицах почти не слышно. Но, с другой стороны, справедливо же укоряют фл<орентинце>в и вообще тосканцев в плутовстве. В лавках и везде торгуются хуже гостиного ряду. Каждый, с кем вы имеете дело, того и смотрит, чтобы вас обмануть. Лгут беспрестанно. — Надобно одеваться, чтобы ехать к Дем<идо>ву. Теперь я жалею, что не съездил в Лукку. При моей аккуратности, я очень задним умом крепок. — Сегодня принесли мне прекрасного винограду. В Пизе я такого хорошего не ел, как здесь. Вин<оград>ный торгаш, кажется, не обманщик и уверяет всегда da galant’huomo! {как человек порядочный (ит.).}
4/16 ноября. Вторник. 1/2 10<-го> утра. Я считал свои издержки 24 окт<ября> / 5 нояб<ря>. Выходило около 1 <червонца> {В рукописи здесь и далее обозначено: #} в день. Считал сегодня — выходит более 1 <червонца> в день {Далее было оставлено место, на котором позднее, 14/26 ноября 1824 г., 23 декабря 1824 г. /4 января 1825 г. и 2/14 января 1825 г., вписывались дальнейшие подсчеты.}.
Вчера был в театре у Демидова. Давали ‘Les fous de Pronne’ {‘Пероннские сумасброды’ (фр.).} и ‘l’Enfant prodigue’ {‘Блудный сын’ (фр.).}483. Обе пиэсы играли хорошо, особливо в последней Goug484 был очень забавен. Некоторые англичане с простотою природы хохотали. Было много народу. Кончилось ранее прежнего, так что я, уехав оттуда один, был уже прежде 12 часов дома. Сегодня опера у анг<лийского> посланника485. Вообще, говорят, теперь ежедневно есть вечера. Я, кроме Дем<идова>, нигде не бываю. Вчера видел у Дем<идова> Lucchesini486 и Poerio, бывшего членом в неап<олитанском> парламенте487. Физиогномия первого очень умна, и в толстой фигуре последнего заметна живость и на лице ум. Его австрийцы хотят выжить отсюда. За 2 месяца выжили они из Ливорны Borelli, бывшего его товарища488. Я должен помышлять о скором отъезде из Фл<оренции>. Должен, ибо неохотно оставляю ее. Здесь я привык и мне не скучно. Главная ресурс489 для меня здесь из людей Чертков. С ним бывал здесь я более всего. Если б я здесь долее остался, то мог бы читать, гулять, ходить в театр. Читать есть что, на улицах и в Кашинах490 народу всегда много, а смотреть на кучи людей для меня всегда приятно. Театры хороши, хотя я и не могу оставаться в них до конца. Но пора ехать! В Неаполь зовет солнце и намерение побывать в Сицилии. В Рим я еду неохотно. Там предвижу много скуки, особливо по вечерам, много ходьбы. Утешаюсь только тем, что сбывается всегда противное тому, чего ожидаешь. Я и там собираюсь читать, хотя по вечерам. И здесь я намеревался читать, а не читал ничего, кроме газет и немного L Morgan491. — Погода сегодня хороша. В то время, как я был в Пизе, здесь, гов<орят>, было туманно, а там хорошо.
10 ч<асов>. Имел теперь н. н. очень мало. Ел же вчера зелень, виногр<ад>, морож<еное> и ничего вредного. Другой причины дурного пуза не вижу, как той, что поздно лег и поздно встал.
2 часа. Почитав в Рейх<арде> и Гельдм<ане>492 о дороге в Рим, пошел к Погенполю. С ним, его женою, Чертковым и одним русским скульптором493 пошел к живописцу Constantin, французу494. Он рисует на фарфоре. Мы видели его работы: ‘Мадонну’ Рафаелеву из спальни герцога, ‘Езекииля’, ‘Mad della Sedia’ {‘Мадонну в кресле’ (ит.).}, ‘Иоанна’, ‘Форнарину’ и ‘Венеру’ Тицианову495. Не зная, нельзя узнать, что картины на фарфоре. Лучше всех отделана Венера: колорит тела необыкновенно хорош, нежен. Форнарина также прекрасна. Езекииль очень хорош. Я с удовольствием слушал истолкование, кот<орое> сей живописец делал о Езе-кииле. Многие, говорил он, представляли видение Езекиилево. Но один Рафаель решился перенести зрителя на небо и показать ему самому то, что видел Езекииль: Бога. Неимоверно, гов<орил> он далее, что Раф<аэль> на таком маленьком пространстве представил так много. Свет, позади Бога, являет и мысль, и искусство. Ангелы не смеют смотреть на Бога. Нарисованное на земле дерево напоминает о пропорциях. Тут Раф<аэль> явил себя великим поэтом. Const говорил хорошо, без шарлатанства, просто. Рассказывал о способе составлять или варить краски и рисовать ими на фарфоре. Я думал, что в сем роде живописи нет другого достоинства, кроме особенности или трудности побежденной. Но, услышав, что эти картины могут противустоять воде и всякой крепкой жидкости, я заключил, что они могут сохраняться долее дерева и холстины. Их только разбитием потерять можно. — В этой мастерской было много русских. — Я думаю, что должен прожить здесь долее, нежели бы я хотел, в ожидании из Рима lasciapassare {пропуска (ит.).}496. Теперь поел винограду и пойду потихоньку в Cascine497, a оттуда обедать к Ч<ертк>ову.
1/2 10<-го> н<очи>. В Кашинах был. Сначала шел по берегу Арна. Солнце очень грело. Повернув вправо в аллею, в тени была чувствительна свежесть. Вообще эти переходы от жара к свежести или сырости здесь очень чувствительны и нехороши для здоровья. Повернув, во время солнечного сияния, с Лунгарно498 в маленькую улицу, куда солнечные лучи никогда не достигают, легко можно простудиться. Оттого-то, как я слышал, все здесь носят фуфайки. Вышед сегодня за город, чувствуя теплоту солнца, видя зеленые, бархатные луга, деревья, мною овладело чувство, но какое — не знаю. Кажется, просто чувство удивления. Несмотря на эти выгоды и прелести, мне сегодня очень хотелось домой — не к климату, но к людям, к привычкам. Кашины — точно прекрасное гулянье. Народу было довольно по-здешнему. Здесь более гуляют в городе. Гуляющие пешком ходят более по берегу. Тут солнце, вид на город, на горы, и нет пыли от карет. Я смотрел на кареты, желая увидеть экс-королеву Гаитскую499. Но видел ее карету уже в городе. Пошел в Каш<ины> 1/2 3<-го>. Возвратился к Ч<ертко>ву в 5. У него обедал, между прочим, Froger500. Теперь был <в> театре Garcogna501, вход 2 грации. За другие две грации меня посадили подле сцены. Театр был полон. Я насилу вылез вон. Давали ‘Александра и Пора’ Метастазиа502. За две грации актеры, особливо актриса, игравшая Клеофиду, хорошо. Вообще мне кажется, что италиянцы очень способны для театра. Им недостает просвещения, чтобы иметь Гариков, Тальма, Ифландов, Duchenois, Georges, Rocours503. Мlle Mars504, кажется, они и тогда не имели бы. За обедом я ел и пил гораздо более обыкновенного.
5/17 нояб<ря>. Середа. 1/2 9<-го>. Во вчерашнем театре актриса, игравшая молодую любовницу,— кривая. Это немного чересчур! И сегодня солнце. В моей комнате холодно. Тулуп мой очень кстати. Что делать бы без него? — Хорошо бы купить здесь Моргановы гравюры505 здешних шедевров: ‘Езекииля’, ‘Форнари-ну’, ‘Sedia’ и пр.506 и украсить ими стены будущего моего кабинета, в кот<ором> я, может быть, не один сидеть буду. Но я экономничаю, дабы достало денег на путешествие в Англию и Францию будущею зимою. — Сегодня я во сне сочинял описание какого-то острова, на кот<ором> прежде жили люди в простоте природы, теперь цветет торговля со всеми невыгодами роскоши. Последние слова были: ‘и волна, кот<орая> плескала прелести наших красавиц (искавших прохлады в синем море), смешивается теперь с волною, шумящею под тяжелым кораблем, несущим плоды изобилия, роскоши (заступивших место простоты природной)’. — Мне сегодня, лежа в постеле, пришло на мысль выдать свое путешествие по Италии. Можно бы сделать маленькую книжку, описать некоторые картины, статуи, говорить о благосостоянии Тосканы и причинах оного, находящихся в правительстве. Коснуться Германии, гов<орить> о важных переменах в Пруссии507, как то: о конскрибции508, о новом устройстве крестьян (о крестьянах в Италии509) и в доказательство, что институциями многое, если не все, сделать можно, привести новое устройство почт в Пруссии510: доказательство мелкое, но сильное. Говорить о причинах, кот<орые> Италию, несмотря на обработанность и благосостояние многих ее частей, являют мертвою. Но когда писать это? — Если будет время, то я займусь дома, вероятно, моим ж<урналом>.
1/2 10<-го>. Непорядочный обед, как вчерашний, между порядочными, всегда хорошо с рук сходит. Теперь имел н. н. оч<ень> хор<ошо>.
2 часа. Сегодня досмотрел в Галерее Кабинет древних бронз511. Статуя Оратора512 точно прекрасна. Я особенно заметил натуральное движение правой руки и выражение лица, где только не слышно голосу, и, взглянув в книжку, увидел, что примечание мое справедливо513. Статуя молодого человека также очень хороша простотою и точным подражанием природе514. Минерва хороша, но испорчена огнем515. Голова лошади прекрасна516. Может быть, говорит g, что это лучшая вещь в своем роде517. И правда. Мускулы, живость выражены отлично. Химера, кажется, не такой высокой работы, но очень хороша и сохранилась совершенно518. Таким образом, бронзовые памятники имеют выгоду, о кот<орой> я не думал, в том состоящую, что легче или лучше сохраняются, нежели мраморные. В ожидании Самарина я смотрел на некоторые картины, Богоматерь с Христом и 5<-ю> ангелами, круглая картина в начале коридора (par Boticelli), отменно мне понравилась519. Лицо Хр<иста> умно, сверхъестественно. Богоматерь прекрасна. Ангелы тоже в своем роде. Хр<истос> одною рукою держит гранату, другая лежит на открытой книге. Один из ангелов немного, в чертах лица, похож на маленького Козлова520, только с золотыми волосами, как и все прочие. — Эти волосы тяжелы как кисти, но это не безобразит. Свежесть красок отменная. — Сегодня я смотрел поодиночке картины, бывшие у Фр<анческо> I521, кот<орых> прежде не рассматривал. Вообще они недурны. Особливо хорош колорит, иногда и рисунок, но кажется во многих manir {манерным, вычурным (фр.).}. В одной из сих картин, ‘Ddale et Icare’ {‘Дедал и Икар’ (фр.).}522, представлен оратай523, смотрящий на падение Икара. Перед ним пара волов, которые так же ворочаются, как и в фреске P Riccardi524. Pappi, кот<орому> я это сказал, отвечал, что в P R этот рисунок сделать было труднее, по причине свода. Я думаю, что это не редкость. Еще смотрел на Бахуса Мих<ель->Анжа525. Точно пьян! — Наконец, с Самариным и проч<ими> смотрел рисунки Рафаеля, Мих<ель->Анжа и Fra Bartholomeo. Рисунки двух первых гораздо более нам понравились. В Мих<ель->Анжевых много исковерканных, коробящихся фигур. — Есть два рисунка, совсем отделанных. Гр<афиня> Нессельроде526 спешила, и потому мы не видали рисунков Andr d S. Всех рисунков здесь 27 т<ысяч>527. Везде от Гурьевых мне плохо!528 — Перед выходом из Галереи я зашел в Трибуну529. Смотрел на ‘Богоматерь’ Раф<аеля>, кот<орая> мне прежде менее нравилась530. Кефалидес справедливо замечает, что Хр<истос> как будто прыгает к груди Богоматери531. Точно, тут есть движение. Иоанн также мне в этой картине отменно понравился. Но в Богоматери не нашел я ничего мрачного или печального. Другая ‘Богоматерь’, Орлова532, сегодня менее понравилась, нежели та, но в Орл<овой> Хр<истос> в другом роде и бесподобный!
6/18 ноября. Чет<верг>. 9 утра. Вчера в 3 часа пошел к Vieusseux533 читать газеты, заплатив за день 2 p. Из Греции нет особенного, но пишут, что у Митилены, кажется, куда ушел Кап<дун->Паша, греки сожгли несколько турецких кораблей534. Во Фр<анции> журналы продолжают с разных сторон нападать нам<инистров> {В рукописи: ММ.}. Министериальные ж<урналы> {В рукописи: жж.} защищают их гнусными средствами и глупо535. Из России, что государь был в Оренбурге и смотрел кочевья536. Он проезжал через наш Ставрополь537. — Нападая на м<инистров> {В рукописи: ММ.}, в ‘Constl’ между прочим сказано: ‘On peut tout faire des esclaves, except des juges’ {‘Из рабов можно сделать кого угодно, за исключением судей’ (фр.).}538. Это peu pr&egrave,s {почти (фр.).} правда. В администрации хамы скорее могут <быть> безвредными, нежели в судах. Из Лондона о процессе одного купца, за faux {подлог (фр.).}. У него между прочим нашли ноту, или записку, в которой он пишет, что он подделал (I have forged {Я подделал (англ.).}) векселей на 3 м<иллиона> fr и, кажется, продал их для поддержания кредита торгового своего дома. Внизу его имя. Журналист называет такой акт единственным, ибо подсудимый сам себя в нем обвиняет539. В Совете был процесс Гороховского, в кот<ором> находилась записка всем его взяткам540. Если, впрочем, эта записка была настоящая. В Гиспании происходят непонятные вещи. О каждом другом народе скорее бы можно было судить, чем такие вещи должны кончиться. Но здесь нельзя даже предвидеть, чтобы крайность или верх зла произвел благо. Характер гиспанцев есть какое-то смешение стойкости, варварства, взбалмошности. Все же основано или покрыто невежеством. Между прочим в ‘Constl’, Corresp particuli&egrave,re {Особая корреспонденция (фр.).}, следующее: 10 oct. Madr. La commission executive {10 октября. Мадрид. Исполнительная комиссия (фр.).} осудила одного золотых дел мастера Manuel Barreiro на смерть pour avoir connu un caporal nomm С. de la Fucote, qui avait t conspirateur {за то, что он был знаком с капралом К. де ла Фукот, который являлся заговорщиком (фр.).}. Жена выпросила прощение у короля, но осужденному приключилась падучая болезнь, и он уже три дня без памяти. — Ses juges se portent fort bien, продолжает корреспондент… Le ministre de la guerre a ordonn aux tribunaux djuger et de faire excuter dans les 24 h tous les intendans de provinces, partout o les troupes royalistes ne seraient pas exactement payes. Le min des finances a fait rvoquer cet ordre {Его судьи чувствуют себя превосходно … Военный министр приказал трибуналам судить и в течение 24 часов казнить интендантов всех тех провинций, где роялистским войскам не будет в положенное время выплачено жалованье. Министр финансов заставил отозвать этот приказ (фр.).}541.— Что это! — За обедом ел менее зелени, но рыбу и мясо. Поев мороженого, намеревался зайти почитать к Vss, но предпочел курить трубку у камина у Че<ртко>ва. С ним проболтал, до 10 часов, о взяточниках в России и, возвращаясь домой, думал, что отсутствие из России имеет ту большую выгоду, что не видишь дураков и взяточников, с кот<орыми> обязан даже быть в сношениях в России. — Сегодня мне снилось, будто бедная Воейкова умерла542.
1/2 3<-го>. Сегодня ходил с Ч<ертковы>м смотреть две церкви, кот<орые> я прежде уже видел. 1. Sta Maria Nuova, где госпиталь543. Тут лучшее: в портике небольшой фреск, за стеклом и железною сеткою: ‘La Carit’ {‘Милосердие’ (ит.).} di G da S Giovanni544. Другой большой фреск: ‘Страшный суд’, fra B della Porta, очень испортился, хотя теперь и защищен от воздуха. Некоторые фигуры, кот<орые> еще видны, очень хороши. Этот фреск только был начат Фратом, кончен Albertinelli545. 2) В церкви S Marco много любопытного546. Сегодня я лучше ее осмотрел. Тут картины и фрески в церкви. Фрески в двух больших киострах547, фрески в коридорах келий, в двух залах. В церкви ‘Мадонна’ Фратова548. Не очень ясно ее видно. Копия его другой ‘Мадонны’, par Gabbiani, очень хороша549. Большая ‘Богоматерь’, греческий мозаик550. В капелле Salviati, построенной бельгийцем Jean Bologna, картина Алекс<андра> Аллори (‘Le retour de J Christ des Limbes’ {‘Возвращение Иисуса Христа из Ада’ (фр.).}) хороша, но портится551. Тут же два прекрасные фреска с множеством фигур, и притом многие из них портреты, Passignana: ‘Перенесение тела Св. Антония’552. В одном фреске представлена церковь Св. Марка: архиерей гов<орит> с кафедры похвальное слово Св. Антонию. На скамье сидит ряд архиереев и много других фигур. В другом перенесение. Носильщики представляют портреты различных князей. Сегодня я видел и капеллу dei Serragli, кот<орую> прежде не видал553. В церкви над дверьми ‘Распятие’, Giotto554. Внизу в одной зале ‘Вечеря’ Гирландайо, как сказывал проводник555. В другой большой фреск di Fra Angelico556. Его же несколько очень хороших фресков в коридоре келий, через который мы ходили в келью Савонаролы557. В капелле, подле сей кельи, испортившийся, но все еще прекрасный фреск Фрата: ‘Богоматерь с Хр<истом>‘558. — Возвратясь домой, съел прекрасных три груши, сегодня мне принесенные: зелено-желтые и называются: angeliche {ангельские (ит.).}. Они еще лучше желтых, кот<орые> наз<ываются> pere spine {трубчатые груши (ит.).}, имеют вкус дынный. Фунт по 4 грации, за 15 груш 2 1/2 паола. Конечно, завтрак из котлеты с картофелем, из икры и т. п. в своем роде не хуже груш. Но не для моего желудка. Ев сии груши, я помышлял о П<етер>б<урге>. — Там можно будет завтракать — крымскими яблоками! Увы!
7/19 нояб<ря>. Пятница. 1/2 9<-го>. После 3-х часов до обеда пошел на Лунгарно559. Из комнаты гонит сырость, на Лунгарно зовет солнце. Зашел к Ч<ертко>ву, и с ним ходили смотреть работу из дерева — много труда, но дрянь. Оттуда, побывав в Батистерии560, пошел обедать. Повечеру был в Перголе561, в его ложе. Veluti, по обыкновению, хорошо пел562. И игра его очень хороша. Вообще же он что-то хорохорился. И жалко и смешно видеть рыцаря, женским голосом воспламеняющего воинов к битве. Прочие также пели хорошо. Я остался до конца и слышал в конце 2-го действия прекрасное дуо. Народу было менее прежнего. Pappi, бывший с нами, заметил, что этой музыке недостает чего-то италиянского. Она на италиянскую, кажется, не совсем похожа. Но это не недостаток. Смотрел на танцы и на балет563. Женщины танцевали гораздо приятнее, нежели мужчины. Аппий в балете молодец564, был костюмирован, кажется, очень хорошо: широкие складки в его полной красной мантии очень красивы. Но мне казалось, что если тоги красивы и удобны для скульпторов и живописцев, то едва ли они удобны были для частной жизни. С покойным сертуком ничто сравниться не может. Для чего — основываясь на сей мысли покоя и удобства — не испробуют скульпторы делать статуи в сертуках! Возвратился домой в 1/2 1<-го>. Сегодня, для пробы, выпил только 1 1/4 ст<акана> Tet. Впрочем, более и не было. Лазарини, кот<орого> вчера встретил в своем трактире на лестнице, также советовал уменьшить дозу воды. Он говорит, что и в П<етер>бурге я должен есть более плодов и зелени, что нет другого средства уменьшать внутренний жар желудка, кот<орый> производит запоры. О позднем вставаньи, кот<орое>, по моему мнению, также производит запоры, он справедливо заметил, что это так, ибо долгое лежание в постеле производит жар, подобно как сиденье в карете во время дороги. — Вчера у Ч<ертко>ва я слышал о гнусных проказах здесь нашего земляка кн<язя> Гол<ицына>565. Он не довольствуется сводниками и адресовался к цирюльнику, кот<орый> после рассказал это в трактире Шнейдера566 всем лакеям!
1/2 10<-го>. Им<ел> н. н. много, может быть, от груш, кот<орых> я съел вчера 5 сырых до обеда и 3 вареных за обедом. Die Excrem weich, stinkend {Экскременты мягкие, с сильным запахом (нем.).} и мокроты.
1/2 3<-го>. Меня переселили в No 33. Прежняя комната нужна для какой-то фамилии. Теперешняя не так чиста, но светлее, и теперь даже есть солнце. Вместо нужника есть чулан. — Я был сегодня в P Pitti567. Смотрел на некоторые картины еще раз — в последний, вероятно. Сегодня особенно понравились мне два пейзажа Рубенса и прекрасная ‘Клеопатра’ Гвидо568, кот<оры>х прежде я не заметил. Клеопатра держит у титки змею. Прелестная фигура! Заметил также: ‘Les Bohmiennes’ {‘Цыганки’ (фр.).}, de Caravaggio569, хороши и замечательны темным колоритом. ‘Св<ятая> Фамилия’, Юлия Романа570, небольшая картина: рисунок и отделка в роде Андр<реа> del Sarto. Особенно хороша голова Иосифа, со вниманием и подперши бороду рукою смотрящего на Богоматерь и Хр<иста>. Особенно понравилась мне прекрасная ‘Магдалина’ Perugino571: удивительная тонкость в работе. ‘Piet {‘Пьета’ (‘Оплакивание Христа’, от ит. piet — жалость, сочувствие).} Andrea del Sarto прекрасна572. ‘Ste Famille’ {‘Святое семейство’ (фр.).}, не в рост, его же, отлично хороша, особливо голова одной старухи573. Большая картина, Maratta, ‘Св. Филипп на коленах перед Богородицею’574, обратила мое внимание сначала тем, что я где-то видел копию, а потом превосходством рисунка и вообще искусства. Смотрел еще раз на Импанату, на ‘Юдифь’ Allori, на три большие Assomption {Успения (фр.).} Andr dS, на ‘Сатира и на Нимфу’ Gior-gione, на Леона X, на несравненную ‘Мадонну della Sedia’ {‘Мадонну в кресле’ (рус., ит.).} и на ‘Мадонну’ из спальней575. Небольшая картина, ‘Ste Famille’, первой манеры Фрата, имеет сходство в колорите с Мих<ель->Анжем576. Сегодня заметил особенно и ‘Воскресение’ Фрата577, рисунок и фигуры Рафаелевские и Сартовские. ‘Piet’ {‘Пьета’ (‘Оплакивание Христа’, от ит. piet — жалость, сочувствие).}, Perugino578, прекрасна, хотя и жестка. Смотрел еще раз на прекрасного наклонившегося ангела в большой картине Раф<аэля> ‘Богоматерь на троне под балдахином и несколько святых’579. Смотрел, знав уже толкование Константина, и на несравненное ‘Видение Езекииля’580. ‘Танец муз и Аполлона’, Jul Rom, маленькая картина, очень хорошая581. Видел ‘Магдалину’ Доминикинову — как далека от его ‘Иоанна’!582 — Маленький Св. Иоанн, спящий, Carlo Dolci, прелестен583. — Портрет мальчика с длинными волосами, кот<орый> я и прежде заметил, кажется Рембрандта, прекрасен584. Еще видел ‘Мучения Св. Андрея’, Dolci585, и еще — и лучше прежнего — ‘Трех парок’, Мих<ель->Анджа586. Парка с ножницами точно спрашивает другую, прядущую: ‘Не пора ли?’, а эта делает улыбку и как будто гов<орит>: ‘Погоди с минуту!’ Погода хороша. — Я был у банкира Бори. Возьму от него на Рим вексель. Он гов<орит>, что отсюда туда курс теперь выгоден.
1/2 8<-го>. Перед обедом пошел через Ponte della Trinit587 по Via Maggio посмотреть дом, где жила Bianca Capello588. Прошел до поворота улицы и не нашел. Между тем ходить было очень трудно: сапог жал. Я зашел отдохнуть в ц<ерковь> S Spirito589. Тут мели церковь и черпали воду из колодца в церкви же. Возвращаясь по той же улице, увидел над дверьми одного, исписанного арабесками, дома герб, состоящий в шляпе или в чем-то похожем на шляпу. Это, конечно, дом, кот<орый> я искал. Насилу дотащился до ресторации. Ел рыбу, каплуна и 2 зелени. П<осле> об<еда> ел у Ботегоне590 мороженое arancio rosso {из красного апельсина (фр.).}, очень хорошо. Теперь выкурил маленькую трубку, лежа на канапе, и буду одеваться, чтобы ехать к Дем<идову>. Между тем трактирная жизнь мне надоела. Когда она кончится? Что буду делать будущею зимою? Где буду?
8/20 нояб<ря>. Суббота. 1/2 10<-го>. Вчера лег спать в час. У Дем<идова> было много народу. Давали с другою пиэсою ‘Jean qui rit et J q pleure’ {‘Жан, который смеется, и Жан, который плачет’ (фр.).}591. Gouges играл последнего. Театр кончился прежде И часов. Я после смотрел, как играют в карты, болтал. Между прочим слышал, что Дем<идов> делает значительные подарки австрийской посланнице592, напр<имер>, бриллиантовое ожерелье,— конечно, недаром, также и племяннице Сардинского593. Они за то доставляют ему lasciapassare {пропуск (ит.).} для его контрабанды. Carraggia также дал австр<ийскому> посл<аннику> табакерку с брил<лиантами> и с червонцами за выгодное донесение в пользу его министерству и за протекцию здесь594. Везде гадости, как ближе посмотришь! В моей комнате новой я чувствую более холода. Велел принести дров.
10 ч<асов>. Несмотря, что поздно лег, но не поздно встал — в 8 ч<асо>в, им<ел> теперь н. н. порядочно, выпив 1 1/2 Tet. Теперь сидел у камина. Здесь это имеет свою приятность. Но комната оттого не теплее. Отойдя от камина, холод чувствителен. Пол не покрыт ковром.
1/2 3<-го>. Был в Галерее595. В Зале портретов смотрел на те, кот<орые> мне более известны по их шедеврам. Заметил и два других: один de Gryss, в поповском платье, писан пером в 1758, очень тонкая, нежная работа, как будто кистью596. Другой, Nicolas Vanderbrach, нарисовал себя посреди большой гирланды прекрасных цветов, смотрящим в дыру597. В Scuola Veneziana {Венецианской школе (ит.).} смотрел на Тинтореттов, P. Veronese, Palma, Tiziano, Giorgione, Piombo, Marone (портрет в рост в черном платье)598. В Scuola Toscana {Тосканской школе (ит.).} на большую картину Фрата, ‘Богоматерь’: Св. Анна, несколько монахов, внизу два ангела, писано en clair obscur {светотенью (фр.).}599. На Гирландайо, Allori, Cigoli, Pontorno, Biliverti (le chaste Joseph {целомудренный Иосиф (фр.).}) и на Biliverti’еву прекрасную картину, ‘Встреча Св. Елисаветы с Богоматерию’600. Эта картина совершенно в роде Фрата и одной манеры с его Апостолами601. — Поутру был у зубного лекаря, пломбировал один и чистил прочие. Теперь поел винограду и груш. Пойду читать газеты. Пог<ода> хороша.
10 н<очи>. Повечеру ходили, Ч<ертко>в, Венг<ерский> и Ив<ан> Ник<олаевич> Новос<ильцев>602, с нами обедавший, смотреть Albinos’a. Я не верю, что альбиносы составляют особую пепладу в Африке и живут в каких-то ямах, под землею. Часа два провел у Vieusseux603, читая в ‘Гермесе’ о Мексике604. Какое плодородие! Иное родится сам-200 и 300!605 Три жатвы. Одною Мексикою можно бы прокормить весь образованный свет. По крайней мере, так напечатано. Ямайка, имея несравненно менее людей, обрабатывающих землю, производит несравненно более, и пишут, что ее рабы-поселяне лучше живут, нежели поселяне, вольные, Мексики. Но ред<актор> замечает, что в Англии многие опровергали сие восхваляемое положение черных рабов в Ямайке606. Тут пишут и об Итурби-де: более для него похвального607. В сегодняшних газетах ничего важного. В Гис-пании хаос продолжается. Французы, как пишут, решились вывести войско, оставив занятыми некоторые крепости. Причина сему та, что прав<ительст>во гисп<анское> не внимает советам Франции608. Из России пишут — всё о поселениях, что Старая Русса передана из гражданского ведомства в вед<омст>во поселений609. Итак, сегодня, конечно, не с удовольствием я читал известия о России. Правда, что и смотры, о кот<орых> писали в прошедших газетах, меня не радовали. — Вчера, смотря, как дурак Марченко610, 6 лет живущий за границею, кланяется английскому посланнику611, какое-то очень неприятное чувство толкнуло меня: напоминание нашего хамства. Так, кроме России, нигде не кланяются…
9/21 нояб<ря>. Воскресенье 1/2 9<-го>. Вот что я вычитал из ‘Гермеса’: Негры-рабы в Ямайке. Ihr erworbenes Eigenthum geniesst dieselbe Sicherheit, als die ausgebreiteten Besitzungen ihrer Brotherrn. Ihre Htten und das Hausgerth, mit den Grten, welche sie umgeben, und die darin wachsenden Pflanzen werden ihnen nie mit Gewalt genommen, doch knnen sie dieselben verkaufen oder ihren Brdern auf demselben Gute vermachen, ohne irgend einen Widerspruch von Seiten ihrer Herren zu befrchten… {Нажитое ими имущество защищено столь же надежно, сколь и обширные владения их хозяев. Их хижины и хозяйство, равно как и сады, их окружающие, со всею растительностью, там произрастающей, никогда не отбираются у них силой, более того, они могут все это продать или передать по наследству своим же братьям, живущим на этой земле, не боясь возражений со стороны хозяев (нем.).} Корм имеют от господина, хороший. Платье тоже, rzliche Hilfe {врачебную помощь (нем.).}. (Ред<актор> замечает, что хорошее положение негров многие в Англии опровергали.)612
Сегодня поутру выпил только од<ин> ст<акан> Tet. Посмотрим, что будет! Вчера ел плоды, зелень и мор<оженое> и ничего вредного. Но повечеру, т<о> е<сть> часа с 1 1/2 после об<еда>, читал долго.
1/2 10<-го> им<ел> н. н. немного. В брюхе нелегко. Вин<оград> ем по 5 ф<унтов> в день.
1/2 3<-го>. Мне сказали, что сегодня проповедь в Sta Maria Novella613. Мы пошли туда с Черт<ковы>м. Проповеди не было. Будет в след<ующее> воскр<есенье>, а было кричанье и процессия по церкви. Органы этой церкви мне очень понравились, прекрасные тоны. С Ч<ертковы>м был италиянский guide, в кот<ором> картины и фрески описаны подробнее614. С сим гидом смотрели мы: фрески по стенам одной капеллы, par Orcagna, представляющие ад и рай615. В аде разные отделения для грешников, тут черти, центавры. Один несет в руке свою голову и проч. Писано в половине XIV века. Сего же живописца образа на олтаре. Вообще работа тонкая. В раю фигуры лучше, нежели в аде. — В противуположной сей капелле я смотрел еще раз на ‘Богоматерь’, Cimabue, большая картина616. Ангелы, окружающие ее, очень хороши: нежность, тонкость и приятность в их фигурах. Богородица же, как наше греческое письмо. Эта картина ознаменовала возрождение живописи. Ее как-то носили в процессии617. В другой капелле смотрели на фрески Липпи618.
(Пришел Ч<ертко>в, и я с ним пошел.)
10/22 нояб<ря>. Понедельник. 1/2 9<-го>. Рисунок фресков Липпи очень хорош619. Над главным алтарем ‘Assomption {Вознесение (фр.).} Богородицы’, par Sabatelli620: колорит Гвидов, светлый. Кажется, Богоматерь хороша. Прочие фигуры, т<о> е<сть> ангелы, мне не понравились. Наконец, я еще раз смотрел на прекрасные фрески Гирландайо, любимого моего живописца, в хоре621. В книжке Ч<ертко>ва они подробно истолкованы622. Рисунок превосходный. Нижние фрески довольно хорошо видны. Почти все фигуры составляют портреты. Одна представляет красавицу того времени. Костюмы также должны быть тогдашние: писано в 1490 году. На одном фреске есть вдали маленькие фигуры Мих<ель->Анжа, облокотившиеся на забор. Он был тогда учеником Гирландайо. В другом фреске и портрет самого живописца. — Вышед из хора, видели в ближней капелле Распятие Bruneleschi из дерева, очень хорошей работы623. В другой, подле, картину Alex Allori: ‘Воскресенье дочери di Capo della Sinagoga {главы синагоги (ит.).}’624. Ее фигура хороша, прочие, особливо Хр<истос>, мне не понравились. Картина Vasari ‘Воскресение’ — и так и сяк625. ‘Самаритянка’, Alex Allori, в одной из боковых капелл, славится, но мне в ней понравилось только лицо Самаритянки626. Церковь запирали. Побывав у Погенполя, мы пошли по домам. В 3-м часу Ч<ертко>в пришел ко мне, и мы пошли смотреть ц<ерковь> degli Apostoli627, кот<орую> он не видал. Она подле моего трактира. Посмотрев на chef d’oeuvre Vasari {шедевр Вазари (фр.).} — ‘Воскресение Хр<иста>‘628 — хорошая картина по фигурам, но композиция странная,— на гробницу Altoviti629, мы остались в церкви смотреть на девушек, пришедших учиться катехизису. Приор сел в кафедру. Четыре девушки что-то перед им говорили наизусть, очень скоро, без всякой остановки, и что говорили, того сами не понимали, как видно. То же делали две другие после. Наконец приор начал говорить и толковал, между прочим, о таинствах и почему их 7. Эти причины изложены каким-то святым, и вздорные. Я заметил, что ни одна из слушательниц его не слушала. Мы хотели посмотреть
2 куска от Гроба Господня, из коего высекают когда-то огонь и носят его в собор630. Но приор сказал, что они заперты и чтобы мы пришли в другое время. Мы пошли на Лунгарно631. Множество было гулявших. Много видели красивых лиц как тут, так и в церкви. Прошли в толпе раза два взад и вперед и отправились обедать. По-вечеру были в театре Cocomero632. Давали в 1-й раз ‘Il Rendevu’ {‘Свидание’ (фр. искаж.).}, соч<инение> музыканта, играющего в водевилях у Демидова633. Музыку аплодировали и автора
3 раза вызывали. Но мне понравился только один трио. Прочее дрянь. Пели вообще, мужчины, хорошо, и между ними дебютант или дилетант, сын трактирщика в Nuovo York634, кот<орого> отец прогнал. Не дождавшись конца другой оперы, мы пошли домой. — Вчера на стене подле ц<еркви> d Apostoli я видел надпись, обещающую 5000 лет индулгенции тем, кот<орые> будут приходить в церковь. Я этих индулгенций не понимаю. — Сегодня не холодно, но не видно солнца. — Вчера, гуляя по Лунгарно, Погенполь рассказывал нам, как характеристические черты здешних нравов, два следующие происшествия, кот<орых> я не постигаю. 1) Три известные дамы — Tempi, Mozzi и еще какая-то, одна из них при дворе — были найдены полициею в блудодействе в Кашинах и взяты под стражу635. Просидев под арестом 3 недели, они явились в общество и ко двору — и все как ни в чем не бывало!! 2) Хозяин дома Демидова636 имеет жену, кот<орая> живет с другим. Сей другой приехал однажды к первому, увез его в свой дом и продержал его там под арестом — 10 лет. Между тем старик объявлен сумасшедшим, а чичизбей637 жил опекуном его имения. Через 10 лет после сего похищения приезжает в дом похитителя Дини (теперь муж гр<афини> Бутурлиной)638 и, прибив стража, увозит жертву и едет с ним к герцогу639. Герцог признает его несумасшедшим и велит ему, как камергеру, у себя дежурить. Все берут сторону старика. Иностранные министры за него вступаются. Дини преследует преступника, но по сие время он еще опекун над имением старика, кот<оро>му на содержание дается очень мало. — До истечения {Предлог: до зачеркнут, над строкой начата незавершенная правка. В <течение>} 10 лет никто о нем не позаботился! — Я описываю эти происшествия так, как они были мне рассказаны,— не понимая, впрочем, ничего в этом особенного роду и особенно высокой степени равнодушии.
1/2 9<-го>. Сегодня поутру ходил в ц<ерковь> S Felice, чтобы видеть там черную экс-королеву Гаитскую640. Но она не выходила, и в доме ее мне сказали, что, может быть, пойдет в ц<ерковь> завтра. Потом был с Ч<ертковы>м и Пог<енполе>м в Галерее641. Там смотрел рисунки, камеи, камни с резьбою и монеты. Между рисунками видел сегодня в 1-й раз Andr d Sarto. По некоторым видно, что когда он рисовал фигуры в половину, наприм<ер> ‘Тайную вечерь’, за столом, где ног не видно, то в рисунке, несмотря на сие, фигуры сделаны полные — для того, чтобы вернее достигнуть верности и живости642. Таким образом, дабы произвести часть, делал он прежде целое. В рисунке Фратовой картины, большой, clair obscur {светотенью (фр.).}, в Галерее, Богоматерь и проч<ие> фигуры сделаны нагие — для того, чтобы вернее расположить драпировку643. Камеев и камней с резьбою всего здесь 4000. Нам показывали около 600. Есть удивительной работы. Из новых отличны Филипп II и Don Carlos, Bianca Capello и проч.644 Медалей и монет всего здесь 80 000. Замечательны этрусские монеты. В разговоре показывавший нам сказал, что Оратор645 и другие этрусские фигуры, вероятно, сделаны около времени Августа, т<о> е<сть> тогда, когда искусства везде процветали, а не прежде сей эпохи.
Еду к Демид<ову>.
Посмотрев камеи и пр., зашли взглянуть на Мих<ель->Анжелова неконченного Брутуса и на его голову Фавна, первая его работа, по кот<орой> узнал его Laurent le Magnifique {Лоренцо Великолепный (фр.).}, он сделал ее, будучи еще мальчиком646. — Обедал с Венг<ерским> и Ив<аном> Н<иколаевичем> Новос<ильцевы>м, с ними же был п<осле> об<еда> у Ботегоне647. Нов<осильце>в так Москвою и дышит — т<о> е<сть> я вижу в нем репрезантанта Москвы, и эта репрезантация мне нравится. Здесь груши сахарные и цветы благоуханные в ноябре, у нас морозы, мерзлые яблоки. Но трудно жить не там, где родился. Привычка не уступает иначе как привычке же.
11/23 нояб<ря>. Вторн<ик>. 1/2 9<-го>. У Дем<идов>а было много народу648. Назади, или в задних рядах, сидела его швейцарка649: красивое лицо, des traits prononcs {резкие черты лица (фр.).}. Сидеть в этих стульях мне довольно трудно. Люблю простор. После театра долго болтал с mlle Вындомской650, кот<орая> расспрашивала и рассказывала мне о журнале, кот<орый> издают или пишут актеры Дем<идова> насчет его и всех живущих в доме. Надо всеми смеются. Дем<идов> и Дурновы будто ничего об этом не знают. Я этого журнала не читал. Ч<ертко>в был очень смешон, говоря Вынд<омско>й о пакостях Гол<ицына> обиняками. Я очень смеялся. В 1-м часу в исходе возвр<атился> домой. Когда поел винограду и лег спать, был уже 2-й час. В 8-м встал. Теперь идет дождь. Мне это напомнило, что ни однажды дождь не помешал мне здесь выйти поутру в обыкновенное время со двора. Смотреть теперь не знаем что. Я только ожидаю из Рима lasciapassare {пропуск (ит.).}651, чтобы ехать туда. — Третьего дня в театре, в ложе Ч<ертко>ва я познакомился с живущим здесь п<етер>б<ургски>м купцом Краузе652, который сказывал, что в Либау653 пришел один любекский корабль и что при выгрузке оборвалась веревка, упала бочка, изломалась, и нашли, что в ней фальшивые ассигнации! Кр<аузе> звал нас к себе в середу на вечер. — От пасмурной погоды в комнате моей очень темно.
1/2 10<-го>. Несмотря, что лег поздно, но не поздно встал, им<ел> н. н. хорошо. Завтра попробую выпить менее ст<акана> Tet. Вчера В<ынд>омская сказывала мне, что Дурновы, след<овательно>, и она, не были еще ни одного раза в P Pitti654, a живут здесь 6 недель. Странные люди! Хоть бы для того посмотрели, чтобы сказать, что видели! — Мой товарищ в путешествии из Венеции сюда, Mantilla, возвр<атился> из Рима и был теперь у меня. Рассказывал о неприятностях путешествия по почте, о грубости и гадости народа, о нечистоте в Риме, где одному французу, в ресторации, подали винограду с говном.
12/24 нояб<ря>. Середа. 9 утр<а>. Вчера вышел в 2 часа со двора. Пошел в другой кабинет читать газеты. Тут газет немного и платят за раз 1/2 паола. В ‘J d D‘ читал первое письмо Шатобр<иана> о теперешнем положении Франции655. Он тут по б<ольшей> ч<асти> опровергает министериальных в том, что будто нельзя, хваля короля, бранить м<инистров> {В рукописи: М. М.}. В последующих письмах он обещает говорить о Греции, о Гиспании656. Это будет любопытнее. О греках всё хорошие известия657. Из Гиспании всё хуже и хуже. Французы объявили прав<ительст>ву, что выходят, но думаю, что оно убедит их остаться658. В 4 часа из кабинета пошел к Черткову. Погода была очень пасмурна целый день. Такой здесь еще не бывало. Наводит грусть — а я вспоминаю, что у нас часто такая погода! Повечеру был в театре Piazza Vechia659. Давали две комедии660. В первой жена представляется сумасшедшею, дабы узнать, любит ли ее муж, живший с нею в разлуке. Потом и муж хочет показаться сумасшедшим. Играли, право, недурно, за вход платится 4 грации. Мы с Новосильцевым взяли ложу в 1-м эт<аже> за 2 паола. Вообще я замечаю, что итальянцы играют лучше, нежели немцы. Более живости и даже более натурального в игре. Прежде окончания второй пиэсы мы ушли. Сегодня погода опять пасмурна, но менее, идет маленький дождь. Вчера писал письмо в Россию {Рядом на полях выставлено: No 16} и в это время получил письмо No 16 от братьев. Они живут у Путятиных — на старом пепелище, пишет бр<ат> Ал<ександр> Ив<анович>661. Время течет неприметно, но когда в жизни очутишься где-нибудь в том месте, где был прежде, то замечаешь прошедшее, вспоминаешь, что время прошло или ушло и что сам состарелся. Так теперь со мною — я вспоминаю, что был здесь почти за 13 лет. О матушке он пишет, что она не в дурном положении здоровья и живет кое-как недурно с Ал<ександрою> Ил<ьинич>ною662 и с некоторыми знакомыми. Это меня несколько успокоило на ее счет. — Теперь читаю в Кефалидесе замечание о том, что храмы древних были весьма невелики в сравнении с церквами новейших народов, а что частные домы, как видно в Помпее, были еще менее663. Я сам это заметил в Помпее. Заметил и по храму Минервы в Риме, кот<орый> также невелик664. По малой обширности частных домов можно заключить, что и древние жили много на улицах. Кеф<алидес> пишет, что die Alten mssen zu Hause, so zu sagen, wie Schweinen bereinander gelegen haben {Древним приходилось дома, так сказать, лежать друг на друге, как свиньям (нем.).} (!!)665.
1/2 11<-го>. Сегодня выпил менее 1 ст<акана> Tet. Н. н. имел немного и туго отчасти. А вчера ел все по-обыкновенному.
4 часа. Погенполь получил для меня lasciapassare {пропуск (ит.).}666. Я намерен ехать в субботу. Был у ветурина667, у Новос<ильце>ва, кот<орый> хочет ехать со мною. Теперь уложил часть вещей. Погода очень дурна, почти беспрестанно дождь. Заходил в Галерею668. В Трибуне очень темно669.
8 веч<ера>. Оделся, чтобы ехать с Ч<ертковы>м к Краузе. Что-то невесело. Приятно получать письма из дому, но они слишком живо все родное напоминают. А воспоминания о родине на чужой стороне всегда производят грусть.
13/25 нояб<ря>. Четверг. 9 утра. В полночь возвр<атился> вчера от Краузе. Там были только мы двое и Погенполь. Болтали со всею семьею. Довольно скучно. Погода пасмурна. Она, гов<орят>, продолжится недели 3. — Иностранцев, говорят, здесь 10 000, из них 5 т<ысяч> англичан, 1300 или 1500 римлян, 250 русских, то есть с русскими паспортами670. — Оставляю здесь у б<анкира> Бори большой мешок с табаком и 3 книги: Reichardt (Герм<ания>), Гуфланда и Guide de Fl за печатьми671.
1/2 11<-го>. Им<ел> н. н. туго и не очень много. Видно одни плоды и зелень не очень действительны без большей порции Tet, кот<орого> и сегодня выпил только 1/2 ст<акана>, дорогою, верно, все будет плохо по-старому. А в Риме, если не найду Tet, что будет? Теперь принесли мне от Borri вексель в 150 francesconi и 50 francesconi чист<ыми> деньгами. — Погода разгулялась, не знаю, надолго ли. — Вексель на банкира Brancadori в Риме672.
1/2 8<-го>. Поутру читал газеты. Замечательного — мерзость поступка полиции или министерства с Magalon, содержавшимся в тюрьме pour un dlit de la presse {за правонарушение в печати (фр.).}673. В Португалии, пишут, опять открыт заговор, несмотря, что королева арестована674. Перед обедом зашел посмотреть середние двери в Батистерии675. За 1/2 паола она отворилась. Работа точно превосходная. Красота их должна была быть несравненно жива, когда видна была позолота. Я не хотел оставить Флоренцию, не видав их вблизи без забора. Не знаю, что выше в искусстве: работа мрамора или бронзы. Но мне кажется, что барельефы на Максимилиановой гробнице в Инспруке676 превосходнее барельефов в этих дверях. Но первые, кажется, не так славятся, вероятно, потому что их не так часто смотрят. Сегодня еду на концерт Шимановскои в доме Демидова677. Ветурина678 нанял за 12 francesconi с ужином и ночлегом.
14/26 нояб<ря>. Пятница. 11 утра. Вчера в концерте первая ария, петая par Reina, 1-й тенор Пер голы, и Ceccherini679, тенор придворный, мне очень понравилась. Одни итальянцы так петь могут. Прочие арии не так уже нравились. Было много народу. Сегодня утром платил счеты и пр. Завтра еду. Идет дождь. Надобно укладывать и эту книгу. [Итак,] не разверну ее до Рима. Я пробыл здесь 50 дней.

<II>
Рим

Пятница. 21 ноября/3 декабря. 1/2 8<-го> вечера. Сегодня в 2 часа пополудни приехали мы в Рим. Заняв комнаты, одевшись, пошли бродить. В 1/2 6<-го> обедали. Стол очень хорош за 6 паол. После обеда я выкурил у камина трубку. Товарищ мой уже лег спать. Я сел писать то, что заметил дорогою.
15/27 нояб<ря>. Суббота. 6 веч<ера>. Levane1, А почты от Флор<енции>. Мы едем очень покойно. Просторная карета, и нас только двое. Целый день и теперь дождь. Выехали в 1/2 8<-го> из Фл<оренции> через Porta S Nicol2. Приехали сюда 1/2 6<-го>. Завтракали в Monte del Piano3 плохими котлетами и вкусною капустою. Теперь у камина ожидаем обеда.
16/28 <ноября>. Воскресенье. 9 веч<ера>. Camuscia1. Сегодня завтракали в Arezzo5. Там ходили кое-что смотреть. Собор огромный6. Капуцин или августинянин7 говорил проповедь. Было довольно народу. Одна скамья была занята канониками с горностаевыми воротниками. В Соборе видел картину Benvenuti: ‘Смерть Св. Доната’8. Он представлен между двух его убийц, в белом одеянии. Мне эта картина весьма понравилась. Под нею фреск, несколько фигур, Sabatelli9. Также очень хороший. В большой капелле другая картина Бенвенути: ‘Торжество Юдифы’10. Она представлена на крыльце и держит голову в руке. Против сей картины другая, такой же величины, Сабателли11. В капелле хорошие фрески. Она построена и украшена в последних годах от подаяний верующих12. В соборе потолок покрыт фресками. Снаружи собор не кончен13. — Это напоминает Флоренцию. У крыльца собора статуя одного Медициса14. Были после того на площади, кот<орая> лежит косогором и где построены т<ак> наз<ываемые> Ложи Вазариевы15. Большой дом с широким портиком. Пропорции весьма хороши. Недалеко от сей площади ц<ерковь> Madonna delle Pieve16. Фасад старинный и украшен вверху небольшими, различного сорта колоннами в три ряда. Подле сей церкви три башни, кот<орые>, вероятно, прежде были соединены. В сей церкви за олтарем хорошая картина Вазари, ‘Св. Георгий’17. — Ц<ерковь> бенедиктинов18. Тут, в бывшей библиотеке, большая, во всю стену, картина Вазари19. Я не полагаю, чтобы это был его chef d’oeuvre {шедевр (фр.).}, как гов<орит> Reichardt (сюжет: И convito del Re Assuro colla Regina Estera {Пир царя Артаксеркса с царицей Есфирь (ит.).})20. Фигур на сей картине множество. Главные не очень, кажется, хороши. Некоторые прислужники, напротив, сделаны превосходно. — В сей церкви купол нарисован на полотне, par Pozzo, gesuite {иезуитом (фр.).},— весьма искусно и с обманчивою перспективою21. Я долго думал, что отверстие на потолке действительное, но после убедился, что и оно нарисовано. Городок значительный. Прежде ходьбы мы напились кофе. После завтракали. Погода была прекрасная. Мы ехали всё тосканскими полями, т<о> е<сть> садами. Иногда виды на долины прекрасные. Вышед однажды дорогою из кареты, мне не хотелось лезть в нее назад: так лучи вечернего солнца и мягкость воздуха были приятны! — В сумерки проезжали мимо Кортоны22, за две мили отсюда: она лежит на горе, влево от дороги. Прежде проезжали мимо Castiglione23, также на высоте лежащей. Здесь обедали в 7 часов. В нашей комнате нет камина. Мой товарищ греется в зале с женевскими дамами, ночующими здесь же. Едем мы, в нашей просторной карете, двое, весьма покойно. Дорогою я лакомлюсь грушами Angeliche {ангельскими (ит.).} из Фл<оренции>. Виноград не так хорош, как во Фл<оренции> [(далее и совсем его не было)], а здесь и совсем нет. Сегодня вина не пил, ибо не было белого. Я много болтаю с моим добрым товарищем о Москве и России. — Пора и туда, а еще около двух лет!.. Вчера дорогою все попадавшиеся нам были с зонтиками, и между прочим, как заметил мой товарищ,— свинопасы!! — Здесь, в Camuscia, всего, говорят, домов с 10. В одном только месте проезжали сегодня мимо пригорков, на которых ничего не посеяно. — Выезжая поутру из Camuscia, мы не могли иметь молока и пили кофе с яйцами, а на первом ночлеге совсем не пили, за неимением молока, которое теперь здесь очень редко, да и прежде Фл<оренции> я находил то же.
17/29 <ноября>. Понед<ельник>. Полдень. Magioneu. Выехали из Camuscia25 в 6 часов. Было еще темно. Когда рассветало, мы увидели Lago di Perugia, древний Тразимен26. В Monte Gualandro, папской таможне27, один солдат указал мне гору, посреди кот<орой> лежит деревня Sanguinetto28. На сем месте Ганнибал поставил свое отборное войско. Против сей горы в долине было сражение, в кот<ором> Ганнибал разбил консула Фламиния29. Мы долго ехали по берегу величественного озера. Проезжали через Passignano30 и Torricella31. Оттуда поднялись на гору, Monte Collo32, с быками. Нищие начали попадаться гораздо чаще и более. Далее еще на гору, на которой стою и теперь. (Это было, как обыкновенно в дороге, писано карандашем на лоскутке бумаги.) Тут на вершине башня и обширные виды на долины, налево и направо. Везде обработанность, зеленые поля, прекрасные шоссе. Все прекрасно, кроме жилищ людских и самих людей. И те и другие запачканы, отвратительны. В одном месте видел алоэс, вероятно посаженный. Утром было холодно. Теперь прекрасно. Здесь я читал объявление от правительства против посещения трактиров, где сказано между прочим, что трактиры сделаны для проезжающих и что посещение оных вредно и в отношении к народонаселению, что из трактира человек приходит домой с жаром от вина, находит холодную постелю, или что-то подобное. — С папской границы перемена в наружности народа очень заметна. Здесь более горного и менее европейского.
6 веч<ера>. Перуджиа33. Ехали прекрасными местами. Наконец на горе увидели Перуджиу. Час поднимались. Виды с горы удивительные. Здесь множество оливок. Город снаружи не очень красив, окружен стеною. Внутри города главная улица, Corso34, великолепна. Огромные здания. На ней и Palazzo Publico, огромное готическое здание35. На сей же улице il Collegio del Cambio36. Тут внизу комната, для биржи купеческой служащая, покрыта фресками Петра Перуджино37. Мы не могли их хорошенько видеть, потому что было темно. Но при всем том можно было удивляться рисунку и тонкой работе. Преображение Хр<иста>, нарисованное против двери, было виднее. Очень хороший рисунок. Подле сей комнаты капелла38, где также фрески П<ьетро> Перудж<ино> и между ними ‘Встреча Богом<атери> с Елисаветою’39. В обеих потолки, как мне сказывали, Рафаелевой работы, вероятно, когда он был учеником у П<ьетро> П<еруджино>40. Чьи бы они ни были, но они прекрасны, между фигурами на потолках заметны евангелисты, тут есть и арабески. На конце Корсо площадь, на кот<орой> боком к улице стоит собор41. И эта ц<ерковь> снаружи не кончена. Внутри огромна и великолепна. Колонны какие-то 4-угольные и под мрамор. Потолок покрыт фресками. Тут есть, как нам сказывали, картина Baroccio, бывшая в Париже, но она была закрыта и не было человека, кот<орый> мог отпереть капеллу42. — Piazza Grimana43. Тут между стен, принадлежащих к крепости, арка Августова44. ‘Antico, Антико-о!’ — кричал мой товарищ, уверяя, что и стены древние.
Ц<ерковь> Августинов45. Подле сей церкви есть капелла d’une Confraternit, украшенная картинами par Angelo Cesare Perugino46, не очень хорошими. Потолок вызолочен47. В особой комнате, подле сей капеллы, Богоматерь с двумя святыми, один в золотой ризе, 1-й манеры Петра Перуджино48. Рисунок очень неловок, steif {жесткий (нем.).} и совсем не то, что другие его картины. Мой товарищ уверял, что эта картина должна быть учителя Петра П<еруджино>49. — В церкви две картины Петра П<еруджино>. Одна ‘Рождество Хр<истово>‘, другая ‘Крещение’50. Первая очень хороша: Иосиф и Богоматерь стоят на коленях и смотрят с умилением на маленького Хр<иста>. — Университет51. Здесь видели большой камень с этрусскою надписью52. 4 [маленьких] мозаика древних, представляющих птиц, зверей53. Картину Петра П<еруджино> ‘La Gloria’ {‘Слава’ (ит.).}54: вверху Троица, внизу несколько святых. Две маленькие картины 1-й манеры Рафаеля: на одной два святых (головы) в архиер<ейском> одеянии, на другой St Bernhardo и Св. Севастиан55. Сей последний очень хорош. — Ужинали в Перуджие хорошо и спали спокойно. Комната была порядочная. В камине огонь.
18/30 нояб<ря>. Вторник. Foligno56. Тут мы завтракали. Видели собор57. Внутри очень красив, просторен, светел. Переделывается. Нам сказывали, что тут под олтарем найдено месяцев 5 назад тело или мощи Св. Фелициана58. Были чудеса, и костыли и другие ex voto {вотивные (т. е. приносимые в дар по обету) дары (лат.).} показывали нам в доказательство сих чудес. — В одном девичьем монастыре59 картина, гов<орят>, 1-й манеры, П<ьетро> Пер<уджино>60, но очень плоха. — В Palazzo Gregori61 ‘Une Ste Famille’ {‘Святое семейство’ (фр.).}, Рафаелем неоконченная62. Хр<истос> более отделан и очень хорош. Св. Иоанн Крест<итель> не кончен, но хорош. Лицо Богоматери хотя не кончено, но черты не похожи на другие лица Богоматери Раф<аэля>. Иосиф едва виден.
Выехав из Перужии, проезжали мимо монастыря Madonna degli Angioli63, после станции сего имени. Огромная, светлая церковь. Посреди ее маленькая церковь, старая, где служили прежде какие-то святые64. На дворе капелла, где под олтарем грота, в кот<орой> молился Св. Франциск65. На этом же дворе маленький огород с розами, в каковые превратился шиповник, когда бросился на него нагой Св. Франциск66. Тут его и дьявол искушал. Монахов здесь 100. Тут Св. Фр<анциск> учредил свой орден67. Мы ходили по коридорам, где кельи. Красивая, огромная церковь далеко от городов, посреди полей всегда имеет особый интерес. — Не доезжая станции Le Vene68, видели налево от дороги, на горе, город Trevi, построенный амфитеатром,69 — прелестный вид. Вообще все города [особливо] небольшие, построены на горах. Часто дорогою видны и развалины маленьких крепостей, на возвышениях. — Далее по горам не деревья — но леса оливковые! Подле станции Le Vene древний храмик Клитумнский, внизу речка Клитумн70. Этот храмик прелестен. Сзади портик с 4 колоннами и 2 пиластрами составляет фасад. Передний фасад выходит на дорогу. Он стоит на косогоре.
Spoletto71. Втор<ник> же. Сюда приехали в 7 веч<ера>. С куском факела и свечою видели здесь: Ворота Ганнибаловы, или Porta Fuga {Порта Фуга, букв.: Ворота бегства (ит.).}, через кот<орые> отступил или убежал Ганнибал72,— древность. Две арки древнего моста13, по кот<орому> въехали в город. Дом Теодорика, перестроенный карцером74. В нижнем этаже окна небольшие и сверху округленные. Этот дом принадлежит теперь фамилии Aroni75.
19 ноября / 1 декабря. Середа. Полдень. Водопад у Терни76. Выехав из Spoletto77, поднялись на Somma78. Взяв в Терни почтовую коляску, поехали к водопаду. Поднялись на высокую гору. Туман покрывал город и долину. Наверху было светло. Сначала мы прошли между двух утесов и видели быстрое течение Велино (тут Велино течет, кажется, по вырытому древле каналу), стремящегося к пропасти, т<о> е<сть> к водопаду. Потом смотрели с трех мест на славный величественный водопад. Он ударял вниз с шумом, подобным гулу пушечных выстрелов. Солнце светило. Брызги воды, возвышаясь из пропасти, образовали радуги, живые, движущиеся и яркие. Радуги, видимые на небе, не так светлы, живы, ярки. Зрелище и прелестное, и ужасное! — Возвращались по той же дороге. Ехали лесами оливковыми. Они питают здешних жителей. Под водопадом Велино соединяется с Нерою, и первый теряет свое имя, как будто не хотя после славы в своем падении протекать в долине речкою тихою, незначительною и тем унижать свое имя. Оно умирает в блеске радужном! Смерть славная! Виды с горы картинные. Маленькая деревенька Regnana79 или что-то такое, через кот<орую> мы проезжали, стоит вся на маленьком утесе, кот<орый> весь покрыт строением. Встретившиеся нам поселяне имели вид нищеты. — После обеда поехали в самую прекрасную погоду далее. Везде та же обработанность. Перед Нарни80 начали подниматься на гору. У самого города Нарни виды на долину удивительные. Все эти городки стоят на горах: снаружи картинны, внутри некрасивы, нечисты. В Нарни собор с домом, вероятно архиер<ейски>м, очень красив и выбелен81. На гору к Нарни и через город мы шли пешком. В Caf я выпил стакан воды. Перед другим кафе сидели попы в dolce far niente {приятном ничегонеделанье (ит.).}. — Теперь ночуем в Lavigna82, между Терни и Отриколи83. — 1/2 10<-го> веч<ера> после ужина.
20 нояб<ря> / 2 дек<абря>. Четверг. Полдень. Civit Castellana84. Стою на высоком мосту, над пропастью85. — За Отриколи86 земля уже не та. Перед Боргетто мост Августов, переделанный папою Сикстом, кажется, V, хорош87. Поля голые. Оливок уже нет. Есть еще другие деревья. И Civit Cast стоит на утесе. Пропасть глубокая отделяет городок от дороги. Над сею пропастью этот мост, весьма высокий. — Сегодня выехали с ночлега в 7 часов. Видели прекрасное небо: лазурь, золотые и бирюзовые облака. — В Civ Cast la Fortezza {крепость (ит.).}, огромное здание88. Собор с портиком89. Пол из маленьких каменьев узорами. Городок грязный и дрянной. Один только большой Palazzo90. В С Cast завтракали бараниною и брокулями91. Поворотив с дороги после С Cast, ехали без шоссе. Перед Monterosi92 выехали на Сиенскую дорогу. Тут уже бесплодная степь. Monterosi нечистое местечко. Тут остановились для ночлега. 6 веч<ера>. Поутру пили кофе с кислым молоком. По-вечеру жандармы, ветурины93, поп играли в карты на кофе.
Пятница. 21 н<оября> / 3 д<екабря>. Monterosi. 5 утра. Встали в 4-м часу. Гром, молния, дождь. В 6 поехали. Все утро шел дождь. Ехали все степью. Иногда видна пашня. Деревьев мало. Иногда с пригорков представлялась взорам эта Campagna di Roma в своей необозримости94.
La Storta95. Полдень. Здесь завтракали рыбою и брокулями и в первый раз пили Orvietto96, кот<орое> мне очень понравилось, и посему я пил более обыкновенного. И после Сторты ехали степью, но иногда посреди пустыни видны уже были уединенные здания. Погода разгуливалась. Но туман покрывал еще купол Св. Петра97. На 4-й миле от Сторты видели гробницу Неронову, у дороги на правой руке98. Наконец увидели огромный купол. Он возвышался над степью и городом выше, нежели все другие башни и куполы в свете. Проехали через Ponte Molle99, по четырем концам коего 4 статуи святых и посреди ворота. Въехали в Porta del Popolo100. Три улицы101 представились нам, как театральная декорация, с обелиском102. — Мы в Риме!
Жаль, что не могу упомнить некоторых замечаний и рассуждений моего тов<арища>. ‘Антико-о! Франческани’103. Видим какие-то ворота, забор. — ‘Это анфитеатр’, и все антико. Какие названия мест! Какие разговоры с святошею! Повторение каждой фразы 3 или 4 раза. ‘Сабинская губерния!’104 и пр. и пр. — Я по утрам обыкновенно ехал в тулупе. Иногда дорогою ели недурно, особливо в Lavigna105 имели прекрасного бекаса, почти везде брокули с хорошим маслом. Постели по большей части с чистым бельем. Но как построены эти трактиры! Поутру в зале везде воняет конюшнею, ибо ход из залы по лестнице прямо туда {К 14/26 ноября относится запись, сделанная на оставшемся месте на л. 29 (в записи от 4/16 ноября):
14/26 нояб<ря>. Сделал окончательный счет для Фл<оренции>. Всего издержал здесь в 50 дней 119 франческонов, из кот<орых> в кошельке 6. След<овательно>, 113. Выходит по 2 ф<ранческони> с лишним в день, т<о> е<сть> 1 <червонец>, или около 400 рубл<ей> в месяц.}. — Вчера не кончил этих выписок и лег спать в 9 часов. Сегодня, встав, имел оч<ень> хор<ошо> н. н. Теперь 1/2 10<-го>. Суб<бота> 22 н<оября> / 4 д<екабря>.

Рома

22 нояб<ря>/4 декаб<ря>. Суббота. 1/2 4<-го>. 1/2 11<-го> пошли со двора. Прежде я был у кн<язя> Гагарина106. Гм! Потом был у банкира107 и получил деньги. Оттуда л<он>лакей108 повел нас на гору Капитолийскую109. Начинать осмотр Рима с этой горы хорошо. Поднявшись по Михеланжевому всходу, мы очутились у статуи Марка Аврелия110. Я и прежде ей удивлялся. Ныне заметил в самом всаднике какое-то движение, и я думаю, что живость всадника не уступает живости его лошади. Вошли в Сенаторские палаты и потом на Капитолийскую башню111. Оттуда виден весь Рим. Какое зрелище! Конечно, в жизни можно видеть все это только однажды. Под нами лежал Forum Romamim, или Campo Vaccino {Коровье поле (ит. искаж.).}112. Нам показали 7 холмов и 4 горы римские. Вокруг Рима необозримая степь. С час смотрел я во все стороны и не мог насмотреться. Все сверху казалось мне близко. Сошли. Palais des Conservateurs {Дворец консерваторов (фр.).}113, на левой стороне от Сенаторского. В портике сего здания между прочим статуя Юлия Кесаря114, qui est le seul portrait reconnu de cet homme qui existe Rome {которая единственное признанное изображение этого человека в Риме (фр.).}, гов<орит> Vasi115. На дворе головы, руки, ноги от древних статуй отличной величины116. На дворе же группа: лев, терзающий лошадь, ресторированная Мих<ель->Анжем117. Превосходная группа. Формы живы. В одной части сего палаццо {В рукописи: paliazzo} расставлены бюсты знаменитых людей, кот<орые> ставились прежде в Капитолии118. Идя по лестнице сего palazzo, находишь на одной площадке 4 прекрасные барельефа, представляющие Марка Аврелия в разных видах119. Далее по лестнице в стене маленький барельеф, представляющий Курция Сабина с лошадью120,— кажется очень хорош. Проходили по различным комнатам сего палаццо. В одной видели бронзовую волчицу, кормящую Рема и Ромула121, и бронзовую статую мальчика, вынимающего занозу (‘Le berger Marzio’ {‘Пастух Марцио’ (фр.).})122. Прекрасный бронзовый бюст первого Брута123. В другой комнате вделаны в стене отломки камней, на кот<орых> написаны Fasti Capitolini {Капитолийские фасты (ит.).}124, т<о> е<сть> имена консулов, диктаторов, императоров. В сенях есть такая же стена с Fasti Moderni {Современные фасты (ит.).}125!! — В одной комнате видели двух древних уток из бронзы126. Кустод127 уверял, что это капитолийские гуси. ‘Малы, но древние’,— гов<орил> он. В одной комнате стены покрыты фресками П<ьетро> Перужина, изображающими предметы из войны римлян с карфагенцами128. Тут Ганнибал на слонах проезжает Альпы! — В капелле сего дворца картины: 4 Евангелиста, par Caravage129, из кот<орых> Иоанн отменно хорош. В том же стиле мрачном другие картины par Romanelli, из кот<орых> ‘Св. Сицилия’ превосходна130.
Возвращаясь назад, зашли взглянуть на скалу Тарпейскую131, т<о> е<сть> на одно из мест, откуда, как гов<орят>, бросали людей. Идя далее, смотрели fontana della Trevi132, где течет l’aqua Vergine133. Какой фонтан, какой фасад палаццо Poli134, под кот<оры>м статуя Нептуна135 и резервуар! — На улицах заметно много живости. Домы многие выбелены и светлее мрачных флорентийских. Я довольно устал.
1/2 9<-го> веч<ера>. Отобедав дома за table d’hte {табльдотом, общим столом (фр.).}, ев шпинат и еще какие-то коренья, рыбу, дичь, виноград и пив Orvietto136, пошел в Caf подле нашего трактира137, узнал комнату, в кот<орой> за 13 лет пивал кофе и отдыхал после ходьбы с покойным моим cicerone {чичероне (ит.).} Managali138. В этом коф<ейном> доме всё иностранцы, артисты, немцы, французы. Я только прочел газеты. Пишут о женитьбе короля прусского, также, что в<еликий> к<нязь> Ник<олай> Пав<лович> поехал из Германии сюда в Италию139. — Сегодня в одном из капитолийских палаццев я смотрел достопамятности не с таким вниманием, как во Фл<оренции>, думая, что здесь предстоит видеть весьма многое. Картины меня менее занимали подле этих древностей, которые одною давностью своею поражают воображение. К тому же перед этим я смотрел с башни на весь Рим — весь Рим. — Могли ли после этого овладеть вниманием моим фрески Перужино! Даже и на статую Кесаря140 я смотрел хладнокровно. — Бюст Мих<ель->Анжа141, сделанный им самим и стоящий посреди бюстов иной Европы, показался мне не у места, хотя Мих<ель->Анж не только по таланту, но и по патриотизму везде может иметь свое место. На башню мне надобно еще сходить, когда посмотрю на Рим в подробностях. Мне хочется теперь видеть только древности. Нового, хотя и славного, не жажду, кроме, однако же, Петровской церкви142. — В первой зале du Palais des Conservateurs {Дворца консерваторов (фр.).} видел между прочим мраморное изображение рыбы143. Прежде было постановление, что если кто поймает рыбу такой величины, то должен был отдать голову Сенату. Пий VII уничтожил оное, сделав сенаторам вознаграждение.
23 нояб<ря> / 5 дек<абря>. Воскр<есенье>. 1/2 9<-го> утра. Не знаю отчего, желудок мой варит очень исправно. Вчера поутру до кофе и сегодня еще ночью имел н. н. оч<ень> хор<ошо>. Буду продолжать так обедать и так рано ложиться, как третьего дня и вчера. Обедаю поздно. После об<еда>, проведя с час у камина или пописав и почитав,— уже приходит день к концу, т<о> е<сть> 10-й час. Я тогда и ложусь. Это не худо, и я не сожалею покуда, что здесь нет театра. Кофе поутру пью с хлебом и с жирными сливками. Но это надобно переменить.
1/2 4<-го>. В 10-м часу отправились в Ватикан. Видели Папу144. Потом были в Villa Pamphili-Doria145.
Возвр<ащаясь> в город, остановились у монастыря Sn Pietro in Montorio146. Тут картина Мих<ель->Анжа, конченная par Piombo, ‘La Flagellation d J С‘ {‘Бичевание Христа’ (фр.).}147, и храм, построенный Брамантом на том месте, где был мучим Св. Петр Ап<остол>148. Потом проезжали мимо l’Acqua Paola149. Потом мимо ворот Септимовых150. Наконец, были у посланника151.
1/2 8<-го>. Прежде капеллы Сикстины, которая была заперта, мы вошли в Петровскую церковь152. Огромность ее меня сильно поразила — вот все, что я теперь могу сказать о ней. В 10 часов пошли в капеллу С<икстину>. Дорогою на лестнице встретили одного кардинала, кот<орый> очень важно шел наверх, сопровождаемый отрядом швейцарцев в их арлекинском платье153. Важно смотрел он на смотревших на него. После всего важность его была смешна, но она доказывает, что здесь сохраняется еще старинное уважение ко всем этим фарсам и что духовенству высшему и теперь здесь жить не худо. Нас свободно и с учтивостию впустили в капеллу и дали места за загородкою, где сидели кардиналы-диаконы154, а на скамье подле нас прелаты, позади начальники монашеских орденов и архиереи греческий, армянский и, как мне сказали, сириакский155. Мало-помалу съехалось около 30 кардиналов. Наконец пришел Папа и сел на возвышенное место под балдахином, подобное обыкновенному архиерейскому. Началась служба. Музыки не было. Певчие пели недурно. Басы хороши. Подле Папы сидели два кардинала-диакона, из кот<орых> один, очень толстый, с большим трудом снимал и надевал на Папу митру. Кардиналы сначала подходили целовать мантию Папы, вероятно, вместо руки. Он два раза молился на коленах перед олтарем, несколько раз давал благословение, читал голосом довольно твердым. Наружность его показывает болезненность, слабость. Начальник Францисканского ордена156 говорил проповедь. Как он, так и другой читавший, по-нашему как будто Апостол, целовали, кажется, у Папы туфлю или башмак красный. Кардинал-диак, primo frate {Букв.: первый монах (ит.).}, подавал Папе кадильницу и один раз подал ему на коленах. Вообще в сем богослужении все очень благопристойно, но я ожидал, что Папе оказывают более, так сказать, адорации157, нежели сколько я увидел. У кресел Папы стоял сенатор римский, имеющий право стоять под балдахином. Три консулатора, представители римского народа, сидели на ступенях амвона, не под балдахином. Народу в самой капелле было очень мало, гораздо менее, нежели кардиналов с их прислужниками и различных монахов, за нами сидевших. Оттуда поехали в Villa Pamphili-Doria. Она самая большая между здешними виллами. Прекрасные аллеи из зеленых дубов (chnes verts {каменные дубы (фр.).}). Деревья большие, густые, но иногда слишком обрезаны. Дом очень хорошей архитектуры и покрыт снаружи древними барельефами, статуями. Внутри также много статуй, между коими я заметил одну, кот<орая> должна быть Венера, в рубашке,— впрочем, плохой работы, Ермафродита, в виде женщины, из мрамора, на кот<ором> сделано одеяние из алебастра158. Картины не замечательны. Вид с террасы сего дома превосходный. Pini {пинии (ит.).}, нарисованные на моей табакерке, растут в сей вилле. В саду мы видели отрытые за 4 года развалины древних гробниц en Colombains {в виде колумбариев (фр. искаж.).}159, т<о> е<сть> с отверстиями, в кот<орые> ставились горшки с пеплом тел усопших. Многие из сих гробниц очень хорошо сохранились, в одной виден и мозаичный пол. Найденные в них барельефы, надписи расположены в леску посреди сего же сада. Между ними я заметил один камень с прекрасными амурами, другой, на кот<ором> изображен мужчина с женщиною, держащие друг друга за руки,— вероятно, надгробный камень согласной четы. В саду же в амфитеатре видел Фавна, за кот<орым> посредством воды играют органы160. — Проводник сказывал нам, что хозяин161 никогда не живет в сей вилле, ибо воздух летом нездоров. Возвращаясь, остановились у Acqua Paola: у стены, представляющей величественный фасад, из пяти отверстий стремится вода, проведенная сюда за 35 миль. Далее были в церкви Sn Pietro in Montorio. Тут в церкви картина ‘La Flagellation deJС‘ {‘Бичевание Христа’ (фр.).}, par Piombo, с рисунка Мих<ель->Анжа, хороша. На дворе маленький круглый храм, par Bramante. Под полом сего храма яма, в кот<орую>, как говорят, был водружен крест, на коем умер Петр Ап<остол>. Въехав уже в городские ворота, видели налево Септимовы ворота, перестроенные п<апою> Александром VI.
Побывав у посланника162, поев дома груш и винограду, мы пошли пешком в 1/2 4<-го> в ц<ерковь> Maria degli Angeli {В рукописи здесь и далее: Angioli}163. При входе в нее огромная ротонда, кот<орая> принадлежала прежде к баням Диоклетиановым. Вся эта прекрасная, огромная церковь построена в бывших банях. Своды потолков древние, также и 8 гранитных колонн, коих часть, около сажени, теперь в земле под полом. Мих<ель->Анж сделал эту церковь, сделав только к ней пристройку для теперешнего олтаря. Она украшена многими отличными картинами, с коих копии, в мозаике, находятся в Петровской церкви164. Лучшие из сих картин ‘Введение во храм Богородицы’, pr Romanelli165, фреск ‘Мучение Св. Севастиана’, pr Dominiquin166. Вероятно, дабы дать более живости картине, представлен тут всадник, разгоняющий народ: толпа ужасается и мечется во все стороны. Без сего одно действие мучительства было бы слишком монотонно. Этот фреск перенесен сюда, и несколько ресторирован, из ц<еркви> Св. Петра (моз<аик> в Св. П<етре>). ‘Падение Симона магика’, par Batoni167. Здесь одна фигура представлена в прекраснейшем clair obscur {светотени (фр.).}. ‘Обедня Василия Великого’ (моз<аик> в Св. П<етре>)168. Такая же картина в Невском монастыре169. Фигуры священников в белой одежде прекрасны. Фигура с короною и кинжалом и здесь manir {вычурна (фр.).}, дурна. Монастырь, или chiostro170, обнесен портиком со 100 колоннами из травертина171, но кот<орые> выбелены, как и стены. Посреди три ветхие, огромные кипариса, посаженные Мих<ель->Анжем или в его время, он строил и сей портик. Вышед из церкви, мы ходили около ее и удивлялись огромным остаткам баней Диоклетиановых, между коими и из коих она построена. Сии развалины состоят из стен, арок, сводов. В стенах видны колеи, служившие, вероятно, для провода воды. В некотором расстоянии от сей церкви ц<ерковь> Св. Бернгарда, построенная также из ротонды, к тем баням принадлежавшей172. Она была заперта. Было поздно. Мы пошли прямо домой и пришли к обеду. Я ел и пил довольно и со вкусом. Посмотрю, что будет завтра.
Вчера мы видели также la Fontana di Trevi113. Вода выбегает внизу фасада Палаццо Boncompagni174. Сия фасада великолепна и украшена между прочим двумя барельефами, представляющими Агриппу и деву, указавшую сию Acqua Virgine175 солдатам Агриппы176. — Сегодня, идя в м<онастырь> degli Angeli, видели la Fontana de l’acqua Felice111. И тут огромный фасад и два льва базальтовые, древние египетские. Вообще эти фонтаны с величественными фасадами существуют только в Риме. Я не помню, чтобы видел их где-либо.
9 вечера. — Я знакомлюсь с Римом сверху, т<о> е<сть> с башен и гор, более, нежели с каким-либо другим городом. Вчера смотрел на него с капитолийской башни, сегодня с террасы виллы Pamph и с других мест. Отовсюду он великолепен!
24 нояб<ря> / 6 дек<абря>. Понед<ельник>. А дня. Сегодня именины матушки178. В 1/2 10<-го> с невеселым духом со двора, потому что не им<ел> н. н., хотя и ел вчера почти так же, как 3<-го> дня. Видел: Forum Romanum119: Храм Юпитера Громовержца, Tenante {В рукописи здесь и далее: Tonnante}180. Храм Фортуны181. Храм Согласия (Concordia)182. Ворота Септимия Севера183. Тюрьма Мамертинская184. Базилика Эмилиа185. Колонна Фоки186. Graecostasis181. Curia188. Ц<ерковь> Св. Феодора189. Храм Антонина и Фаустины190. Вне F R: Храм Ромула и Рема191. Базилика Константинова192. Ворота Титовы193. Храм Венеры и Ромаш. Далее: Ворота Константиновы195. Колисей196. Далее: Храм Паллады197, Того di Nervo198, Torum Trajanum199.
Jove Tenante. Сия развалина состоит из 3-х прекрасных колонн с прекрасным фризом, стоящих треугольником. Они очищены до оснований.
Хр<ам> Фортуны. — Портик из 8 колонн различного размера. Эти развалины остались от эпохи упадка художеств200.
Il Tempio della Concordia. Я не нашел и тех остатков, о кот<орых> гов<орит> Vasi201. У стены тюремной и около хр<ама> Юпит<ера> Громовержца видны остатки фундамента, но более ничего, и все — загажено. Видно, это место служит нужником для всего квартала.
Вор<ота> Септ<имия> Севера. Против сего хорошо сохранившегося и обрытого со всех сторон памятника я сел на камне и долго смотрел на различные украшения. Вообще они нехороши, но я заметил одну фигуру, мальчика, очень порядочную. Видел и строку в надписи, кот<орую> переменил Каракалла, дабы изгладить имя убитого им брата Геты202. Но сею переменою он увековечил, особым памятником, свое преступление.
В ц<еркви> Св. Петра in Carcere нам дали свечей и повели вниз в тюрьму Ма-мертинскую. Идя по лестнице, вожатый показал нам в камне некоторое углубление, происходящее, по его словам, от толчка, данного ап<остолу> Петру солдатом: Петр ударился лицом в этот камень и оставил тут следы лица своего. В сей подземной тюрьме колодезь, где вследствие беспрерывного чуда, как гов<орил> наш проводник, вода никогда не уменьшается. Этою водою Св. Петр окрестил своих тюремщиков, или стражей. В стене видны следы лестницы, или Scalae Gemoniae203.
Basilique Aemilia. Тут видны только некоторые остатки украшений наверху фасадной стены.
Колонна Фоки. Прекрасна и совершенно обрыта. Она была поставлена одна, как гов<орит> V204. Около остатки каких-то фундаментов.
Graecostasis. Три прекрасные колонны в прямой линии. Над ними карниз (entablement) прекрасной работы. Они служат моделей, так как и пантеонские205.
Curia. Мы видели одну только большую стену, к которой пристроены здания.
Ц<ерковь> Св. Феодора построена на развалинах храма Весты206. Круглое здание. Мы его видели только снаружи. Около сего храма кончался Forum Romanит.
Храм Ант<онина> и Фаустины. Остатки хорошо сохранившиеся великолепного портика. Украшения на карнизе, грифоны, канделабры, вазы, превосходной работы. Колонны из чиполина207. За сим портиком построена церковь, стены кот<орой> соединяются с массивными стенами древнего храма208.
Храм Ремула и Рома разделен посередине полом, ведущим в церковь Козмы и Домиана. Двери бронзовые, косяки и две колонны порфировые, через кот<орые> входят, взяты снизу и были прежде при входе в храм. Мы сходили на низ этого храма, коего верхняя часть служит стенами или трапезою церкви. В церкви свод над олтарем из мозаики. Близ сей церкви две древние колонны, а сзади кусок огромной стены древней из больших камней.
Базилика Константинова, называемая Храмом Мира209. Три огромные арки, из коих в середней стена круглая. Тут были колонны. Это здание, как видно, было очень велико. Я помню, что при мне обрывали эти развалины210.
Ворота Титовы — невелики, но лучший остаток древности в своем роде. Два большие барельефа внутри арки, Тит в колеснице и добыча иерусалимская211, кан-делабры, доски и проч., превосходной работы, особливо последний. Под сводом апотеоза Тита: человек на орле. На карнизе также хорошие, но уже очень попортившиеся барельефы, где между <прочим> заметно изображение реки Иордана, несомой на доске. Тут только одна арка. Бока ворот совсем развалились и сделаны вновь212. И самая арка была перебрана, года за два, и камни опять поставлены на свое место. Идею такого рода ресторации подал какой-то осужденный преступник и был за это помилован213. Жиды в сии ворота не ходили214.
Храм Венеры et de Rome был построен по рисунку самого имп<ерато>ра Адриана215. Был очень велик. Теперь видна только одна стена с частию купола и в отдалении несколько ступеней. — Пропустив страниц 7 Vasi216, я пошел к Воротам Константина. Почитают, что сии ворота всех лучше сохранились. Они покрыты прекрасными украшениями, статуями, барельефами, но сии украшения принадлежат Траянову времени и все представляют происшествия из его жизни217. Фигуры, при Константине сделанные, очень дурны. И эти ворота обрыты кругом.
Колосей. Что сказать об этом гиганте? Подпоры, сделанные для поддержания его развалин, стена глухая, и теперь делаемые — стена с арками — и сии подпоры ужасны массою своею. Я всходил в 1-й этаж. Смотрел и снаружи — удивительная высота, видел арку без номера, вероятно императорскую. Картинка p. 144218 снята с того места, где я сел на камень, войдя на арену. Оттуда пошел назад и видел:
Колонну и площадь Траянову219. Эта вновь отрытая площадь220 составляет 3<-ю> часть древней. Сколько можно рассмотреть, барельефы, покрывающие колонну, отличной работы. Отрытая часть площади обнесена стеною, в кот<орую> вделаны разные надписи, камни, тут найденные. На мостовой, где видны паве — большие плиты мрамора, расставлены обломки многих колонн, статуй, тут найденных. Возвращаясь домой, видел:
Forum или храм Palladium221 две прекрасные колонны с великолепным карнизом от храма Паллады (Pallas). Половина их в земле, и они обстроены со всех сторон. Недалеко от сего места:
Forum de Nerva {Форум Нервы (фр.).}222. Одна большая из больших камней стена и арка del Pantani223, кот<орая> вела на сей forum. От храма Нервы224 остались три великолепные мраморные колонны и одна пиластра подле арки dei Pantani. Между ними на потолке прекрасные украшения. — Ходя по Форум Rom, я видел остатки Via Sacra225. Она, как думать должно, была не прямая и, вероятно, проходила под ворота Титовы и Септимовы, кот<орые> не на прямой линии построены.
1/2 6<-го> — 9 веч<ера>. Отобедав, провел время с земляками, Ив<аном> Н<иколаевиче>м и Горихвостовым226, приехавшим сегодня из Фл<оренции>. Рассуждения были, во-1-х, о мощах. Решено, что здешние, одни кости, ничего не значат, что у нас другое дело. Далее о живописцах. Классифировали их по школам. Я и тому рад. Что бы было делать мне одному! А с людьми все лучше. — Вчера л<он>лакей227 рассказывал мне, как дело известное, что Гонзальви тратил много казенных денег, увеличивал налоги и что и себя не забывал228. — Partout comme chez nous! {Везде то же, что у нас! (фр.).} Надеются, что теперешний Папа229, приведя дела в порядок, уменьшит налоги. — Я не нахожу, чтобы Рим был так нечист, как Фл<оренция>. Улицы здесь шире, многие домы выкрашены чисто, и вообще город светлее. Хотя и здесь много живости, но я не видал еще толпы большой, как во Фл<оренции> на Арно и на других улицах в час гулянья.
25 нояб<ря> / 7 дек<абря>. Вторник. 1/2 9<-го>. Вчера ел за обедом с аппетитом и много, особенно зелени. Съел два апельсина. Теперь им<ел> н. н. немного. Подожду пособлять желудку. Что будет? Читая в Кефалидисе о For Rom230, я вижу, что он очень верно его описывает. С тех пор, как я в Риме, ложусь спать без книги и трубки. Это покойнее. Кеф<алидес> доказывает, что Forum с одной стороны ограничивался линиею от арки Септ<имия> Севера до Храма Согласия или Фортуны, с противной же стороны — линиею от Храма Ант<онина> и Фаустины к церкви Св. Феодора231. Четыре угла Форума были: место, где ц<ерковь> S Pietro in Carcere232, S Lorenzo Аптекаря, перед кот<орым> колонны Храма Ант<онина> и Фауст<ины>233, ц<ерковь> Св. Феодора234 и ц<ерковь> Марии della Libratrice235, перед коею три колонны Грекостазиса236, или Курии237, или Комиций238. В длину всего около 250, в ширину от севера к югу 150 добрых шагов. Forum лежал поперек против Капит<олийской> горы. А Campo Vaccino {Коровье поле (ит.).}239 лежит вдоль против оной.
1/2 4<-го>. Пошли около 10<-ти> час<ов>. Возвр<атились> теперь. Видел: две ц<еркви> {В рукописи: цц}240 на Forum Trajanum241. Бани Титовы242. Маронитский монастырь243. S Pietro in Vincoli244. Семь или 9 зал245. Ц<ерковь> Св. Мартына246. Арка Галиенова247. Базилика Марии Majeure248. Ц<ерковь> Sta Prassede249.
Первая из ц<ерквей> {В рукописи: цц} на For Tr Sta Maria de Loretto250. Небольшая, но весьма красивая круглая ц<ерковь>. На главном олтаре Богоматерь Петра Перужино251, а в одной из капелл очень хорошая статуя Св. Сусанны, de Franois Quesnoy, appelle le Flamand {Франсуа Кенуа, именуемого Фламандцем (фр.).}252. Другая церковь поболее, также круглая, но не имеет тех украшений253. В обеих самая неприятная вонь.
Бани Титовы. Я помню, что за 13 лет я лазил в них по кучам мусора254. Теперь вошел по гладкой дороге. Сначала были в магазине, где валяются отломки прекрасных колонн, куски штукатурки раскрашенные и проч. Тут мы видели и план Золотого дома Нерона, над кот<орым> выстроены были Титом бани255. По отрытым комнатам можно судить о расположении сего дворца. Комнаты освещались дверью и над дверью окном. Так как Тит закрыл от воздуха комнаты Нероновы, то от сего живопись фрескова хорошо во многих местах сохранилась. В одном коридоре, позади комнат, теперь отрытых, где видна надпись против нечистоты, на куполе остались фрески (арабески) прекрасные. Видны прекрасные лебеди, коза, корова, лев. Лучшие из них мы видели на своде другой комнаты. Посреди свода картина, представляющая Марса, пастуха и проч. (‘La fundazione di Roma’ {‘Основание Рима’ (ит.).})256. Вокруг прелестные фрески, блестящие свежестию голубой и красной красок. В одной комнате видели нишь, в кот<орой>, гов<орят>, стоял Лаокоон257.
Оттуда зашли в монастырь маронитов с Ливанской горы. В большом их саду растут апельсины. В большом доме живет только 5 бедных монахов.
Ц<ерковь> Sn Pietro in Vincoli огромна, прекрасна. В ней 20 древних колонн из греческого мрамора, кот<орый> похож с вида на чиполино258. Два портрета кардиналов над их гробами, par Dominiquin259. ‘Петр Апост<ол> в тюрьме’ — оригинал в сакристии, par Dom, копия в церкви — и тот и другая очень хороши260. Свод или круглая стена главной капеллы принадлежала к баням Тита. У сей стены стоит древний мраморный стул. Я садился на него — покоен. Тут же два богатые мраморные монумента двух кардиналов261. В сакристии мозаичный пол сделан из кусков мрамора, взятых в банях. Наконец в сей же церкви славный Моисей Мих<ель->Анжа262. Превосходная статуя. Во взоре его заметна гордость, с кот<орою> он смотрит на народ свой. Эта статуя посреди нижней части памятника (в виде фасада) Юлия II263. Верхняя часть как-то мелка в сравнении с нижнею. Прочие статуи в сем памятнике недурны, но позиция статуи Папы странная.
Семь зал. Теперь их 9 отрыто. Они служили водохранилищем для баней. Вода покрыла стены корою, кот<орой> кусок я взял с собою: удивительная прочность в здании.
Ц<ерковь> Св. Мартына. Огромная, прекрасная, богатая ц<ерковь>. Древние колонны мраморные, из коих 2 зеленого чиполина. Стены украшены картинами и пейзажами Гаспара Пуссена с фигурами Николая264, фреском, изображающим Собор, кот<орый> держал Сильвестр в нижней церкви265. Главная капелла украшена превосходными картинами Cavalucci266. Эта капелла стоит на возвышенном месте, множество мрамора. Под нею внизу церковь, где кости многих мучеников267. Далее подземельная церковь Константина268, тут пол древний мозаичный269. Воз-вратясь из подземелья, где также были бани 3-х императоров, Тита, Диоклетиана, Траяна270, я сел на скамью и еще удивлялся богатству, прелести сей церкви.
Арка Галиенова с цепью в своде271 не весьма замечательна.
Базилика Св. Марии Majeure. Внутри огромный 4-угольный сарай, по обеим сторонам древние из белого мрамора колонны. Между окнами вверху картины, мозаики. Главный олтарь очень богат. Теперь его вновь золотят. Но что особенно великолепно, это две капеллы, над которыми и куполы сей базилики. 1-я капелла направо du St Sacrement {Святых Таинств (фр.).}272. Тут мраморные барельефы над гробами двух Пап273, статуи, цветные мраморы, фрески, покрывающие стены и весь потолок,— все в изумляющем изобилии и пестроте. В одной из люнет лучший фреск — la vedova Tamara {вдова Тамара (ит.).} с белым вуалем274 — прекрасная фигура. Посреди сей капеллы табернакль, поддерживаемый четырьмя вызолоченными ангелами. Другая капелла, Боргезов275, говорят, еще богаче. В ней такие же барельефы над гробами Пап, статуи, фрески, мраморы. Главный олтарь в сей капелле украшен драгоценными 4 колоннами из jaspe oriental {восточной яшмы (фр.).}, с капителями и канелюрами вызолоченными, фризы агатовые. Образ Богородицы на сем алтаре, будто бы писанный Лукою Ев<ангелистом>276, был завешен, но я видел его немного из-под покрывала. Il est sur un fond de lapis lasulis {Он на фоне из лазурита (фр.).}277. Блеск и пестрота сих капелл ослепляет. Но вообще эта огромная ц<ерковь> не пленила меня так, как церковь S Pietro in Vincoli и S Martino, на кот<оры>е, особливо на последнюю, нельзя насмотреться. В них не одно богатство ослепляет, но красота, пропорции, чистота и блеск изящного. Фасад сей базилики, главный, где и Porta Santa {Святые ворота (ит.).}278, находится среди пристроенных зданий для каноников и сакристии. Башня279, стоящая наверху ее, не посередине, портит общий вид храма. Другой фасад, перед коим обелиск280, ровнее, глаже и потому красивее. Хотели было оттуда идти домой, но поблизости зашли в
Ц<ерковь> de Ste Prax&egrave,de281. В сей ц<еркви> особенно замечательны: лестницы, ведущие в главную капеллу, или трибуну, из rosso antico {Букв.: старинный красный (ит.).}282: это самые большие куски сего мрамора после фавнов Капитолия и Ватикана283, кот<орых> я еще не видал. Также картина Юлия Romano, в сакристии, ‘La Flagellation de J С‘ {‘Бичевание Христа’ (фр.).}284. Не знаю, что сказать о сей картине. Я не могу удивляться искусству, видя предмет отвратительный. Наконец показывали нам в сей же церкви столб, к кот<орому> И<исус> Х<ристос> был привязан285, когда происходила флажеляция286. Два куска от сего столба подарены фр<анцузскому> и гисп<анскому> королям287. Кустод288 отворил стеклянный футляр и, зажегши свечу, стал на колени, показывая нам сию святыню.
Оттуда возвратившись к обелиску Maria Maggiore {В рукописи здесь и далее: Magiore}, мы пошли прямо с горы Есквилинской на другую, потом на третью и наконец на четвертую, Trinita di Monti289, все в прямом направлении. Я очень устал. Сел у лестницы отдохнуть. Потом спустился по ней к нашему трактиру. Обед прервал сии записки. Теперь 1/2 9<-го>. Погода благоприятствует нашей ходьбе. Я сержусь на себя за то, что не хладнокровно слышу замечания и вопросы моего товарища, кот<орые> должны бы меня забавлять.
26 н<оября> / 8 дек<абря>. Середа. 9 утра. Вчера за об<едом> ел много цветной капусты и репы. Повеч<еру> 2 апельс<ина> и виногр<ад>. Теперь имел н. н. хорошо. Здесь, несмотря на запоры, не выходит мокрот, как прежде.
1/2 4 <-го>. Пошли после 10. Я видел: Piazza Colonna290. Monte Citorio291. Храм Антонина292. Ц<ерковь> Св. Игнатия293. Ц<ерковь> Sta Maria sopra Minerva294. Портик Октавии295. Театр Марцеллов296. Ц<ерковь> Nicolo in Carcere297. Церковь Sta Maria Cosmedin298. Храм Весты299. Храм Фортуны Virile300. Дом Rienzo301. Ponte Rotto302. Janus Quadrifons {В рукописи: Janus 4 fons.}303. Маленькая арка Септимия Севера304. Cloaca Maxima305. Ц<ерковь> Maria della Consolazione306. Госпитали307. Гробница Бибулуса308.
Piazza Colonna. Эта колонна воздвигнута в честь Антонина309. Говорят, что работа ее не так хороша, как на Трояновой310. Сия площадь окружена огромными красивыми палаццами311.
Monte Citorio. Маленький холм, замечательный по обелиску312, сделанному Сезострисом, царем Египетским313.
Храм Антонина. 11 величественных колонн в стене здания, служащего для таможни314. Со двора видели вверху колонн большие куски камней.
Ц<ерковь> Св. Игнатия. Фасад ее великолепен. Внутри особенно замечателен потолок по прекрасным фрескам315, кот<орые> блестят свежестию. Тут две капеллы, в кот<орых> много мраморов и в одной под олтарем урна или гробница, покрытая лапис-лазулем, где тело Св. Louis de Gonzago316. У двери боковой великолепный памятник Григория XV317.
Церковь Sta Maria sopra Minerva. Большая, старинная ц<ерковь>. В ней была служба, играли органы, очень приятно, но, говоря по-нашему, театральная музыка. Это мешало мне осмотреть ц<ерковь> получше. В одной капелле прекрасные фрески Lippi318. Тут есть картины fra Angelico da Fiesole, из кот<орых> я нашел одну319. В сей же церкви и его гробница. Наконец, тут статуя мраморная Иисуса Хр<иста> с крестом, и одна нога внизу одета бронзою par Мих<ель->Анжа320. Моисей321 мне гораздо более нравится. На площади перед сею ц<ерковью> египетский небольшой обелиск поставлен на слоне322.
Портик Октавии — несколько колонн: над ними фронтон. Сквозь сии колонны вход в ц<ерковь>323. Тут рыбный рынок, грязь, гадость. Этот портик построен для убежища от дождя.
Театр Марцеллов. Одна часть ротонды теперь существует и служит основанием новым зданиям. Некоторые колонны хорошо сохранились.
Церковь Sn Nicolo in Carcere. Невелика. В ней 14 древних колонн. От трех же храмов, на кот<орых> она построена, видны только две колонны, одна у крыльца, другая в самой церкви.
Арка Януса Quadrifons’a. Эти арки существовали в древнем Риме во всех квартал<ах>. Служили для укрытия от дождя и зноя324. Стиль плохой. Ниши мелки. Недалеко от сего здания:
Маленькая арка Септ<имия> Севера. Мраморная с барельефами внутри и снаружи, не лучшей работы. Каракалла и здесь в одном барельефе изгладил изображение Геты325.
Церковь S Maria in Cosmedin. Построена в древнем храме, от которого остались еще несколько колонн, которые видны в церкви, капители же их на чердаке и на хорах326. Сии капители прекрасны и очень хорошо сохранились. В портике сей ц<еркви> la Bocca della Verit {Уста истины (ит.).}327, которую я узнал. На площади против сей ц<еркви> и на берегу Тибра стоит храм Весты — круглое, прекрасное здание с 20 колоннами, из которых одной недостает части. Стены сего здания очень крепки. Недалеко оттуда:
Храм Фортуны Virile. Видна одна боковая стена с колоннами. Тут ц<ерковь> армянская328. Подле Дом Rienzo, замечательный странными украшениями. Оттуда я сошел на берег Тибра. Видел отверстие клоаки Maxim’bi и Ponte Rotto, или Палатинский. С противоположного берега стоят еще три огромные арки сего моста. Четвертая в развалине величественной. Налево вниз по Тибру видны остатки (avanzi) моста Sublicio329, столь же древнего, где сражался Коклес330. Направо вверх по Тибру остров, с которого два моста ведут на берега: P Фабрициев и P Cestio331.
Cloaca Maxima. Видно отверстие ее, состоящее в большой арке, построенной из превеликих камней.
Ц<ерковь> Maria della Consolazione ничем не значительна. Подле нее два госпиталя, женский и мужской. Я заглянул в них. В одном видел двух попов, сидящих в кафедрах. Они тут беспрестанно дежурят. Хоть бы читали книжку! Возвращаясь домой, в одной улице л<он>лакей332 показал мне кусок стены с надписью. Это была гробница Бибулуса. — 4 часа.
1/2 11<-го> ночи. Обедал у нашего посланника333. Очень добрый человек. После обеда болтали: он, кн<язь> Гаг<арин>, поляк, кот<орый> при миссии, и какой-то аббат. Мне нравится положение Италийского. Живет тихо, в теплом климате. Потом заходил в большой кафе на Корсо334. Он из нижнего этажа, где был прежде, перенесен повыше, в другой дом. Комнат и народу много. Впрочем, довольно пасмурно. Я увидел там маленького баиону335, кот<орого> видел там и прежде. Идя к посланнику, останавливался на Corso и смотрел на гуляющих в карете и пешком.
27 нояб<ря> / 9 декаб<ря>. Четверг. 1/2 4<-го>. Сегодня все утро пробыл в Петровской ц<еркви>336. Конечно, самое роскошное воображение едва ли составит себе нечто целое, подобное тому, что представляет целое этого величайшего и богатейшего здания в мире. Вряд ли что-либо подобное когда-либо существовало. Два общие взгляда на площадь и на внутренность храма останавливают. Рассматривая подробности, на каждом шагу открываются новые богатства, новые создания искусств. Все искусства содействовали великолепию сего храма. В целом нельзя не признать гениальной идеи, в подробностях — усилий роскоши и гения. И все тут так широко, просторно! Огромность есть, конечно, первое достоинство сего храма, не только как огромность сама по себе, но в том отношении, что эта огромность дала возможность наполнить всю церковь гигантскими произведениями зодчества, ваяния, живописи, мусикии337, и наполнить без излишества. И пропорции внутри здания удивляют наиболее потому, что размер везде необыкновенный. Мы более удивляемся стройности в великане, нежели в карле. Я ходил вдоль и поперек церкви — везде обширно. Смотря поперек ц<еркви>, замечаешь, что другая ц<ерковь> столь длинная, как эта широка, удивляла бы нас своею огромностью. С Vasi338 в руках переходил я от олтаря к олтарю, от гробницы к гробнице, от картины к картине и, останавливаясь, смотрел опять на целое — и изумлялся. Фасад никак не соответствует целому. Говорят, что М<ихель->Анж хотел сделать фасад, подобный Пантеонову339. Вероятно, это было бы несравненно лучше. Впрочем, внутри много украшений мелких и без вкуса, но эти недостатки исчезают в общем великолепии.
Мост St’Angelo имеет много древнего и между прочим три главные арки340.
Старая ц<ерковь> Св. Петра под новою, где мы ходили с факелами, заключает в себе несколько капеллей и множество гробниц341. В сакристиях особенно замечательны галереи, украшенные колоннами. Сих сакристий несколько. Одна большая. Тут же и две капеллы с портиками. Везде мрамор. Внутри церкви замечательны: балдахин над главным олтарем342, стул ап<остола> Петра с 4 учителями вселенскими343, украшения двух главных капеллей, где вызолоченные барельефы и проч. Памятник Якова III и двух его сыновей, Кановы344, и его же памятник Клементу XIII345. Статуя Папы превосходна, особенно драперия346. Прекрасна и статуя Гения, но статуя Религии нимало им не соответствует — тяжела, платье, как у брюхатой женщины. Его же статуя в Confession de St Pierre папы Пия VI347. Мозаичная картина Гверчинова, ‘Ste Ptronille’348, лучший мозаик в Петровской ц<еркви>, превосходна. Я видел в ц<еркви> мозаик картины Камучини, ‘Фома неверный’, который работали в то время, как я был в 1-й раз в Риме349. Картина, т<о> е<сть> мозаик ее, теперь мне еще менее, нежели прежде, понравилась. — Выйдя из ц<еркви>, приехали за 2 паола домой.
28 н<оября> / 10 дек<абря>. Пят<ница>. 9 утра. Вчера перед обедом был в церкви S Carlo на Корсо350. Большое, высокое здание. Было множество народу. Я пришел к шапочному разбору. Попы пели, и народ припевал ora pro nobis {молись за нас (лат.).}351. Хотя в ц<еркви> было тихо, но я заметил, что молящиеся кричат по-латыни без всякого чувства. На Корсо было довольно народу. За об<едом> ел много брокулей и 1 апельс<ин>. Днем и повечеру съел 3 ап<ельсина>, но после об<еда> выпил 1 1/2 чашки кофе со сливками и не им<ел> вч<ера> н. н. Сегодня было очень мало. Плохо, но подожду пособлять желудку. Товарищ мой собирается нанять квартиру, хотя и без меня. Вчера смотрели одну вместе. У него здесь есть другой товарищ, и он, как человек умный, не деликатится.
1/2 5<-го>. Сегодня делали осмотр в коляске. Это гораздо приятнее. Бани Каракаллы352. Ц<ерковь> S Gregorio353. Ц<ерковь> S Giovanni e Paolo35i. Ц<ерковь> S Giovanni in Fonte355. S Giov Laterano356. Scala Santa357. Ц<ерковь> Sta Croce in Gerusalemme358. Porta Maggiore359. Minerva Medica360. Porta S Lorenzo361. Ц<ерковь> Св. Бернгарда362. Ц<ерковь> Maria della Vittoria363. В огромных развалинах баней Каракаллы я не мог найти даже и столько, сколько написано у Вази364. Видел огромные стены. Картинка представляет верно часть их внутри. Я взял несколько мраморных кусочков из мозаичной мостовой, кот<орая> покрыта землею и кот<орую> мы не видали.
Ц<ерковь> S Gregorio. В самой ц<еркви> ничего замечательного. Но подле нее три капеллы365. В первой купол над олтарем покрыт фреском Гвидо Рени366, но, кажется, не отличной работы. Вторая капелла построена, как пишет V, Св. Гр<игорие>м, и в ней говорил он свои проповеди367. На одной стене славный фреск Доминикина ‘La Flagellation de St Andr’ {‘Бичевание Святого Андрея’ (фр.).}368. Лицо старца-мученика изображает страдание и веру. Копия палача была у нас между картинами кн<язя> Гагарина. Второй фреск, Андрей-апостол, идущий на мучение, par Guide, кажется, далек в совершенстве от первого369. В 3-й капелле посреди мраморный стол, за кот<орым> Св. Григ<ори>й кормил ежедневно по 12 нищих370. ‘Бахметьев кормил и больше’,— было одно из замечаний Ив<ана> Н<иколаеви>ча371!! — С одной террасы подле сей ц<еркви> вид на развалины дворцов кесарей .
Ц<ерковь> Св. Иоанна и Павла. Посреди церкви означено место, где был дом сих святых. На дворе или в саду монастыря видали огромные из больших камней арки. Нижний этаж их в земле. Эти развалины, думают, принадлежали к Vivarium373, где держали зверей для Колосея374.
Ц<ерковь> св. Иоанна in Fonte. Построение ее приписывают Константину375. Он будто бы тут крестился. Остатки древности состоят здесь в 8-угольной балюстраде, из 8 порфировых колонн, держащих карниз. Прочее все пристроено после.
Ц<ерковь> St Jean de Latran376. Мы вошли в нее со стороны трибуны, где обелиск377. Она почитается первейшею базиликою в Риме и в мире. Внутренность ее величественна. Она не так обширна в длину, как Maria Maggiore378, но шире и имеет 5 сводов, или nefs {нефов (фр.).}. Потолок середнего свода и трибуны, богато украшенный штукатуркою и позолотою, нимало не соответствует прочим частям здания. Капелла Корсини379 богата, но гораздо проще и красивее пестрых капеллей в Mar Maggiore. В сей капелле в памятнике Клемента XII огромная урна из порфира, найденная в Пантеоне380. L’autel du St Sacrement {Алтарь Святых Таинств (фр.).}, в передней части церкви, образует прекрасный портик с 4 бронзовыми колоннами, кот<орые> приписывают Августу и Константину381. Середняя, главная, дверь, бронзовая, взята из древней Эмилиевой базилики382 и теперь выкрашена зеленою краскою, равно как и статуя короля Генриха IV383 в другом портике. Фасад сей церкви прекрасный. С крыльца видны различные водопроводы.
Посмотрев, как ползают по Scala Santa (Пилатова лестница!), вверху посмотрев со свечкою на кусок камня, на кот<ором> сидел И<исус> Хр<истос>, когда мыл ноги апостолам, мы поехали в Базилику Sta Croce in Gerusalemme. С крыльца сей ц<еркви> видны и St Jean de Latran, и Mar Maggiore. Эти три ц<еркви> составляют <треугольник> {В рукописи рисунок — треугольник, у вершин которого обозначены церкви: StJ (т.е. San Giovanni in Laterano), MM (т. е. Santa Maria Maggiore) и крест (т.е. Santa Croce in Gerusalemme).}. Ц<ерковь> невелика, но имеет красивые круглые стены. На одной стене список хранящимся тут мощам. Тут есть всё. Внизу капелла Св. Елены: это старая церковь, над кот<орою> построена новая. Подле сей ц<еркви> направо:
Jardins Variani {Сады Вариани (фр.).}, в кот<орых> остатки стен от какого-то здания, которые называют храмом Венеры и Купидона384. Налево, в саду монастыря, круглая стена от
Амфитеатра Castrense386. Мы выехали из ворот Св. Иоанна386 и, ехав подле городской, Гонориусовой, стены387, увидели наружную часть сего амфитеатра. Тут видны еще древние колонны. Повернув налево, въехали в:
Porte Majeure {Большие ворота (фр.).}366. Тут в городской стене видны огромные древние арки, или ворота. Дорогою видели Porte Sn Lorenzo, построенные Гонорием389. Наконец приехали к винограднику, посреди кот<орого> стоит прекрасная развалина храма
Минервы Medica. Отменно живописна. Кажется, что в 1811 году она была немного поцелее390.
На возвратном пути видели ц<ерковь> Св. Бернгарда, или ротунду, принадлежавшую к баням Диоклетиана. Недалеко от нее:
Ц<ерковь> Ste Marie de la Victoire391. Хорошая архитектура и ослепительное богатство мраморов. Замечательнейшая из групп Бернинова Св. Терезия392: ангел над нею со стрелою, она тает от любви божественной. Сверху окно с желтыми стеклами. Тут ‘Троица’, par Guerchin, ‘St Francois’, par Dominicain393. Но мраморы, кот<орыми> покрыта и церковь, и капеллы, блестят великолепием и роскошью.
1/2 6<-го> звонят обедать.
29 н<оября> / 11 дек<абря>. Суббота. 1/2 5<-го>. Monte Testaccio394. Пирамида Кая Сестия395. Базил<ика> Св. Павла396. Баз<илика> Св. Севастиана и катакомбы391. Конюшни Каракаллы398. Цирк Каракаллы399. Гробница Сицилии Метеллы400. Храм Бахуса401. Источник Эгерии402. Храм Редикула403. Гробница Горации404. Поле сражения Горациев и Куриациев. Ворота св. Севастиана405. Арка Друзова406. Гробницы Сципионов407. Дворцы Кесарей408
Ехав к пирамиде Кая Сеста по берегу Тибра, налево на горе Авентинской видели куски стен от храма Геркулесова409 и храма Bona Dea410. В Тибре видели в трех местах остатки моста Sublicius, где сражался Коклес411. Вправо, далее, видели Monte Testaccio, составившуюся из обломков глиняной посуды. Тут же проезжали через небольшую арку, кот<орая> была будто построена в честь Горация412.
Пирамида Кая Сеста должна была сохраниться невредимою по причине и своей формы, и материала. По сторонам ее городская стена. Внутри одна только комната и на стенах маленькие фрески, крылатые женщины. — Славной Базилики Св. Павла мы видели одни только юные развалины413. Куски драгоценных древних колонн валяются по полу. Величайшая в Риме колонна чиполинского мрамора414 почти совсем уцелела. Гранитные вообще более потерпели. Портреты всех пап по карнизу уцелели. Готический балдахин над средним олтарем, под кот<орым> часть мощей П<етра> и Павла, мало потерпел, хотя сверху многое на него обрушилось. Проводник говорил, что это очевидное чудо. Мозаики в главной трибуне мало потерпели. Не доезжая сей ц<еркви>, налево на дороге маленькая церковь415, над дверью кот<орой> барельеф, представляющий ап<остолов> П<етра> и Павла, прощающихся идя на мучение416. Суеверие искажает самые трогательные предметы.
Баз<илика> Св. Севастьяна. Ц<ерковь> не огромна и не замечательна. Проводник показывал нам под одним олтарем следы на камне ап<остола> Петра и несколько истуканов, внутри кот<орых> мощи. ‘Dove sta diese Ступень?’ {‘Где эта ступень?’ (ит., нем., рус.).} — был вопрос г-на Горихв<остова>. В катакомбах около 200 т<ысяч> мучеников — всё мощи, но они оттуда взяты. В одной нише лежат кости усопших, не признаваемые за мощи, ибо на них не найдено знака, капли крови или тому подобного, отличающего кости святых.
Конюшни Каракалловы называются ныне храмом божеств цирка. Мы вошли в подземелье, видели круглую стену великой толщины. Вошли наверх на террасу, которой границею и основанием служит эта толстая стена.
Цирк Каракаллы. Остатки стен, где были ступени для сиденья. Посреди остатки фундамента, где стоял обелиск417. В сем цирке я сорвал полевой желтый цветок в конце ноября! Оттуда по полю, через засохшую, но благоуханную полынь, пошли к
Гробнице Сециллии Метеллы. И этим огромным кускам травертина418 как не противустоять времени! Внутри небольшая круглая комната, кот<орой> свод суживается кверху.
Храм Бахуса. Некрасив. Четыре колонны в стене очень хороши и принадлежали, вероятно, иному зданию419. Внутри на стене остатки фриза. Под полом, куда нас водили, какая-то комната, будто для оракула служившая. Против сего храма проводник наш — кустод, наряженный эрмитом420,— указал нам священный лесок Эгерии. (Позвонили к обеду.)
8 веч<ера>. Спустились по полю к
Источнику Эгерии. В горе три стены храма. В двух из них течет вода. Я помню, что видел это место прежде. Место уединенное. Я не знаю другого, где бы уединение было так ясно. Для меланхолии нигде не может быть более пищи. К тому же и Malaria! {малярия (ит.).}421 Идя далее по полю, где был лагерь Ганнибала422, пришли к
Храму Редикула. Небольшое 4-угольное здание довольно мелкого вкуса. V гов<орит>, что это не храм Редикула, но что-либо другое423.
Гробница Горации. По дороге, кажется Аппиевой424, налево круглая башенка, обросшая травою. Эту башню называют гроб<ницей> Горации. Тут и поле, на кот<ором> сражались Горации и Куриации. Сия Аппиева дорога ведет к
Воротам Св. Севастьяна. Эти ворота переделаны Велизарием или Нарци-сом425. Простая арка из больших камней. Против них
Арка Друзова. Огромна и хороша. Сверху пристройка для водопровода. Проехав через ворота и арку в город, остановились у ворот какого-то огорода. Нам дали свечей и повели в
Гробницы Сципионов. Если они замечательны, то, конечно, только древностию и именем Сципионов. В сем подземелье мы видели некоторые маленькие комнаты со сводами, где стояли гробницы, и вверху три таких комнаты. Эти гробницы открыты в новейшие времена при копании поцеланьа26. Найденные гробницы, бюсты перенесены в Ватикан427. — Сегодняшний осмотр заключили мы зрелищем великолепным. Погода была прекрасная, ветер утих, солнце грело. Мы вошли на
Развалины дворцов Кесарских. Какие развалины! Что тут было! Теперь что видно, принадлежало к нижнему этажу. Некоторые только стены остались от верхнего. С сих развалин против Авентинской горы прекрасный вид на Circus Maximus428, где было похищение сабинок, и на окрестности.
С другой стороны виден Колосей, также Бани Каракаллы, Vivarium, т<о> е<сть> церковь Св. Иоанна и Павла429, и проч. и проч. Но оттуда все видно! Видно и более, нежели сколько иные видеть бы хотели,— видна коса неумолимого и всесокрушающего времени!
30 н<оября> / 12 дек<абря>. Воскресенье. 1/4 <> {Час в рукописи не обозначен.}. Утро было прекрасное, и мы его провели прекрасно. Глаза и голова не устали от беспрестанного смотрения на различные предметы. Сначала был в капелле Систине430. Видели ту же церемонию, что и прежде. Мне и в другой раз было уже довольно скучно видеть эти совершенно пустые церемонии! Кардиналам вертели их мантии. Папе целовали ногу, кот<орую> он для этого приподнимал,— и это служение истинному Богу! Оттуда через Monte Cavallo (Monte Quirinale)431 поехали в
Villa Albani432. Только лишь вошли, я узнал ее. Сад не обширен, но дом заключает несметные богатства в статуях. — Владелец не пользуется сею виллою433. Он теперь едет легатом в Болонью. Фасад виллы прост и прекрасен. Внизу широкий портик, в нишах кот<орого> статуи императоров434. Направо и налево коридоры со статуями и бюстами. На лестнице барельефы древние, между коими один маленький представляет некоторых детей Ниобе, убиваемых Аполлоном435. Один из них на одной колене, так же как и в зале Н<иобы> во Ф<лоренции>436, в двух экземплярах. В верхнем этаже я заметил особенно: маленького Аполлона из бронзы (‘Apollon Sauroctone’ {‘Аполлон, убивающий ящерицу’ (фр.).})437, барельеф, представляющий ‘Le repos d’Hercule’ {‘Отдых Геркулеса’ (фр.).}438. В другой комнате, над камином, большой барельеф — голова Антонина — превосходный439. Был в Париже, и, кажется, я его помню. Посреди сего этажа великолепная зала, по стенам ее мозаиковые арабески и мраморы, на потолке фреск Менгса: Рафаель с музами440, колорит свежий, яркий, но рисунок, как мне кажется, не превосходный. В стенах же большие, очень хорошие древние барельефы. Внизу в одном портике или комнате (porche {портик, крытый вход (фр.).}) три прекрасные статуи кариатид441. Во многих комнатах под карнизом древние маски, очень большие. В одном из нижних коридоров замечателен бюст Александра Вел<икого>442. Я тут заметил и статую сидящую Фаустины443. В комнате Юноны444 прекрасная ваза, так же как и в комнате Кариатид, с отличными барельефами. В другом коридоре замечательна статуя Надежды445 самого древнего греческого стиля, похожего на египетский. Тут же Фавн и на плечах его маленький Бахус446, очень хороши. Подле сего коридора маленькая зала, где пол из древнего мозаика. В одной из прочих комнат я заметил барельеф: Диоген из бочки гов<орит> с Александром447. В этой же комнате я с большим любопытством смотрел на древний фреск, представляющий пейзаж: мост, коровы, деревья. Рисунок прекрасный. В одной комнате большая плоская ваза, или bassin {чаша (фр.).}, с барельефами: труды {Слово: труды написано над незачеркнутым: работы} Геркулеса448. Я не знаю, почему не эту, а флорентийскую вазу почитают первою. Я тою не был доволен. Далее, в другой комнате я заметил Фавна с желтой головою (из jaune antique {желтого античного мрамора (фр.).})449: лицо его живо изображает смех. В зале, где был биллиард (в особом здании), прекрасные колонны450. Подле нее в другой комнате маленькая статуя: ‘Une Syr&egrave,ne restaure en une Satyre femelle’ {‘Сирена, превращенная в женщину-сатира’ (фр.).}451. Проводник гов<орил>, что ее называют или почитают единственною, l’unica {единственной, уникальной (фр.).}. В здании против большого дома портик, дугою, установленный статуями, между ними я особенно заметил Езопа, с горбом на груди, и Бахуса, кот<орого> голова почитается справедливо прекрасною452. В галерее подле сего портика, в пиедесталах двух статуй, вделаны древние мозаики, на кот<орые> я смотрел с большим любопытством. Один представляет школу философов, другой ‘Hsion, expose au monstre’ {‘Гесиона, отданная чудовищу’ (фр.).}453. Сей последний гораздо лучше первого. — Сзади сего здания в портике статуя Рима454. Против сего портика маленькие каскады воды, кот<орые> за 13 лет живо врезались в моей памяти. Я помню их и портик главного дома со статуями императоров. Тут же или около две статуи актеров: точно наши мужички455. В другом месте сей виллы я видел статую, небольшую, актера с маскою в руке. — Солнце грело. Осмотрев, мы возвратились к террасе против дома, где в нишах колоссальные бюсты Тита и Траяна456. С веселым духом сели в коляску и поехали в
Виллу Боргезе457. Против ворот сей виллы стена городская Muro Torto458, называется так оттого, что наклонилась. По саду сей виллы мы долго ехали, прежде нежели доехали до крыльца дома. Комнаты величественные, и стены великолепные, но лучшие украшения, древние статуи, уже исчезли. При входе первая зала огромная, на потолке прекрасные фрески, сражение Фуриа Камилла, освободившее Рим от Галлов459. Вверху в средине Юпитер, как Саваоф. Перед ним Ремул на коленах,— как какой-нибудь Медицис или святой, молит о спасении Рима. Вообще рисунок хорош и колорит жив, ярок. Писано par Rossi460. В одной комнате группа Аполллон и Дафнея, превращающаяся в дерево461. Прекрасные формы. Легкость удивительная. Эта группа мирит меня, на сей раз, с Бернином. Тут манерного ничего не заметно. Лучшего произведения Бернина я не видал, да вряд ли он и сделал что-либо лучше сих превосходных статуй. Тут же его Давид, пастух, в положении согнутом, размахиваясь бросить камень462. Хорошая статуя. Если бы Bernin463 делал только голых статуй, то было бы менее в них манерного, но правда, что, кроме платья, он и в самом теле иногда очень манерен. В одной комнате, которая прежде называлась Египетскою464, и теперь в полу несколько египетских мозаиков очень хороших: большие головы, человеческие фигуры465. Другая комната украшена картинами англичанина Гамильтона466. Они недурны даже и после Фл<оренции> (здесь я не видал еще галерей). Из древних статуй сохранился здесь Гермафродит лежащий467: прекрасные формы. Вообще комнаты этого дворца прекрасны — но как будто варвары расхитили сокровища, их украшавшие468. — С большой аллеи мы пошли в сторону к озеру, посреди коего храм Эскулапа469. По аллеям расставлены древние статуи. На конце одной гробница с огромными барельефами470. Возвратились в город через Porta d Popolo471. Видели гуляющих в каретах и пешком. — Теперь 1/2 9<-го>. Я п<осле> об<еда> долго болтал с обедавшими. Сегодня за обедом говорили на 7 языках. Вавилонская башня!
1/13 декабря. Понед<ельник>. 1/2 8<-го> веч<ера>. С тяжелым брюхом и, след<овательно>, с невеселым духом потащился я сегодня в 1/2 10<-го> в Ватикан. По причине поста там иное совсем заперто, иное отпирается ненадолго. Я был сначала, так сказать, в преддверии Музея Chiaramonti472. Первый коридор (р. 487 V), или Corridor des Inscriptions {Коридор надписей (фр.).}473. Стена налево покрыта надгробными надписями христианскими. На многих видны изображения голубя с веткою, якоря, означающие христианство. В стене <направо> {В рукописи ошибочно повторено: налево.} вделаны надписи языческие. Тут же и другие древности, между коими я заметил колодезь, посвященный Церере474.
Через железную решетку вошли мы в Corridor Chiaramonti {Коридор Кьярамонти (фр.).}475. Тут я заметил две лежащие статуи с атрибутами осени и зимы. Думают, что они служили крышками для гробниц476. Не доходя еще до середины сего коридора, мы поворотили налево в
Nouveau bras du Muse Chiaramonti {Новое крыло Музея Кьярамонти (фр.).}477. Прекрасная галерея с гранитными, jaune antique {желтого античного мрамора (фр.).} и мраморными колоннами, с древним мозаиковым полом и барельефами. Посреди ее купол. Она уставлена превосходными статуями. Она построена в 1817 году, арх<итекторо>м Стерном. Потолок покрыт штуковыми розетами прекрасной работы. Между бюстами я заметил особенно Коммодов478, прекрасной работы. Между статуями: Минерву, Medica, потому что со змеею479. Драперия на сей статуе особенно хороша. Посреди галереи ротонда. Тут с одной стороны огромная лежащая статуя: Нил и на нем ребята480, Symbole des seizes coudes {символ шестнадцати локтей (фр.).}, гов<орит> V, aux quelles devait monter le dbordement de ses eaux {на которые должна подняться вода во время разлива (фр.).}481. На одном конце сего овала вверху бюст Пия VII, par Canova482. Тут пол из прекрасного древнего мозаика: на белом поле петухи и другие птицы. На углу овала к коридору статуя Венеры Anadyom&egrave,ne483: она держит свои волосы. В конце этой галереи замечательна статуя оратора Демосфена484: простота и натуральность не могут быть изображены легче и лучше. Тут же очень хорошая статуя Дианы в положении, когда она смотрит на Эндимиона485 В другой половине вышеозначенной ротонды, или овала, стеклянная дверь в сад. Тут группа, ‘Три грации’, которым удивлялся Винкельман486. Для меня Кановины лучше487. К тому же у здешних волосы как парики, и у одной назади торчат как пучок. Далее в галерее я заметил особенно прекрасную статую Паллады, surnomme de Velletri {так называемую из Веллетри (фр.).}488, где найдена, статую императора Нервы489 — тога с прекрасными складками. Возвратившись в коридор, мы скоро должны были его оставить и пошли в
Библиотеку490. Главная зала блестит фресками. Все стены ими покрыты491. Тут я опять нашел стол, где в барельефе представлен Павел I492. В конце сей залы показывали нам календарь русский, Tavole Capponiane {Каппониановы доски (ит.).} — изображение святых на нескольких досках: очень тонкая работа с славянскими надписями493. С другой стороны сей стены гробница, где показывают un draps d’amianthe {амиантовое полотно (фр.).}494. Потом мы были в двух галереях, где шкапы с книгами. В большой зале в шкапах манускрипты495. Сии галереи состоят из нескольких комнат. В одной статуя сидячая de St. Hippolyte v&egrave,que de Porto, sur son si&egrave,ge on remarque le cl&egrave,bre calendrier pascal {Святого Ипполита, епископа Порто, на его сиденье виден знаменитый пасхальный календарь (фр.).}496. Из окон виден сад Ватиканский, кот<орый> остался с 1811 г. в моей памяти. Другая из сих зал renferme un Muse sacr {представляет собой Священный музей (фр.).}497. В шкапах расположены различные священные вещи, найденные в древних гробах христианских, в катакомбах. Тут, м<ежду> пр<очим>, несколько распятий. На древнейших 4 гвоздя. Одно, поновее, с 3-мя. Проводник нам гов<орил>, что 3 гвоздя введены, вероятно, артистами, ибо это картиннее, нежели с 4 гвоздями. В сей же комнате портрет, fresque {фреска (фр.).}, Карла Великого IX-X в.498 Оч<ень> хор<ош> для того времени. Подле сей комнаты другая, коей стены покрыты исписанными папирусами499. На потолке фреск Менгса: История пишет на спине времени, Сатурна500. В других комнатах мы видели прекрасные т<ак> наз<ываемые> этрусские вазы501. Желтый цвет на них есть цвет глины, из кот<орой> они сделаны, черное сделано. Эти комнаты имеют по стенам фрески из жизни Пия VI и VII502. В одной комнате, последней, украшенной мраморами желтыми, в шкапах расположены различные вещи древние языческие. Между ними множество пенатов503: маленькие вазочки или человечки с руками и ногами. Тут же сплетенные женские волосы, найденные в древней гробнице. Часа 1 1/2 ходили мы по великолепным комнатам Библиотеки и потом пошли в
Ложи Рафаелевы504. Тут замечательна одна только фигура: Саваоф, разделяющий хаос505. Прекрасные арабески почти совсем исчезли. Наконец мы пошли на верх Петровской церкви506. Войдя на крышу, где стоит купол, мы очутились как будто на площади, окруженной зданиями. Ходили по первому карнизу. Смотря оттуда в церковь, пол казался ковром с узорами, люди куколками. Но я пошел далее между двух стен купола. У подножия самых верхних колонн, кот<орые> довольно велики вблизи, я смотрел на Рим и его окрестности. Как мал казался мне оттуда дворец Ватиканский! Площадь Св. Петра, Тибр, различные горы Рима, Колосей507, вдали горы и на них снег — какое зрелище! Потом смотрел в церковь из окна главы над куполом. Какая вышина! Наконец мы влезли и в самое ядро — там как баня. Оно более сажени в диаметре. Возвращаясь, я ходил на вторую галерею внутри купола, выше карниза,— и оттуда смотрел на внутренность церкви. Сойдя, посидел в церкви на пьедестале одной колонны. Смотрел, как верующие целовали ногу Св. Петра508, утирали ее платком и потом платком же глаза. — Домой потащился пешком, но не дошел. Обедал у L&egrave,pre509, против нашего трактира. Ел 3 блюда зелени и котлету и на 2 байокка510 вина. После в большом кафе съел два мор<оженых> и прочел флорентийскую газету. Около одного биллиарда сидела и стояла куча народа и смотрела на игру без киев. Какое забавное занятие — смотреть на это!
1/2 9<-го>. У L&egrave,pre очень нечисто, но народу множество. Погода и сегодня была прекрасная.
2/14 дек<абря>. Вторник. 1/2 10<-го>. Собираемся в Ватикан. Вчера, возвр<ащаясь> оттуда домой, меня чуть было не задавила коляска, скакавшая почти во весь дух, за нею скакала другая, кот<орая> едва было не задавила нашего л<он>лакея511 Гаетана. Этот л<он>л<акей> очень хорош, знает здесь многое и усерден. Погода и сегодня прекрасная. Я сейчас им<ел> хор<ошо> н. н.
8 веч<ера>. Сегодня видел музеум Ватиканский, построенный Пием VI512. Видел, чего никогда не видывал! Статуи в сторону, что за роскошь в здании! Какие залы, какие бесконечные галереи! И что в этих залах и в этих галереях! Что заключают в себе кабинеты, окружающие двор бельведерский513! Все это ни в сказке сказать, ни пером написать! Что за народ были эти римляне! Как варварство, нужда и суеверство истребляли их создания, как много их и теперь существует. Варвары ломали их статуи, воевавшие укреплялись в их памятниках, бросали с сих укреплений статуями на осаждавших, попы ломали и обдирали прекраснейшие здания для украшения церквей и для строения палат! И после всего этого существует музеум Ватиканский, существует Villa Albani, Pamphili-Doria514 и десятки других! Но общее хранилище всего земного — земля, может быть, кроет в недрах своих еще другие сокровища, которые могли бы наполнить другие музеумы! Переходя из залы в залу, изумление мое более и более усиливалось. Наконец я вошел в пустую длинную галерею карт географических515, и от пустоты свет просиял в ослепленных глазах моих. Я отдохнул. — Постараюсь для воспоминания означить здесь некоторые из виденных мною предметов.
Из первого коридора, Надписей516, вошли мы, как и вчера, через решетку в Corridor Chiaramonti {Коридор Кьярамонти (фр.).}517. Я продолжал осматривать начатое вчера. В одном маленьком барельефе видел колесницу о 4-х колесах: похожа на нашу телегу или на бричку без крыши. Прекрасный бюст Августа в молодости518. Маленькая черная свинка, кот<орую> я заметил потому, что она той же формы, как флорентийская. Из сего коридора лестница, украшенная арабесками Даниеля Волтерра519, ведет в
Muse Pio-Clementin {Музей Пио Клементино (фр.).}520. Пий VI более всех участвовал в устроении сего собрания древностей. В 4-угольных сенях521 стоит славный торс522. Тут же гробница, большая, Сципиона, и в стенах надписи, найденные в кладбище Сципионов523.
Из сеней круглых балкон. Оттуда прекрасный вид — почему сия часть Ватикана называется Бельведером524.
В Комнате Мелеагра посреди прекрасная его статуя с собакою и кабаньею головою525.
Портик около двора заключает в себе главнейшие богатства. Тут в открытых комнатах большие гробницы, вазы, статуи, в особых закрытых кабинетах — Лаокоон526, Аполлон527 и Персей528. Сей последний показался мне и ныне таковым же, как за 13 лет,— без жизни. Беда в том, что он напоминает Аполлона, единственного Аполлона, который поразил меня сегодня прелестью выражения в лице. Он пустил стрелу, и гнев на лице его, и гнев не человеческий, но высокий, божественный. Бойцы Кановины529, в своем роде, лучше Персея, кот<орый> не может быть сравнен и с прекрасною статуею Меркурия Бельведерского (без правой руки)530. Мне нравилась группа Лаокоонова, сделанная Бандинелли531, во Фл<оренции>, но теперь я согласен с Кефалидесом, что копия похожа на оригинал, как die Rckseite {оборотная сторона (нем.).} картины на переднюю: выражение страдания на лице старца непостижимо.
В Зале животных533, богатой прекраснейшими произведениями, особенно я заметил Геркулеса, кот<орый> тащит на веревке Цербера, оленя, en albtre fleuri {из цветного алебастра (фр.).}534.
В Галерее статуй535 заметил лежащую статую Фении Nicopolis536, потому что канапе, на кот<ором> она лежит, точно такое, как бывают ныне, большую статую Ариадны, abandonee {покинутой (фр.).}, которую называют и Клеопатрою537.
В Зале бюстов, в конце, в нише сидячая статуя Юпитера с орлом в ногах и с кудрями на голове и в бороде — прекрасная статуя538! Подле сей залы
Кабинет539, прекрасная, богатая комната с колоннами, фресками, скамьями из порфира. Из порфира же один прекрасный стул с дырою в седалище540. V называет его просто chaise perce {стул с отверстием (фр.).}541. Не знаю, служил ли он для известного употребления. Тут же в полу прекрасный древний мозаик.
Зала муз прекрасна. В ней особенно мне понравилась Мельпомена, с одною ногою на возвышении543, и Талия544. Терпсихора, муза пляски, представлена сидящею545. Ей бы лучше, кажется, стоять546. Бюст Зенона прекрасен — он смотрит вверх с каким-то особым чувством547. Бюст Демосфена похож на статую, виденную мною вчера548. Прекрасный бюст Перикла замечателен и потому, что единственный549. Статуя Аполлона, Cithar&egrave,de550, одета в сарафан и мантию длинную. На лире его представлен висячий Marsyas551. Пол из мозаика. На нем представлены маски и актеры552. Сии последние, в полосатых платьях, похожих на татарские или мордовские. В вилле Боргезе553 мы видели такие же фигуры, и кустод554 называл там мозаик египетским,— вероятно, по платью актерскому.
Круглая зала555огромна, величественна. Вокруг расставлены колоссальные бюсты, в нишах колоссальные статуи, между коими я заметил особенно сидящего Нерву с венком (из бронзы) на голове556. Пол — великолепный древний мозаик557. Статуи и бюсты все отлично хороши. Всех здесь негде означить. В середине залы порфировая ваза удивительной величины, круглая558.
Зала греческим <крестом> {В рукописи символ — крест.}559. Двери велики, но и только. Особенного в них ничего нет. И тут славные статуи. Наиболее же бросаются в глаза две ужасные гробницы, или урны, порфировые: Св. Констанции и Св. Елены560. Они 4-угольные, почти кубические. Покрыты барельефами, на одной очень дурными, на другой порядочными. Из сей комнаты середняя широкая лестница ведет вниз (см. карт<инку>, кот<орая> представляет лестницу снизу561), две по сторонам — вверх. Мы вошли по одной из сих последних в величественные сени и, повернув направо, очутились в
Зале Колесницы562. Она с двумя лошадьми стоит посреди комнаты. Вокруг между прочими статуя с длинною бородою и с надписью Сарданапал. Иные гов<орят>, это брадатый Бахус563.
Статуя воина, кот<орого> одна нога на каске, кот<оры>й представлен на моей лубочной картине как боец. Это Алкивиад564. Подле сего бойца на картине статуя voile et richement drape dans l’attitude de sacrifier {под покрывалом и богато драпированная в жертвенной позе (фр.).}565. Первая статуя на картине слева — Аполлон, убивающий ящерицу — прекрасна566. Отсюда мы пошли в длинную
Галерею канделабров567. Я был рад, что V не описывает в подробности множества предметов, здесь расставленных568. Отсюда в Галерею географических карт, для меня — отдыха. Назад мы шли с триумфом, исполнив дело трудное осмотра. Это возвращение было для меня наслаждением.
Из Ватикана пошли в ц<ерковь> Св. Андрея della Valle569 огромная. Своды главной трибуны покрыты прекрасными фресками Доминикина. Наконец были в Пантеоне570. Портик, как по всему видно, пристроен к ротонде после571. Внутри он еще лучше, если возможно, нежели снаружи. Немного издали на сей же площади это прекрасное простотою здание нравится еще более. — Об<едал> у L&egrave,pre572. Ел в 1-й раз broccoli strascinati {брокколи страшинати (ит.).}573 — очень вкусны. Потом с Матвеевым574 ели мороженое и видели предлинную процессию масок с факелами, шедшую провожать в могилу какого-то кассира. Теперь 1/2 10 <-го>. Пора перестать. Устал.
3/15 дек<абря>. Середа. 9 веч<ера>. Сегодня видел торжество живописи — комнаты Рафаелевы и в галерее две его картины575. В полной мере наслаждаться сим зрелищем препятствует мысль, что видишь все это, вероятно, в последний раз в жизни. Не имею ни времени ни духа, для того чтобы означить в подробности предметы, наиболее меня поразившие. Означу для порядка, в общих чертах, что обозрел сегодня.
L’appartement Borgia {Здесь и далее в рукописи: stracinati Апартаменты Борджиа (фр.).}576. Несколько, впрочем, довольно мрачных зал, наполненных бюстами и пр. Замечательнейшее здесь древний фреск, известный под названием ‘Les nozze d’Aldobrandini’ {‘Альдобрандинская свадьба’ (ит., фр.).}577. Жених и невеста сидят на постеле. По сторонам группы около жертвенников. Рисунок прекрасный. В этой же комнате другие фрески древние с женскими фигурами и именами. Для костюмов эти остатки древности весьма любопытны. Один из моих товарищей находил недостатки в живописи, другой почитал это Рафаелевыми картинами! В последней комнате составленная из кусков бронзовая колесница578.
Египетский и аттический музеум579. Тут бюсты и в коридоре дугою 10 египетских статуй, мумия и несколько мелких вещей египетских.
Комнаты Рафаелевы. В первой комнате580 главный фреск — пожар581. Что сказать о нем после Дюпати582? ‘Пылания мало’,— заметил мой товарищ! Против сей картины под окном: оправдание и присяга папы Св. Льва IV пред Карлом Вел<иким>583. Налево победа Св. Леона IV над сарацинами584. Направо коронация Карла Вел<икого> в ц<еркви> Св. Петра585. На потолке — фрески Перужина, которые Рафаель не хотел замарать586. Во второй комнате587 школа Афинская588, от окна налево (я разумею везде окна передние направо из дверей). Какая богатая композиция! Тут между прочими портрет П<ьетро> Перужина и самого Рафаеля589. Направо ‘Спор о Св. Причастии’ (St Sacrement {Святое причастие (фр.).})590. И тут нельзя не удивляться композиции на заданную Папою тему. Над окном Парнас и Аполлон со скрипкою591. Напротив Юриспруденция в виде мудрости, умеренности (с вожжами) и силы (с деревом)592. На потолке Раф<аэле>вы же фрески593. В третьей комнате от окна налево Гелиодор, изгоняемый ангелами из церкви, им ограбленной594. В сем же фреске Юлий II на носилках. Напротив Св. Лев I, выходящий во сретение Атиллы595. Над задним окном чудо крови в причастии596. Над передним известный фреск с 4 светами: ангел, выводящий Петра-ап<остола> из тюрьмы597. В четвертой, более прочих, комнате598 на стене против окон сражение и победа Константина над Максенцием599. Какое множество фигур и сколь различны их положения! По краям сей картины две фигуры самого Раф<аэля> масляными красками: Правосудие (кот<орое> я часто видал на эстампах и не всегда в Совете) и Bnignit {Милосердие (фр.).} (Comitas {Кротость, милосердие (лат.).})600: обе в зеленых мантиях. Этот фреск по рисунку Раф<аэля> сделан Юлием Романом. Его же фреск от окон налево: явление креста (сим победиша) Конст<анти>ну, когда он пред сражением говорит речь войску601. Напротив его ‘Крещение’, par Fattore602. Между окнами Константин на коленах дарит Папе Рим, par del Colle, по рисунку Раф<аэля>603.
Картинная галерея601. Она невелика и тем приятнее для осмотра. В первой комнате две картины Fiesole, из кот<орых> одна гораздо хуже другой605. Три таинства, маленькие фигуры, Раф<аэля> 1-й ман<еры>606. В следующей комнате ‘Преображение’607 с непостижимо выразительными лицами. Первая картина в свете! Тут же ‘Причащение Св. Гиеронима’608. Лицо старца удивительно хорошо. Также и фигура в ризе, род диакона или дьячка, стоящая на коленах, прекрасна простотою в лице и каким-то невинным добродушием. Не знаю, что-то доброе, мягкое видно в этом лице. В 3-й комнате ‘La Piet’ {‘Пьета’ (‘Оплакивание Христа’, от ит. piet — жалость, сочувствие).}, du Caravage609. ‘Воскресение’, П<ьетро> Перуд-жина, где он сделал портрет Раф<аэля> в лице спящего воина, а Рафаель — портрет Перуджина в лице воина устрашенного610. Но вообще рисунок, особливо Христа, очень steif {жесткий (нем.).}. Его же картина ‘ Богородица со святыми’ гораздо лучше611. Тут же ‘Вознесение и коронование Богородицы’612, V гов<орит>: dessin de Raphael, excut par le Fattore и Jules Romain {выполнено Фатторе и Джулио Романо по рисунку Рафаэля (фр.).}613. Но я, видя, что верхние фигуры: Христос, Богоматерь и особенно ангелы — несравненно лучше нижних, спросил кустода614, кот<орый> отв<ечал>, что верхние писаны самим Раф<аэлем>. В 4-й комнате ‘St Romuald’, par Andr Sacchi615: монахи в белых рясах, о кот<орых> гов<орил> еще нам Фиорилло616. В 5-й комнате прекрасная или ужасная картина Ник<ола> Пуссеня: ‘Мучение Св. Еразма’617. В 6-й комнате божественная картина Раф<аэля> ‘Madonna di Foligno’618. Внизу прелестный ангел, держащий доску и смотрящий вверх. При слове Foligno: ‘Что? Она там явилась?’ — был вопрос моего товарища. Тут же ‘Магдалена’ Гверчинова619 — сильные тени. Из Ватикана зашли взглянуть на огромную ц<ерковь> Св. Духа620. Потом были в
Palazzo Sciarra621. Тут есть прекрасные картины. Особливо заметны: неизвестный портрет, par Rafael, в шубе и с такими же волосами и шапкою622, как его собственные портреты. ‘Une dcolation’ {‘Усекновение головы’ (фр.).}, par Giorgione623. Эта картина далека от его картин в P Pitti624. ‘Les joueurs’ {‘Игроки’ (фр.).}, par Caravage625. ‘La Vanit et la Modestie’ {‘Тщеславие и Скромность’ (фр.).}, славная картина Леон<ардо> да Винчи626. Первая фигура похожа (но постарее) на несравненную его ‘Голоферну’ в Трибуне627. ‘Магдалина’, прелестнейшая, Гвидо628. Маленький bauche {эскиз (фр.).} Ник<ола> Пуссеня, картины его ‘Мучение Св. Еразма’, что в Ватикане629. Семейство Тициана с его портретом, им писанная картина630. Его же портрет женский, прелестный631. Другая ‘Магдалина’ Гвидова632, но первая нравится мне более.
Оттуда зашел в 1-й раз в Cab de lecture {Кабинет для чтения (фр.).}633. Читал ‘Constit‘ и ‘Allg Zeitung’. Из Гиспании ужасные глупости634. Обедал в ресторации635 с русскими артистами. После обеда ел мороженое в большом кафе, Pal Ruspoli636. — Завтра берем коляску. Повечеру я всегда сержусь на себя за то, что не хладнокровно слышу замечания и вопросы товарищей моих, старого и нового. Теперь 10 часов по моим часам, кот<орые> минут 20 против здешних впереди. — Погода и сегодня была прекрасная. — Поутру, как ехали в Ват<икан>, было свежо, но, когда шли оттуда, солнце грело.
4/16 дек<абря>. Четверг. 1/2 10<-го>. Три дня об<едал> в ресторации. Ел одну только котлету. Зелени: шпинат, цв<етную> капусту с маслом пров<анским>, брокули strascinati637 и яблочный компот, вина с водою 1/2 бут<ылки> и три дня имел порядочно н. н. Буду продолжать.
1/2 5<-го>. Поехали в 10 час<ов>, возвр<атились> теперь. Сады Саллустия638 были первым предметом нашего осмотра. Тут виноградник. Сады были в долине между горою Квиринальскою и Pincio. В этой долине видны развалины, хорошо сохранившиеся, древнего круглого храма Венеры. Также видны стены, поддерживающие Квиринальскую гору639. Наш Гаетан гов<орил>, что ниши в стене служили для преторианцев640. Над храмом показали нам дыру, через кот<орую> будто спускали провинившихся весталок641 в подземные комнаты, кот<орые> мы видели подле храма. V гов<орит> только, что тут поле — Champ Sclrat {Проклятое поле (фр.).},— где их погребали живых642. Оттуда поехали через Porta Pia643 в
Ц<ерковь> Ste Agn&egrave,s644. Взошед, спустились по лестнице направо в церковь. Эта ц<ерковь> построена Константином Вел<иким>. Замечательнейшее тут прекрасный бюст И<исуса> Хр<иста>, par Michelange645. Подле этой
Ц<ерковь> Св. Констанции, почитаемая храмом Бахуса древле646, по причине мозаиков, представляющих собирание винограда. Эта ц<ерковь> круглая. Первый большой круг обнесен колоннами. Эти колонны стоят по две вместе и коринфского ордена, exemple unique dans l’aniquit {единственный пример в античности (фр.).}, гов<орит> V647. Здесь найдена гробница порфировая, кот<орую> я видел в Ватикане, Св. Констанции648. С милю оттуда по большой дороге переехали мост Nomentanus649, подле коего вправо Святая Гора, на кот<орую> бегали бедные, и оттуда ласками и хитростию возвращали их богатые650. Мы взошли на сию гору. Погода была пасмурна. Вид только на степь, где летом свирепствует Malaria {малярия (ит.).}. Мы сошли с нее, не приглашаемые ничем, кроме надобности ехать назад. Возвратившись <в> город, были во
дворце Monte Cavallo651. Двор величественный, 4-угольный с портиком. Лошади, хотя и Фидиасовы652, меня не удивили. Мы были в комнатах, устроенных для авст<рийского> императора653. Они хороши, украшены хорошими фресками, между коими замечательнейший в спальней императрицы: Кесарь, диктующий 4 секретарям, par Palagi654. С балкона сей комнаты виден весь Рим. Вообще ни в одном городе, думаю, нет столько мест с прекрасными видами, как здесь, по причине 10 гор, на кот<орых> стоит Рим655. Между картинами я особенно заметил: маленькую, ‘Преображение’, самим же Раф<аелем> писанное, une bauche {эскиз (фр.).}656. По крайней мере кустод657 так гов<орил>, и это вероятно. Св. Петр и Св. Павел, par Fr Barthol della Porta658. Нельзя не узнать их, видев его апостолов во Фл<оренции>659. Копия Рафаелева Иоанна, par Jules Romain660. В капелле661 Гвидово ‘Благовещение’662 отлично хорошо, особливо лицо Богоматери и ангела. Походив по саду, пошли в ближний
Пал<аццо> Роспильози663, и там я опять увидел Гвидову ‘Аврору’664. Что за прелесть в композиции и отделке! Аврора летит, сыпля цветы перед колесницею. Она мне особенно нравится. Прочие фигуры также прекрасны. Золотые и голубые облака веют свежестию. Совершенство! В двух комнатах сего же павильона замечательна ‘Андромеда’, Гвидова же665. Голова и туловище прелестны. Нижняя часть не так-то: рисунок, кажется, не хорош. ‘Сампсон, разоряющий храм’, Луд<овико> Караша666,— сильная кисть. ‘Торжество Давида’, par Dominiquin667.
В La Farnsine668 видели прелестнейший фреск, Амура и Психею, сделанный по рисункам Рафаеля669. Одна нимфа спиною к зрителям особенно нам понравилась, и мы увидели в V, что этою прелестною спиною занимался Раф<аель>. Амуры в люнетах бесподобны. В другой комнате ‘Галатея’670 — и тут амуры, и она, и всё!
1/2 9<-го> вечера. Palazzo Corsini671. Вошед до половины прекрасной двойной лестницы, я остановился и смотрел в окно: вид на Яникольскую гору672 прекрасный. В сем доме мы видели небольшой, очень хороший древний мозаик: un Bouvier {погонщик быков (фр.).}673 — человек с двумя быками. Много хороших картин. Два портрета. Голбейнов: Лютер и жена его — совсем не похожи на другие их портреты674. ‘Св<ятая> Фамилия’, Fra Barthol de St Marc675, замечательна. Внизу и другие фигуры, Albano676, легко узнать по какой-то нежности, grace {прелести (фр.).}. Портрет Юлия II, репетиция, Раф<аэля>677. Портрет Филиппа II в молодости, Тициана, похож на другой портрет сего чудовища во Фл<оренции>678: черты лицемера. Курульский, но мраморный стул679. ‘Богоматерь’ And del Sarto680. Христос очень хорош. Копия с фл<оренти>нской ‘Форнарины’, par Jules Romain681. Две маленькие картины, ‘Благовещение’ и другая, Мих<ель->Анжа682. Но я видел в них совсем не тот стиль, не ту кисть, каковые видны в фл<орентийских> его картинах683. Там сила в рисунке. Здесь гладкость и яркий колорит. ‘Геродиада’, Гвидова684, с главою Иоанна, славная и известная картина. ‘La femme adult&egrave,re {Грешница (фр.).} перед Христом’, Тинторета685, прекрасна по колориту и по прелестному выражению на лице грешницы. Тут же и чей-то портрет par Giorgione686. ‘Богоматерь со Хр<истом>‘, par Morillos,— фигуры, похожие на две его Богоматери в P Pitti687. Но лицо Богоматери совсем не Мадоннино. Наконец, прекрасная ‘Ste Famille’ {‘Святое семейство’ (фр.).} Николая Пуссеня688. — Сею галереею мы кончили наш сегодняшний осмотр. Хотя погода была пасмурна, но я доволен утром. В коляске точно приятно осматривать. Пешком трудно и, след<овательно>, скучно. Редкие картины меня теперь останавливают. Глаза к ним пригляделись, но с удовольствием смотрю на знакомцев своих по Флоренции. Особливо Андрея del Sarto689. ‘Аврора’, потолок и ‘Галатея’ в Фарнезине всего более меня сегодня занимали. На ‘Аврору’ не мог насмотреться. — Обедал у L&egrave,pre690, ел одну котлету и 4 порции зелени. В большом Caf ел мороженое с ромом и читал эдикт папский против непристойной одежды женщин691. В предисловии между пр<очим> говорится, что от непристойной одежды женщин приключались многие беды христианству: приводятся слова каких-то святых, что женщины должны ходить в ц<ерковь> в шляпе с вуалем. Хозяева, родители, портные, модистки и все, торгующие женскими нарядами, подвергаются ответу пред законом за непристойное одеяние женщин. Папа692, говорят, был порядочный galant {волокита (фр.).} в свое время и что у него есть дочь. — Сегодня за городом встретили одного монаха верхом с двумя индейками. Для чего Папа и о пристойности в отношении к монахам и попам не подумает! Для чего не подумает о пристойности римских улиц? Одним коридором в Ватикане менее и тротуаром по Курсу более — было бы хорошо.
5/17 д<екабря>. Пятница. 11 ч<асов> утра. Сегодня писал в Россию {Рядом выставлено: No 17}.
1/2 9<-го> веч<ера>. Написав письмо, пошел в Palazzo Doria на Курсе693. Огромный дом, большие комнаты, галереи. Множество картин. Замечательнейшие из них два пейзажа Claude Лорена694. Один: славная его мельница, кот<орой> эстамп был у нас между картинами кн<язя> Гаг<арина>. Вода сделана прекрасно. Другой: жертвоприношение Аполлону в храме Дельфийском. Другие известные картины сей галереи, говорят, заменены копиями. Но Гарофалы695, думаю, оригинальные и служат, вместе с Лореном, лучшим украшением галереи. Первая комната наполнена ландшафтами Гаспара Пуссеня696 la gouache {гуашью (фр.).}, водяными красками. Во второй его же большие ландшафты масляными. Между картинами других комнат я заметил: портрет Махиавеля, par Andr d Sarto697. Этот портрет, кажется, не совсем похож на бюст его в Фл<орентийс>кой галерее. Тут он в профиль похож немного на Питта698. Прекрасная картина Сальватора Розы ‘Смерть Авеля’699. Два портрета в одной картине, Бартола и Бальдуса, Рафаеля700. ‘Снятие со креста’, Вазари701. Я смотрел на нее как на произведение знакомого живописца. ‘Св<ятая> Фамилия’ Перуджина702. Богоматерь совсем не Мадонна, а простая дюжая баба. Я не узнаю в сей картине тонкой кисти Перуджина. Пейзажи Доминикина703, кот<орых> здесь несколько, кажется, незначительны. Портрет Карла II (вероятно, гиспанского) почти в рост, p Giorgione704. Кажется, или испортился, или не был никогда так хорош, как другие портреты сего отличного живописца. Портрет Гольбейна, peint par lui-mme {написанный им самим (фр.).}705, о<чень> хорош. ‘La visitation de la Vierge’ {‘Встреча Девы Марии’ (фр.).}, большая картина Гарофало706. Кисть его похожа на Перуджинову, но полнее. ‘Борьба амуров с гениями Бахуса’, par Gessi707, очень милая картина. Один из пейзажей Cl Лорена (кроме двух главных708): ‘Отдохновение в Египте’709. Портрет или фигура женщины, Morillo710, прекрасная картина. ‘Блудный сын’, Гверчинов711. Тут три фигуры, отец в какой-то чалме. Я это замечаю, потому что такую же чалму видел на сей же фигуре в Невском монастыре712. Два прелестные же пейзажа Торрежиани713. Я не видывал прежде произведений сего столь отличного живописца. Св. Екатерина, Garofalo714. Тут он подходит более к живописцам последовавших времен (я хотя не знаю, когда он жил, но по кисти сужу, что он должен быть из ранних. Посмотрю в V715. — Справился и вижу, что ошибся. Рафаель умер в 1520, а Гарофало в 1695 году716). Виденные нами картины Герарда delle notti, женские лица со свечами, совсем нехороши717. Вероятно, они копии, заменяющие бывшие тут оригиналы. Четыре скупых, un ouvrage classique du marchal-ferrant d’Anvers {классическое произведение кузнеца из Антверпена (фр.).}718 — отменное выражение в гадких лицах. ‘Рождество Христово’, большая картина, отменно хорошая, сколько помню, Гарофало719. ‘Распятие’, маленькая картина Мих<ель->Анжа720. И тут не та кисть, что во Фл<оренции>721. Не понимаю сей разницы между римскими и фл<орентийски>ми его картинами. Прекрасная картина, пир деревенский, Теньера722. Но вот лучшая, по мне, картина, которую я выбрал бы из всей галереи: ‘Le portait de la Reine Jeanne la jeune’ {‘Портрет королевы Иоанны в молодости’ (фр.).}, par Lonard da Vinci723. Прелесть, уже по одному сходству с его ‘Геродиадой’ в Трибуне724. Этого сходства я не понимаю. Флорентийский гид гов<орит>, что эти лица да Винчи взяты не помню с какой-то статуи725, кот<орую> я видел и нашел сходство. Но откуда взялось сходство этой статуи с королевским величеством? Как бы то ни было, этот портрет с прелестнейшим лицом, с богатою малинового бархатною мантиею — превосходен. Копия des ‘Noces Aldobrandines’ {‘Альдобрандинской свадьбы’ (фр.).}, par N Poussin726. Парадные комнаты, где также есть картины, мы только пробежали. Кустод727 сказал, что можно прийти в другое время. Но мы не пойдем. Оттуда пошли на Капитолийскую гору в ц<ерковь> Maria d’Aracoeli728. Большая церковь с древними колоннами, из кот<орых> на одной древняя надпись: a cubiculo augustorum {из опочивальни Августа (лат.).}729. За олтарем прекрасная картина, Богоматерь и пр., приписываемая Юлию Роману730. Над олтарем Богоматерь Св. Луки731. Ходили по монастырю и любовались обширными видами на город. Оттуда пошли в ц<ерковь> del Gesu732. Тут слушали поучение и проповедь. Первое было не худо. Езуит гов<орил> языком народного проповедника, как родители должны поступать с детьми. ‘Разобьют стакан, их колотят. Солгут, украдут — ничего’. Но заключение сего поучения было слишком площадное. Проповедник приглашал в ц<ерковь> в следующее воскресенье. ‘Будет трапеза (pranzo), Богоматерь pensera per tutti {подумает обо всех (ит.).}. Но не ожидайте жирной телятины — будет тело Христово’. — Проповедь состояла в том, что ‘как ни переворачивай листы в Евангелии, все учение его состоит в трех вещах: la Mortificazione, l’Umilit, la Povert {Умерщвление плоти, Смирение, Бедность (ит.).}’. О любви христианской ни слова. Заключение было патетическое. ‘Misericordia! {Милосердие (ит.).} кричите все’,— гов<орил> он. И все прокричали: Misericordia, и я с ними, за что и негодовал на себя. Но неловко сидеть посреди толпы, стоящей на коленах. Идея, что надобно сообразоваться с обычаями земли, в кот<орой> живешь, владела мною. Обедал в рест<орации> и слышал там от русских, что в П<етер>бурге было наводнение733, какого никогда не бывало. Все заметили, что бедные от сего долженствовали потерпеть наиболее, живя внизу. 1/